Газета.Ru: Скандинавы рвут с бумагой

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Центробанки многих государств стремятся увеличить долю электронных платежей в обороте, а некоторые — например, скандинавские страны и Южная Корея — планируют совсем отказаться от наличных денег в ближайшие 5–10 лет. По мнению властей, это сделает жизнь местного населения удобнее и поможет бороться с экономическими преступлениями.

К концу 2016 года Дания, следуя примеру Швеции и Норвегии, закроет последний в стране монетный двор, передав чеканку в Финляндию. Ранее центральный банк Дании уже приостановил печать новых банкнот — и субподрядчик на эту задачу пока не назначен, настолько она оказалась неважна.

Впрочем, полностью отказываться от наличных в ближайшем будущем в стране не планируют, но власти Дании говорят, что ищут наиболее дешевые и эффективные альтернативы.

Скандинавия — не единственный подобный регион: центральные банки по всему миру, от Венесуэлы до Индии, все чаще стараются отказываться от наличных денег.

Отказ от них к 2020 году запланирован и в Южной Корее. Большинство центробанков надеются, что отказ от банкнот, особенно крупного номинала, усложнит жизнь преступникам, в частности террористам и наркоторговцам.

По данным Банка международных расчетов, в Азии доля оборота наличных средств намного выше, чем в еврозоне или в России: к примеру, в Японии она составляет около 21% ВВП, в то время как в России — 10,5%, а в Великобритании — менее 4%.

Скандинавия, безусловно, является лидером по этому показателю: в частности, в Швеции монеты и банкноты составляют лишь 1,8% ВВП, отмечает Bloomberg. Поэтому регион часто называют пионером глобального перехода к отказу от наличных денег. Во многом именно переход к электронным платежам помогает странам Северной Европы поддерживать модель «государства благосостояния», так как он существенно снижает объем незаконно сокрытых доходов.

Дания в этом плане похожа на Швецию: в 1991 году наличные деньги и банковские чеки составляли 82% общего оборота денежных средств, а в 2015 году их доля составила лишь 21% — даже несмотря на период отрицательных банковских ставок по депозитам. По данным министерства налогов Дании, объем теневой экономики в стране с 2012 по 2014 год сократился на треть, с 45 млрд крон ($6,3 млрд) до 31 млрд крон. Причины такого резкого сокращения министерство не указывает, но использование наличных денег за аналогичный период также упало.

Тем не менее отказ от наличных средств обеспечивает не только борьбу с преступниками, но и делает жизнь населения и властей скандинавских стран более удобной.

Согласно июньскому отчету центрального банка Дании, на обработку платежей наличными требуется вдвое больше денег, чем на обработку платежей национальными дебетовыми картами.

Кроме того, практически каждый взрослый датчанин заявил, что предпочитает расплачиваться в магазинах именно пластиковой картой. Одной из наиболее частых причин такого предпочтения была названа боязнь ограбления — забрать деньги с карты сложнее, а жертва может успеть заблокировать ее до того, как ей смогут воспользоваться преступники.

В последнее время в Дании набирает популярность новая форма электронных платежей — мобильное приложение Danske Bank MobilePay, которое позволяет совершать покупки и отправлять переводы при помощи смартфона. Похожее приложение — Swish — есть и в Швеции, с его помощью совершается около 9 млн платежей в месяц. Среди них, например, есть даже пожертвования в церкви после воскресной службы.

Но популярность датского MobilePay среди населения намного выше: оно было запущено в мае 2013 года, а сейчас уже более 3 млн датчан совершают около 90 млн транзакций в год.

В ноябре нынешнего года к платформе присоединилось несколько региональных банков, после чего акции Danske Bank поднялись в цене на 20 пунктов (со 196,9 в октябре до 216,9 в декабре).

Судя по всему, отказ от наличных средств в Скандинавии будет только набирать обороты: так, правительство Дании разрешило некоторым магазинам отказывать в обслуживании покупателям, которые хотят расплатиться наличными, а центробанк страны исследует возможности внедрения в повседневную жизнь виртуальных валют на основе блокчейн-технологии. Это позволит назначать каждой электронной кроне своеобразную метку, по которой можно будет отследить ее участие в любой транзакции.

По мнению представителей регулятора, это усложнит возможности совершения экономических преступлений и сделает структуру экономики более прозрачной.

Похожей точки зрения придерживаются центробанки Великобритании и Швеции, а в Канаде и Сингапуре уже прошли тестирования блокчейновых систем для интернет-платежей.

Но все это, безусловно, несет и определенные риски. Например, в 2014 году датское общество было потрясено информацией о том, что один из таблоидов в течение нескольких лет платил провайдеру цифровых платежных услуг NETS за доступ к копиям транзакций по кредитным картам знаменитостей и членов королевской семьи.

В целом жители Скандинавии склонны спокойно относиться к нарушению приватности частной жизни, так как понимают преимущества жизни в высокофункциональном обществе, которое научилось регулировать количество уклоняющихся от уплаты налогов и тех, кто любит жить за счет государства.

Впрочем, пока неясно, смогут ли последовать примеру скандинавов другие страны, например Россия.

По данным Центробанка РФ, по состоянию на 1 октября нынешнего года общая сумма наличной денежной массы в обращении составляла 8,296 трлн рублей, а в 2014 году доля наличных денег в сумме розничных операций составила 80,9%.

При этом в январе 2007 года в аналогичном отчете было указано лишь 3,066 трлн рублей.

Как отмечает директор департамента ЦБ России по наличному денежному обращению Александр Юров, наличные деньги в России были и на сегодняшний день остаются наиболее предпочтительным инструментом платежа при совершении розничных транзакций, несмотря на то что выплата зарплаты в последние годы осуществляется в основном безналичным способом.

Иделия АЙЗЯТУЛОВА