Category Банки

РБК: Набиуллина рассказала о трех стадиях принятия низкой инфляции

Низкая инфляция — это «абсолютное благо» для граждан, но люди медленно привыкают к изменениям, заявила глава Центробанка Эльвира Набиуллина.

Низкий уровень инфляции, которого удалось достичь в 2017 году, является «абсолютным благом» для потребителей, так как «не съедаются зарплаты и сбережения», заявила глава ЦБ Эльвира Набиуллина в ходе пленарной сессии на Гайдаровском форуме в Москве, передает корреспондент РБК.

Низкая инфляция — это долгосрочный структурный фактор, подчеркнула Набиуллина, и подстройка к нему произойдет не сразу. «Можно провести аналогию: специалисты по менеджменту говорят о том, что происходит несколько стадий привыкания людей к изменениям. Сначала люди отвергают какие-то цели, смеются, говорят, что это недостижимо, это нереально. Вторая стадия — это когда возникают сомнения в результате. Вроде бы цифры говорят [о низкой инфляции], а есть сомнения, что это не так, неправда. А третья стадия — когда это становится нормой, естественным, люди не замечают, и тогда начинается реальное пользование благами низкой инфляции», — заявила глава ЦБ. По словам Набиуллиной, в регуляторе мечтают о переходе к третьей стадии и надеются перейти к ней в ближайшее время.

Также Набиуллина заявила, что низкий уровень инфляции — это «не счастливое стечение обстоятельств, а результат последовательной политики». Благодаря снижению инфляции удалось сократить падение доходов. «Наши расчеты показывают, что если бы инфляция была более высокой, то доходы населения съедались бы еще быстрее, потребление падало бы еще быстрее», — подчеркнула она.

Инфляция в 2017 году достигла таргета ЦБ, который составляет 4%, а затем опустилась еще ниже — по итогам года цены выросли всего лишь на 2,5%. Темпы роста цен, как ожидает ЦБ, вернутся к 4% в течение года, однако они могут колебаться и вверх, и вниз от таргета регулятора.

Анна МОГИЛЕВСКАЯ

Read More

Forbes Russia: Национализация рисков. Госбанки станут олицетворять банковскую систему страны

Кредитовать корпоративный сектор будут госбанки, при этом кредиты достанутся экспортерам и крупным государственным компаниям, а также негосударственным, получающим устойчивые государственные заказы и субсидии.

Банковскую систему принято считать ответственной за обеспечение экономического роста финансовыми ресурсами. Рассуждение широко распространенное, но не соответствующее реальному положению дел в отечественной экономике, да и не только в отечественной. Статистика такова, что наши банки в инвестиционном процессе реального сектора решающей роли не играют. Доля кредитов банков в общем объеме инвестиций отечественных компаний до сих пор не превышала 10–15%.

Другими словами, источником инвестиционного роста экономики страны были и оставались финансовые ресурсы самих компаний нефинансового сектора плюс средства, привлеченные ими на международных и местных рынках капиталов или на худой конец из государственного бюджета. Последние два десятилетия именно наличие у предприятий достаточной для обеспечения инвестиций собственной прибыли, а также доступ к прямым и портфельным иностранным инвестициям играли решающую роль в поддержке роста экономики страны.

Позитивное же воздействие коммерческих банков на экономический рост осуществляется в нашей стране в основном по каналу кредитной поддержки оборотного капитала компаний, кредитования потребительского спроса, ипотечного кредитования и непосредственно кредитования самого процесса жилищного и коммерческого строительства. Кроме того, банки обеспечивают потребность предприятий реального сектора в осуществлении платежей и расчетов, из года в год снижая издержки для клиентов и создавая более удобный сервис. И это хорошая новость.

Плохая же новость в том, что все финансовые средства граждан и предприятий находятся на банковских счетах, и, если с банками возникнет проблема, она станет проблемой для держателей счетов, а затем и для всей экономики. Именно поэтому власти любой страны трепетно относятся к поддержанию устойчивости банковской системы и, если все-таки проблемы случаются, тратят немалые деньги на рекапитализацию банков. Надо понимать, что во всем мире, и в России тоже, власти, спасая банки, спасают не их акционеров, а деньги граждан и предприятий, которые могут вслед за банками стать банкротами, оставив без средств к существованию своих работников.

В отечественной финансовой системе необходимость в санации крупных банков исторически назревала и стала очевидной после 10 лет крайне слабого, периодически кризисного развития экономики и сжатия доли рынка негосударственных банков. Десятилетняя стагнация и пара кризисов, которые сделали бенефициарами банковского бизнеса государственные банки, не прошли бесследно для частных банков.

Большинство коммерческих банков негосударственного сектора под давлением накопленных проблем и в отсутствие перспектив как-то их решить за счет роста бизнеса уже ушли или уйдут с рынка.

Ближайшие перспективы возобновления динамичного экономического роста пока туманны. В стране просто нет достаточных ресурсов — финансовых, технологических, профессиональных. Притом что значительная часть располагаемых финансовых и трудовых ресурсов отвлекается на непроизводительные цели. Третий квартал 2017 года показал рекордные цифры банкротства компаний нефинансового сектора, что свидетельствует о том, что если банк не имеет дело с крупными компаниями сырьевого сектора или крупными компаниями первого передела — экспортерами, то корпоративное кредитование остальных компаний остается для него очень рискованным, если не сказать токсичным. Поскольку кредитование гигантов сырьевого сектора — привилегия крупных государственных банков, то что остается другим?

Поэтому частные банки идут в сектор розничного кредитования, наращивая кредитование потребления, выдают в ускоренном темпе ипотечные кредиты и кредиты малому бизнесу. Поскольку этот бизнес генерирует портфели из относительно небольших выдач однородных кредитов (в сравнении с корпоративными займами), здесь лучше работают современные формализованные системы оценки рисков. Это действительно так, только надо отдавать себе отчет в том, что эти заемщики тоже чувствительны к общему состоянию экономики. Банкротство компании нефинансового сектора вследствие неблагополучной экономической ситуации часто означает потерю рабочих мест для занятых в ней людей. Банк и ответственный заемщик — физическое лицо полагаются на собственные оценки перспектив личного дохода в будущем, понимая, что кредит сегодня — это вычет из доходов завтра. Получается, что банк должен взять этот риск непредсказуемости.

Другими словами, от общеэкономических рисков не уйти, хотя можно искать ниши с более контролируемыми рисками. В связи с этим хочется привести несколько примеров того, как некоторые банки пытались лучше контролировать эти риски. Очень маленький филиал одного банка в регионе процветал, потому что сумел уговорить кредитоваться в нем сотрудников судебного департамента арбитражного суда и некоторых сотрудников небедных бюджетных учреждений. А другой хорошо известный сегодня банк когда-то сделал ставку на выдачу небольших ссуд пенсионерам — вот уж у кого есть хоть скромные, но предсказуемые доходы.

Сегодня ближайшее будущее роли банков в экономике страны как никогда предсказуемо. Кредитовать корпоративный сектор будут государственные банки, они довольно быстро станут олицетворять банковскую систему страны. При этом кредиты достанутся экспортерам и крупным государственным компаниям, а также негосударственным, получающим устойчивые государственные заказы и субсидии. В розничном секторе, включая предприятия малого бизнеса, возможности для деятельности негосударственных банков сохранятся, поиск ниш продолжится. Кроме того, у таких банков больше гибкости во внедрении современных некапиталоемких финансовых технологий, с помощью которых можно экономить на затратах и завоевывать клиентов качеством и удобством сервисов. Технологичность бизнеса позволит им развивать транзакционный безрисковый бизнес опережающими темпами.

Вопрос в другом: будет ли вообще у акционеров интерес к развитию? Особенно когда законодатели обсуждают возможность отмены ограниченной ответственности акционеров банков за его финансовое состояние.

Понятно, что если фундаментальное положение об ограниченной ответственности частного коммерческого института будет подвергнуто правовому отрицанию, то заниматься банковским делом в России уж точно будут только госбанки.

Таким образом, нынешняя зачистка вместе с упомянутыми правовыми инициативами сформирует в стране единый государственный банковский сектор. Он и будет ответственным за финансирование инвестиций прежде всего государственных компаний.

Олег ВЬЮГИН

Read More

РБК: Эксперты назвали вузы-рекордсмены по защите «фальшивых» диссертаций

Эксперты «Диссернета» составили рейтинг вузов-лидеров по числу защищенных диссертаций с признаками плагиата. Из 2034 диссертационных советов России 392 причастны к «фальшивым» диссертациям, утверждают авторы рейтинга.

Сетевое сообщество «Диссернет», занимающееся выявлением написанных с использованием плагиата научных работ, составило антирейтинги причастных к появлению «фальшивых» диссертаций вузов, диссоветов и ученых. Объем «диссеродельческого» бизнеса эксперты сообщества оценивают примерно в $200 млн в год.

Вузы — фабрики диссертаций

Лидером по количеству защищенных кандидатских и докторских работ с признаками плагиата, по версии «Диссернета», стали Московский педагогический государственный университет (МПГУ, 232 подобные диссертации), Российская академия государственной службы (в 2010 году была присоединена к Академии народного хозяйства и реорганизована в РАНХиГС, 182 работы) и Тамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина (ТГУ им. Державина, 126 работ).

Российский государственный социальный университет (РГСУ) занял четвертое место со 111 диссертациями, об этом говорится в исследовании «Диссернета» о структуре, объеме и ключевых игроках «диссеродельной» индустрии в России с 2013 (год создания «Диссернета») по 2017 год.Всего сообщество обнаружило 7251 диссертацию с плагиатом, подменой экспериментальных и статистических данных, наблюдений (или «фальшивых» диссертаций, как их называют в самом «Диссернете»).

РБК направил запросы в десять первых университетов в антирейтинге «Диссернета» с просьбой прокомментировать эти выводы. В пресс-службе РАНХиГС сообщили, что в академии нет недобросовестных диссертаций с момента введения системы антиплагиата в 2010 году, хотя у предшественника — РАГС такие проблемы были, из-за чего его и присоединили к Академии народного хозяйства.


Не все попавшие в рейтинг крупные российские вузы являются «диссеродельческими фабриками», подчеркивают авторы доклада. Например, в МГУ им. Ломоносова, который находится на восьмом месте по количеству «фальшивых» диссертаций, почти весь плагиат генерируют отдельные диссертационные советы и профессора, утверждают в «Диссернете».

Как проходит защита диссертаций

Защита диссертации в России проходит в несколько этапов. Любая работа, и докторская и кандидатская, сначала рассматривается в диссертационном совете в российском вузе или научном учреждении. Докторская диссертация дополнительно рассматривается в экспертном совете Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при Министерстве образования и науки. И в том и в другом случае окончательное решение закрепляется приказом министерства после рассмотрения вопроса президиумом ВАК.

Лишение степени проходит по похожей процедуре: экспертный совет ВАК направляет работу на рассмотрение в диссертационный совет, потом она возвращается в экспертный совет. Окончательное решение принимает президиум ВАК.

Проблемные диссоветы

Самые продуктивные диссертационные советы, генерирующие наибольшее количество «фальшивых» диссертаций, уже закрыты, зафиксировал «Диссернет». Среди них — совет МПГУ по истории, который выпустил 178 некачественных работ, совет по экономике в ТГУ им. Державина, выпустивший 90 работ, и совет по экономике Государственной академии специалистов инвестиционной сферы — 86 работ. «Может показаться, что они закрыты в силу обнаружения в них указанных фабрик «фальшивых» диссертаций. К сожалению, нам не известно, учитывалось ли данное обстоятельство при принятии решения о прекращении деятельности таких диссертационных советов», — замечают авторы доклада.

Из действующих диссоветов лидер по «фальшивым» работам — совет по экономике Уральского государственного аграрного университета. У него 40 таких диссертаций. На втором месте — диссертационный совет по педагогическим наукам Военного университета Минобороны. Там было защищено 33 диссертации с плагиатом, утверждают в «Диссернете».

РБК направил запросы во все вузы и научные учреждения, где работают диссертационные советы из списка «Диссернета».Всего в России по состоянию на 15 января 2018 года 2034 действующих диссертационных совета, сообщают в «Диссернете». Из них 392 причастны к «фальшивым» диссертациям, утверждают эксперты. Общее количество недобросовестных работ, защищенных в действующих советах, — 1486. К фабрикам «фальшивых» диссертаций «Диссернет» причисляет 89 советов: в них защищено пять и больше недобросовестных работ (всего 947). «Закрытие 5% действующих диссертационных советов решает 65% проблем с недобросовестными заимствованиями в системе научной аттестации», — делают вывод в «Диссернете».

Постоянные участники

Антирейтинг ученых «Диссернет» подготовил на основании их участия в защите «фальшивых» диссертаций. Они могли быть научными руководителями, оппонентами, консультантами и т.д.

Этот рейтинг возглавил доктор экономических наук Игорь Рыжов. Он 45 раз принимал участие в защите «недобросовестных», по мнению «Дисссернета», работ и был членом диссовета при ФГУП «Стандартинформ» (сейчас закрыт). Связаться с Рыжовым РБК не удалось.

Второе и третье места заняли профессор Института экономики РАН Анатолий Егоров и профессор Московского государственного университета технологий и управления им. К. Г. Разумовского Федор Стерликов с участием в защите 41 и 40 «фальшивых» диссертаций соответственно, утверждают авторы рейтинга.

Связаться с указанными в списке учеными РБК не удалось, в их вузы направлен запрос с просьбой прокомментировать рейтинг.

В «Диссернете» уверены, что шанс случайного участия в защите «фальшивой» диссертации всегда есть, но уменьшается, если человек замечен в этом не единожды. «Мы считаем невозможным случайное оппонирование с дачей положительного отзыва большому числу работ с масштабными заимствованиями», — говорится в докладе «Диссернета». Научный руководитель на протяжении работы с соискателем не может не видеть, что работа фактически не делалась, а текст скомпилирован из чужих работ, считают эксперты сообщества.

Проблемные специализации

Отдельно «Диссернет» изучил, по каким специальностям было защищено больше всего «фальшивых» диссертаций. Лидеры — экономика, педагогика и юриспруденция.



В конце доклада «Диссернет» просит Минобрнауки принять меры для борьбы с некачественными научными работами. Общество предлагает закрыть 89 диссертационных советов и отменить срок давности для отмены ученой степени (сейчас нельзя отозвать научные степени, защищенные раньше 01.01.2011) и т.д.

«Непрерывная борьба»

В Министерстве образования и науки заявили РБК, что работа по повышению качества системы аттестации научных работников, ее открытости и прозрачности ведется непрерывно. Там также отмечают снижение числа диссертационных советов, где проходят защиты, — с 2828 в 2013-м до 2040 по данным на 19 декабря 2017 года. Статистика объясняется ужесточением требований к научным работам и борьбой с плагиатом. В 2017 году были отменены 197 решений диссертационных советов о присуждении ученой степени, а также был лишен 41 человек с полной степенью. Число защит диссертаций в России за четыре года уменьшилось более чем в два раза, с 24 019 до 11 789. В министерстве отмечают, что на завершающей стадии находится подготовка поправок в положения о присуждении ученых степеней и об экспертных советах ВАК.

Полина ЗВЕЗДИНА, Галина КАЗАКУЛОВА. При участии: Дмитрий ОКРЕСТ, Валерий РОМАНОВ, Екатерина КОСТИНА, Егор ГУБЕРНАТОРОВ, Инна СИДОРКОВА

Read More

Известия: Руководство Тинькофф-банка выделило 100 млн рублей на исследования МФТИ

Московский физико-технический институт (МФТИ), Олег Тиньков и топ-менеджеры Тинькофф-банка объявили о создании целевого фонда, размер которого составит 100 млн рублей. Эти деньги пойдут на поддержку исследований в области искусственного интеллекта и машинного обучения.

Как сообщает пресс-служба кредитной организации, кроме Тинькова, учредителями целевого фонда стали топ-менеджеры Артем Яманов и Евгений Ивашкевич, которые являются выпускниками МФТИ.

Отмечается, что инвестировать в фонд смогут и другие сотрудники Тинькофф-банка, которые окончили этот вуз.

«Сегодня сотрудники Тинькофф-банка приняли решение оказать персональную поддержку учебному заведению, которое они окончили, и создать специальный фонд в рамках уже существующего фонда целевого капитала МФТИ», — сказал Тиньков, отметив, что с радостью поддерживает подобные инициативы и готов участвовать в них в будущем.

В свою очередь, старший вице-президент Тинькофф-банка Артем Яманов заметил, что создание фонда — это один из способов сказать своему вузу спасибо.

Ранее Тинькофф-банк открыл в МФТИ собственную кафедру по финансовым технологиям, где преподавателями выступили Олег Тиньков и менеджеры компании, а позже запустил курсы на мехмате МГУ.

Read More

BFM.Ru: Ректор РАНХиГС объяснил, зачем отправлять губернаторов под БТР

Владимир Мау в кулуарах Гайдаровского форума также рассказал Business FM о будущем криптовалют и объяснил, почему рост российской экономики не является устойчивым.

В Москве в стенах Российской академии народного хозяйства и государственной службы проходит Гайдаровский форум. О его самых ярких заявлениях с ректором РАНХиГС Владимиром Мау побеседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Я думаю, с первого дня заявление премьера о том, что блокчейн вырастет и разовьется, а криптовалюты будут забыты, все равно будет самым ярким и знаковым. На ваш взгляд, что наша экономическая элита в среднем думает об этом феномене и о том, как к нему относиться, и что думаете лично вы?

Владимир Мау: Я бы сказал, что будущие криптовалюты как валюты будут отличаться от нынешних, как Boeing от самолета братьев Райт, но технология полета, технология денег, не опосредованных Центральным банком, скорее всего, будет. Речь идет об этом. Я премьер-министру привел пример компаний, которые надулись в 1990-е — начале 2000-х, лопнули, но изделия, технологии остались. И в этом смысле как раз ключевой тезис, который я услышал, состоит в том, что на рынке валют появляется конкуренция валют, не связанных с деятельностью центральных банков. Это очень важный тезис, он требует дискуссии, осмысления.

Почему нет такой активной и профессиональной дискуссии о том, как относиться к этому явлению, как его регулировать? Обсуждается очень много экономических тем на таких серьезных форумах, а эту как будто специально обходят. Она остается в кулуарах, она остается в СМИ, но не на профессиональной площадке.

Владимир Мау: Во-первых, профессионально в узком кругу это обсуждают. Но вообще, в экономической политике, как экономический историк скажу, очень редко бывает что-то, чего никогда не было и у чего не было бы прецедентов. Правда, нашему поколению повезло, мы прошли через несколько вещей, у которых не было прецедентов, скажем, массовая приватизация, переход от тотальной государственной экономики к частной — этого не было никогда в человеческой истории. Частичные приватизации были, даже крупные приватизации, но такого, чтобы государственная экономика превращалась в частную, не было никогда, и это было новое, то, через что мы и ряд других посткоммунистических стран по-разному проходили в 90-е годы. Точно так же криптовалюта — это радикально новое явление. Мы опять переживаем радикально новое явление. Чтобы его обсуждать публично, надо разобраться, что это такое. Подавляющая часть специалистов по денежной политике не понимают, что это такое, и значительная часть экономистов не понимает, что это такое. Дайте разобраться, что это такое, понять закономерности, механизмы, определиться с базовыми принципами функционирования. После этого дискуссия будет вынесена в публичное пространство. Пока идет просто освоение этого явления.

Но в моем понимании тема криптовалют исключительно важна. Если говорить с исторической точки зрения, у двух крупных событий, сопоставимых с нынешним структурным кризисом прошлого, — Великая депрессия 30-х и период великой инфляции, стагфляции 70-х — в обоих случаях одной из закономерностей было появление через десятилетие кризиса новой валюты, новой валютной конфигурации. Скажем, после 30-х годов фунт как глобальная резервная валюта и золото были заменены американским долларом. Из глобального кризиса 70-х годов мир вышел с бивалютной системой доллара и евро. То, что евро появилось в 1999 году, никого не должно смущать, евро — это две дойчмарки. И когда в 2008 году начинался этот структурный кризис, у нас были обсуждения, я об этом много писал, что мир может выйти с новыми валютными конфигурациями. Правда, тогда мне казалось, что юань может стать глобальной резервной валютой или, может быть, повысится роль региональных резервных валют. Но в силу глобализации, в силу региональных торговых группировок никто не мог предсказать появление криптовалюты как некого варианта глобальных денег. Собственно, биткоин появился позже в какой-то мере в рамках этого глобального кризиса, и сейчас требуется время для его осмысления, для понимания не биткоина, а природы криптовалюты, механизмов регулирования.

У нас, например, на Гайдаровском форуме помимо общего обсуждения на пленарной сессии будет специальная сессия «Будущее центральных банков», один из разделов которой будет как раз «Центральные банки без валют». В прошлом году была сессия Banking Without Banks. Это идея о том, что банковские услуги будут, но их будут оказывать не банки, а разного рода структуры, включая айтишные. Сейчас мы хотим обсудить Central Banks Without Currencies. Там есть два аспекта. Один очевиден уже сейчас. Скажем, зона евро: центральные банки есть, но валюты они не выпускают и не регулируют, это регулируется Европейским центральным банком. Есть второй аспект: если роль криптовалюты будет расти, в чем роль центральных банков по регулированию этого рынка? Значительная часть центральных банкиров относится к этому пока крайне скептически.

Теперь к земным темам. Вы на форуме сказали, что рост, показанный российской экономикой в текущем году, не является устойчивым. В чем причина?

Владимир Мау: Да, это правда. Я имел в виду очень конкретную макроэкономическую ситуацию. Экономический рост всегда предполагает некоторое повышение инфляции. У нас сейчас рост есть, а инфляции нет. Это устойчиво, это новая политэкономия, значит, надо проанализировать, что там технологически. Есть набор аргументов, почему так может быть: приток дешевых товаров из слабо развитых стран, компенсирующий рост цен, который должен быть при более закрытой экономике, существенное удешевление инноваций. То, что тормозит номинальный рост ВВП, когда новые товары оказываются дешевле старых, таким образом, фактически благосостояние растет, а ВВП — нет. Классический пример: iPhone заменяет примерно 20 разных устройств, которые вы раньше бы купили, тем самым повысив ВВП: магнитофон, компас, книгу, пишущую машинку, радио, телевизор. Сейчас вы покупаете один, который стоит значительно дешевле, чем совокупность того, что вы должны были бы купить. Понятно, что это снижение. Номинально это снижение ВВП, при том что благосостояние растет.

Последний вопрос. РАНХиГС — такая базовая структура, которая готовит программы тестов и для «Лидеров России», для более раннего конкурса, в котором на более верхнем уровне депутаты, вице-губернаторы, губернаторы участвовали.

Владимир Мау: Это, скорее, не конкурс. «Лидеры России» — это конкурс, а это программы подготовки.

Программы подготовки, одни конкурсные, другие уже не конкурсные, а просто программы. Мы за этим следим, про это рассказываем. Один вопрос: а зачем вы этих уже в возрасте вице-губернаторов, депутатов под бронетранспортер засовывали? Все остальные тесты мы понимаем, а вот этот...

Владимир Мау: Вы знаете, во-первых, это интересно, это красиво. Во-вторых…

То есть это была идея РАНГХиГС?

Владимир Мау: Понимаете, образование людей — это не накачка их знаниями, это в том числе и командообразование, это в том числе и попробовать себя. Не предлагать же им на турникете подтягиваться.

Какое-то пассивное участие, да.

Владимир Мау: Можно было, конечно, без этого обойтись, но одна из очень важных задач этих программ — научить коллег смотреть в глаза друг другу. Самая важная реакция, которую я слышал после одной из программ: я теперь не могу писать отписку из моего министерства другому министру, потому что я вижу его глаза, я понимаю, что мне неприлично отписаться, хотя юридически это можно сделать. Это один из элементов формирования правильной корпоративной культуры. Можно с парашютом прыгнуть, можно в хоккей сыграть. Мы пытались сделать то, что, как мне кажется, все-таки менее опасно.

Илья КОПЕЛЕВИЧ

Read More

Forbes Russia: Франция не будет требовать от России €30 млрд по царским долгам

Париж во времена президентов Жака Ширака и Бориса Ельцина отказался от претензий по аннулированным облигациям Российской Империи, а Москва взамен — от 47,5 т золота.

Франция не может требовать от России возврата царских долгов по государственным займам, которые были аннулированы ровно сто лет назад (21 января 1918 года) декретом, подписанным председателем Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) Яковом Свердловым, так как спор был улажен Парижем и Москвой в 1997 году.

Об этом рассказали агентству РИА Новости во вторник, 16 января 2018 года, во французском министерстве экономики.

«Межгосударственные споры между Французской Республикой и Российской Федерацией по вопросу «русских займов» были ликвидированы подписанием 27 мая 1997 года соглашения между двумя странами, по которому Франция и Россия взаимно отказываются от всех финансовых долгов, которые возникли между ними до 9 мая 1945 года, а также воздерживаются от поддержки требований своих граждан, связанных с этими долгами», — сообщили в Минэкономики Франции.

«Перепись, произведенная министерством финансов, позволила установить, что 315 219 держателей займов имели в своем владении около девяти миллионов ценных бумаг. Эти держатели получили выплаты», — подчеркнули во французском экономическом ведомстве. Там напомнили, что речь идет о выплаченных Россией Франции $400 млн.

Таким образом, отметили в Минэкономики Франции, «межгосударственные споры устранены» и Париж воздерживается от любых требований к Москве по этому вопросу.

Подписанное с Россией соглашение не позволяет французскому государству лишать «французских физических лиц, даже получивших компенсацию, права выставлять долговые требования». Но и не связывает Париж «никакими обязательствами перед этими людьми».

Ранее, 13 января, французская радиостанция Radio France Internationale (RFI) сообщилa, что около 400 000 потомков французских рантье, купивших более ста лет назад государственные облигации российских железнодорожных компаний, рассчитывают сегодня получить от Москвы компенсацию в размере от €10 до €30 млрд. Об этом сообщил радиостанции глава Международной федеративной ассоциации держателей российских займов (AFIPER), представляющей интересы наследников, Эрик Санитас.

«Россия не обанкротилась, и далека от этого. Государственный долг по определению считается неотъемлемым. И его надо заплатить, таковы правила игры», — заявил Санитас.

В 1867 году железнодорожные компании царской России начали выпуск государственных облигаций, обеспеченные золотом. К началу XX века французские инвесторы вложили в них 15 млрд франков (€53 млрд в современном эквиваленте).

«Безусловно и без всяких исключений аннулируются все иностранные займы»

Часть вкладчиков успела получить прибыль. Остальные остались с бумагами на руках. 21 января 1918 года (3 февраля по новому стилю) председатель ВЦИК Яков Свердлов подписал декрет об аннулировании государственных займов. «Все государственные займы, заключенные правительствами российских помещиков и российской буржуазии, перечисленные в особо публикуемом списке, аннулируются (уничтожаются) с декабря 1917 года. Декабрьские купоны названных займов оплате не подлежат», — говорилось в пункте 1 декрета.

В пункте 2 документа отмечалось, что «аннулируются все гарантии, данные названными правительствами по займам различных предприятий и учреждений».

Царские долги в обмен на золото

27 мая 1997 году, когда президентом Франции был Жак Ширак, а президентом России Борис Ельцин, Москва и Париж заключили соглашение «Об окончательном урегулировании взаимных финансовых и имущественных требований, возникших до 9 мая 1945 года».

По этому соглашению Франция отказалась, в том числе, от требований, касающиеся всех займов и облигаций, которые были выпущены или гарантированы до 7 ноября 1917 года правительством Российской Империи.

А Россия обязалась не предъявлять Франции какие бы то ни было финансовые и имущественные требования, связанные с интервенцией 1918 — 1922 годов. А также отказалась от той части золота, которое было передано Германии по Брест-Литовскому мирному договору, подписанному 3 марта 1918 года, и в результате оказалось во Франции. А также от золота, которое, как считает Москва, было передано Франции адмиралом Колчаком. Всего речь идет о 47,5 т золота.

В качестве полного и окончательного урегулирования этих требований Россия согласилась выплатить, а Франция — принять сумму в размере $400 млн.

Эти деньги были выплачены в виде восьми полугодовых платежей по $50 млн. Первый платеж состоялся уже в июне 1997 года. Последний транш в $50 млн был перечислен Франции 1 августа 2000 года.

Соглашение от 1997 года не устроило часть французов, унаследовавших царские облигации. Держатели российских бумаг несколько раз обращались в суд, в том числе в 2013 году и в 2015 году. Но безуспешно.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) подтвердил, что соглашение от 1997 года не нарушает право заявителей на уважение частной собственности. «Отдельно ЕСПЧ было отмечено, что приобретение царских займов представляло собой рискованную финансовую операцию, и держатели облигаций должны принять последствия данных рисков», — пояснил РИА Новости глава Центра правового регулирования межгосударственных отношений Института государственной службы и управления РАНХиГС Дмитрий Матвеев.

Андрей ЗЛОБИН

Read More

Reuters: Всемирный банк призывает Россию инвестировать в здравоохранение, образование

МОСКВА (Рейтер) — Новому правительству России, которое будет назначено после президентских выборов в марте, следует больше инвестировать в образование и здравоохранение, чтобы стимулировать рост экономики, считает главный исполнительный директор Всемирного банка Кристалина Георгиева.

Российский президент Владимир Путин, находящийся у власти уже 18 лет, как ожидается, вновь победит на выборах президента в марте и сделает перестановки в правительстве.

"Мы сходимся в том, что новый политический цикл открывает возможности для новых инициатив в области политики",- сказала Георгиева на полях экономического форума в Москве.

"Главное — инвестиции в людей, в образование, в здравоохранение, в качество социальных услуг. Правительство признаёт это, но это пока недостаточно отражено в структуре ВВП, в части образования и здравоохранения",- сказала директор.

Расходы российского бюджета на образование и здравоохранение составили в 2017 году менее чем по 4 процента ВВП страны, сказала вице-премьер Ольга Голодец в интервью телеканалу РБК в прошлом году.

Такие показатели значительно ниже, чем в большинстве стран Запада.

Георгиева, которая прежде была заместителем главы Еврокомиссии, сказала, что Россия успешно поборола высокую инфляцию, способствуя росту потребительской уверенности, и ввела новое бюджетно-налоговое регулирование, которое снизило восприимчивость России к скачкам цен на нефть.

Всемирный банк прогнозирует, что российская экономика вырастет на 1,7 процента в этом году, в то время как глобальный рост составит 3,1 процента. В 2019 году, по прогнозам банка, экономический рост в России составит 1,8 процента.

Георгиева также призвала Россию увеличить инвестиции в новые технологии, хотя страна по-прежнему находится под действием экономических санкций Запада за роль в украинском кризисе, а экономика по-прежнему страдает от относительно низких мировых цен на энергоносители.

Согласно данным Всемирного банка, всего лишь 10 процентов российских компаний говорят о том, что инновации играют значительную роль в бизнесе против 30-40 процентов компаний стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

"Мы думаем, что Россия может догнать мир по темпам роста при условии, что некоторые из этих важных изменений государственной политики и инвестиции будут сделаны", — сказала Георгиева.

Перевела Мария ЖУК. Редактор Дмитрий АНТОНОВ

Read More

РБК: Орешкин насчитал три «поменяющих российскую жизнь» технологии

Внедрение методов удаленной идентификации, искусственного интеллекта и платформенных решений в электронной торговле и логистике будет определять основные направления развития российской экономики, считает глава Минэкономразвития.

В ближайшие год-два технологии «сильно поменяют российскую жизнь» и экономику, заявил на Гайдаровском форуме в Москве министр экономического развития Максим Орешкин, передает корреспондент РБК.

Это прежде всего технологии удаленной идентификации, внедрение автоматизации и искусственного интеллекта, а также платформенные решения в электронной торговле и логистике.Внедрение удаленной идентификации — первый и «очень важный» шаг, заявил Орешкин, отметив, что в России уже есть законодательная база для внедрения этой технологии.

По словам министра, удаленная идентификация изменит и банковскую сферу, и сферу услуг, а также сделает отношения с контрагентами комфортнее и эффективнее, убрав «много лишних действий», которые сейчас приходится совершать.

Автоматизация и искусственный интеллект помогут делать процессы менее затратными для общества, считает Орешкин, а платформенные решения в электронной торговле и логистике «могут очень серьезно сократить разрыв между конкретным производителем и потребителем товаров в нашей стране и за ее пределами». «Это вопрос не только времени доставки, но и вопрос доступности информации о том или ином товаре», — подчеркнул он.

В качестве примера позитивного влияния платформенных решений на экономику страны Орешкин привел результаты китайской компании Alibaba.

Однако эти технологии могут изменить не только торговлю; они окажут влияние и на образование, и на здравоохранение. «Использование телемедицины — это единственный де-факто способ серьезно повысить качество услуг медицины в удаленных и труднодоступных местах. Невозможно построить в каждой деревне, в каждом малом городе объект здравоохранения мирового класса. Но можно дать такую качественную услугу через удаленный доступ», — считает Орешкин.

Кроме того, влияние на экономику окажут и такие платформенные решения, как «Яндекс.Такси» и сервис YouDo. «Здесь государству не нужно оставаться в стороне, не нужно прятать голову в песок, [нужно] принимать такие платформенные решения, которые будут определять, как экономика живет», — отметил министр.

Орешкин также считает, что опора на платформенные решения позволит вывести из тени самозанятых, так как сейчас государство не предлагает для них удобных условий для легализации.

Пока меры правительства по выводу самозанятых из тени не дали результата, говорил Орешкин в начале недели, имея в виду разрешение заниматься предпринимательской деятельностью без регистрации в качестве ИП для некоторых категорий граждан, введенное летом 2017 года. Им неудобно уплачивать большую сумму страховых взносов раз в год, нужны «транзакционные налоги» — уплата определенного процента с каждой операции.

Транзакционная модель налогообложения, которую приводил в пример Орешкин, — «самая справедливая и честная», считает сооснователь сервиса YouDo Алексей Гидирим. «Однако это может сработать только в том случае, если процент налогообложения не будет превышать 6%, как у индивидуальных предпринимателей», — сказал он РБК.

По словам Гидирима, работать это должно следующим образом: открывается счет самозанятого лица, и со всех денег, которые проходят через данный счет, государство автоматически удерживает определенный процент. При этом неважно, сколько и в течение какого периода заработает самозанятый: если он активно работает, то отчисления государству будут больше, если же выполнил всего несколько заказов — меньше. «При такой модели мы считаем правильным введение определенного ограничения, которое применяется в случае превышения самозанятым определенного уровня дохода и обязывает его регистрировать ИП», — объяснил он.

В конце декабря Госдума одобрила в третьем чтении пакет поправок в законы, регулирующих вопросы удаленной идентификации клиентов российских банков. Эти поправки позволяют также МВД и ФСБ получать биометрические данные россиян. Теперь документ должны поддержать Совет Федерации и подписать президент.

Согласно законопроекту клиенты банков получат право «на осуществление кредитной организацией [по своему согласию] сбора и обработки персональных данных, включая биометрические персональные данные, в целях проведения его [клиента] последующей удаленной идентификации для оказания ему банковских услуг без его личного присутствия, включая заключение договора банковского счета», сказано в пояснительной записке.

При этом храниться персональные и биометрические данные банковских клиентов будут в Единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА), благодаря чему россияне, по замыслу авторов закона, получат возможность взаимодействовать с банками через портал госуслуг.

Антон ФЕЙНБЕРГ, Наталья ДЕМЧЕНКО

Read More

Forbes Russia: Плановый шок. Центробанк начал проверку в НПФ «Сафмар»

Банк России запустил проверку в НПФ «Сафмар», рассказали Forbes два участника пенсионного рынка. Внимание регулятора могли привлечь недавние сделки фонда с акциями Промсвязьбанка за день до его санации.

Центробанк запустил проверку в НПФ «Сафмар», рассказали Forbes два источника, близких к самому пенсионному фонду. По словам одного из собеседников, эта процедура является плановой, ЦБ поставил в известность пенсионный фонд о ней еще в конце прошлого года. В пресс-службе НПФ «Сафмар» отказались от комментариев.

В НПФ «Сафмар» регулятора могли привлечь прежде всего сделки с акциями Промсвязьбанка, совершенные накануне его санации, считает директор группы рейтингов финансовых институтов АКРА Юрий Ногин. 14 декабря, за день до объявления о санации банка, пенсионные фонды «Сафмар», «Доверие» и «Будущее» продали в совокупности 20% акций кредитной организации на бирже. НПФ «Сафмар» владел 6,2% акций, а НПФ «Доверие» — 3,8% бумаг Промсвязьбанка. Зампред ЦБ Василий Поздышев на пресс-конференции предупреждал, что регулятор будет расследовать эти сделки.

22 декабря через пресс-службу Банка России он заявил, что ЦБ обратился в правоохранительные органы по ряду операций менеджмента Промсвязьбанка, который кажутся Банку России незаконными. Среди них — сделки трех НПФ с акциями Промсвязьбанка.

«Предположительно для финансирования этих сделок управляющая фондами компания 14 декабря разместила в банке несколько депозитов сроком на одну неделю. В тот же день эквивалентный размер денежных средств был переведен на счет «Промсвязь Капитала» (офшор собственников банка), который в тот же день расплатилась с УК НПФ за продажу акций», — пояснил Поздышев. По его словам, для сокрытия манипуляций сделки купли-продажи акций проводились через биржу. Ровно через неделю УК НПФ обратилась во временную администрацию банка с требованием вернуть депозиты, размещенные 14 декабря, добавил Поздышев. Тогда в пресс-службе группы «Сафмар», куда входят НПФ «Сафмар» и НПФ «Доверие» говорили, что «управляющие компании фондов пенсионной группы «Сафмар» не размещали депозиты в Промсвязьбанке».

Юрий Ногин отмечает, что, трудно предугадать итоги текущей проверки сделок НПФ с бумагами банка. «Регулятор посчитал, что те фонды, которые отошли ему на санацию вместе с «ФК Открытие», имели право продать акции банка. Из-за этого сейчас судится НПФ «Будущее». С другой стороны, НПФ «Будущее» и НПФ «Сафмар» — это социально значимый бизнес (большое число застрахованных лиц). И важно, что сделает ЦБ — закроет глаза или же признает, что ситуация с «ФК Открытие» была уникальной, а все остальные должны понести наказание», — объяснил эксперт.

По закону ЦБ обязан проводить плановые проверки в пенсионных фондах не реже, чем раз в три года, напоминает руководитель контрольного управления НАПФ Дмитрий Галиновский. В 2014 году, когда НПФ проводили акционирование и вступали в фонд гарантирования АСВ, Центробанк проверял всех участников рынка, желающих попасть в этот список. Но не все фонды тогда прошли отбор. Например, не были допущены к системе гарантирования НПФ Анатолия Мотылева, которые впоследствии лишились лицензии.

Срок проверки регламентирован, но обычно она продлевается по обстоятельствам и занимает в среднем около двух месяцев, отмечает Галиновский. «Запрашивается достаточно большой комплект документов. ЦБ проверяет деятельность фондов по негосударственному пенсионному обеспечению (НПО), по обязательному пенсионному страхованию (ОПС, а также рассматриваются практически все аспекты, связанные с работой фондов — система управления рисками, система внутреннего контроля, функционирование внутренних процессов фонда, оценка инвестиционных портфелей», — перечисляет эксперт.

В июле прошлого года Банк России проверял пенсионные НПФ «Будущее» и «Лукойл-гарант», писала газета «Ведомости».

НПФ «Сафмар» занимает пятое место по пенсионным накоплениям, портфель которых составляет 190 млрд рублей, а число застрахованных клиентов — 2,3 млн человек, свидетельствуют данные Банка России по итогам третьего квартала 2017 года. Фонд входит в группу «Сафмар финансовые инвестиции», основным акционером которой является миллиардер Саид Гуцериев (по данным отчетности группы по МСФО за 9 месяцев 2017 года). Он владеет долей в 56% через компании АО «Даглас», ООО «Альпинвест Холдинг» и НПФ «Доверие». Еще 8,5% принадлежат НПФ «Будущее», 6% — банку «Рост», а все остальные акции — миноритариям.

Юлия ТИТОВА

Read More

Коммерсант: Гендерный разрыв в зарплатах сократился на треть

Российская наука — одна из сфер с минимальным гендерным разрывом в оплате труда. Такой вывод следует из совместной работы исследователей из России, США и Канады, опубликованной в выпуске Woman in Academia научного журнала Высшей школы экономики «Высшее образование в России и за рубежом». Основой для исследования стали данные мониторинга экономики образования за 2006–2016 годы, в выборку которого вошли 10 тыс. респондентов (40% мужчин и 60% женщин).

Сейчас гендерный разрыв в оплате труда в среднем по экономике РФ составляет 22–27% (по данным Росстата и соцопросов). За последние годы он существенно сократился (к примеру, в 2005-м он составлял 39,3%). Своих максимальных значений гендерный разрыв достигает в сфере отдыха и развлечений, где женщины зарабатывают только 72,8% от зарплаты мужчин, минимальных — в образовании (93,9%). В странах Евросоюза общий показатель отрыва мужчин в оплате труда за десять лет снизился с 17,7% до 16,4%.

Как показали результаты исследования, сфокусированного на научной сфере, для ее работников разрыв составляет всего 5%. Впрочем, в разные годы разница в зарплатах доходила и до 27%, поэтому в среднем за десять лет (2006–2016 годы) женщины, делающие карьеру в науке, зарабатывали в среднем на 16,3% меньше мужчин (что аналогично показателю развитых стран в этой сфере). Большая часть разрыва объясняется различиями в профессиональном и должностном положении мужчин и женщин. Так, среди мужчин 14% обладают степенью доктора наук и 51% — кандидата наук, в то время как среди женщин таковых 6% и 45% соответственно. Женщины также реже занимают в вузовской иерархии позиции профессора, доцента или старшего научного сотрудника (40% среди опрошенных мужчин и 27% среди женщин).

При равном статусе разница в доходах в пользу мужчин в науке составила только 8%. Отметим, что Россия относится к странам с длинным декретным отпуском (до трех лет против нескольких месяцев в США и ЕС) и на российском рынке труда практически отсутствует так называемый штраф за материнство (сокращение зарплаты после рождения ребенка в РФ в среднем равно 4%, в развивающихся странах — 42%). Можно предположить, что разрыв является результатом того, что работодатели заранее закладывают возможность длительного декрета при установлении зарплаты женщинам детородного возраста.

Анастасия МАНУЙЛОВА


Read More