Московский комсомолец: Розничный портфель банков вырос за год всего на 0,7%

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Темпы развития банковской розницы нынче весьма условны. По оценке Frank Research Group, совокупный розничный портфель российской банковской системы в 2016 году вырос всего на 0,7%. Выход «в плюс» обеспечила ипотека (ее итоги «ЭВ» подвел в предыдущем выпуске), а вот другие продукты сплоховали. Мы решили узнать, одной ли ипотекой жив банковский ретейл?

Кредитные карты: иллюзия доступности

Для большинства банков кредитки — надежда и опора. «Карты для банков остаются привлекательным продуктом даже с учетом высоких резервов на возможные потери: процентные ставки по кредиткам высоки. Кроме того, клиенты платят множество комиссий, которые нельзя назвать маленькими: за годовое обслуживание, снятие наличных, смс-информирование, пакеты услуг», — сообщила руководитель сектора аналитики кредитных продуктов «Банки.ру» Елена Сударикова.

Правда, доля зарплатных клиентов среди держателей кредиток от банка к банку колеблется в диапазоне от 15% (например, в Росбанке) до 50% (ВТБ24) и выше. Остальным желающим приходится «подъедать» лимиты с барского стола. Но есть исключения: например, в «Русском стандарте», по словам директора департамента кредитно-карточного бизнеса банка Аллы Мареевой, «зарплатников» не более 1%. Обратились мы и в банк «Тинькофф», но неудачно. «Мы не раскрываем операционные показатели, которые вы запросили», — сообщила менеджер по коммуникациям Руфия Арсланова, проигнорировав просьбу объяснить причину повышенной секретности.

Ставки по кредиткам по-прежнему «кусаются». Особенно для новых заемщиков — эта категория мало где может рассчитывать на ценник ниже 29–30% годовых. Хотя у держателей кредитного пластика появляется все больше шансов вернуть часть затрат: в кризисные времена банки предпочитают мериться не тарифами, а «кэш-бэками». Этот механизм позволяет вернуть часть потраченных безналичным способом средств на баланс карты. Подобного рода решения способствуют медленному росту доли безналичных операций по кредитным картам. Клиенты чаще используют карты в торговых точках, на спрос спешит и предложение — растет число сервисных предприятий с терминалами для приема карт.

Напрашивается вывод: федеральные программы по развитию финансовой грамотности в формате увещевания не работают — нашим людям проще привыкать к «пластиковым» расчетам на практике. Если уж ты оформил дорогую кредитку, то не заплатишь бешеную комиссию за снятие наличных в банкомате, а наоборот, получишь копеечный, но все-таки приз.

Кредиты наличными: свой среди своих

Раньше банки раздавали кэш-кредиты направо и налево, но теперь это продукт почти премиальный. На вменяемую ставку могут рассчитывать заемщики из числа приближенных: зарплатники, проверенные клиенты с хорошей кредитной историей. «Помимо «своих» банки охотно кредитуют бюджетников и пенсионеров: количество предложений для этих категорий заемщиков за год заметно возросло», — отмечает Сударикова.

«Залетным» товарищам в большинстве случаев одобрение заявки не светит. Хотя ряд банков все-таки реанимировал кредитование клиентов «с улицы». Например, СМП-Банк. «Клиенты, впервые обратившиеся в банк, смогут получить кредит по ставке 22–24% годовых. Для заемщиков, уже оформлявших кредит в банке, получающих заработную плату на счет и работающих в бюджетной сфере, ставка установлена в размере 14,8% годовых», — рассказывает директор департамента розничных продуктов кредитного учреждения Алена Тузова. А по словам представителей ВТБ, даже для «уличных» заемщиков ставка может составить 14,9%.

Но, судя по уклончивым ответам других игроков, ставка менее 20% для «новичков» — исключение. Большинство банкиров не могут себе позволить лишний риск. И дело не только в высоком уровне резервов ЦБ РФ на возможные потери. За время кризиса платежеспособность заемщиков снизилась, а вероятность потери ими работы возросла. Так что «уличным» кандидатам в заемщики имеет смысл ориентироваться на ставку порядка 23–25% годовых. И выдают кэш-займы менее охотно, чем кредитки.

Собственно, поэтому прирост портфеля «потребов» — привилегия в первую очередь госбанков. Да и то, видимо, не всех. Так, например, сообщили в пресс-службе Сбербанка, объем выдач за 11 месяцев 2016 года составил более 700 млрд руб. — это на 60% больше, чем за тот же период прошлого года. В ВТБ24 абсолютные и относительные цифры по динамике кредитов наличными не уточнили, начальник управления потребкредитования банка Дмитрий Поляков сообщил лишь, что с учетом ипотеки доля данной категории кредитов в общем розничном портфеле за январь–ноябрь увеличилась с 37,4% до 37,5%. То есть на 0,1 п.п.

Автокредиты: свободное падение

Рынок автокредитов упал похлеще, чем его не обеспеченные залогом соседи. «По нашим оценкам, российский рынок автокредитования сократился на 13%. Снижение совокупного портфеля автокредитов связано с падением продаж автомобилей в России, продолжающимся 4-й год: по сравнению с 2012 годом они снизились более чем в 2 раза», — рассказывает старший вице-президент ВТБ24 Алексей Токарев. Частично картину скрасила автокредитная господдержка, но добиться прироста, как в случае с ипотекой, не помогла.

И даже госбанкирам приходится либо отмалчиваться, либо признаваться в сокращении портфеля «на колесах». Так, один из ведущих игроков ниши банк «Сетелем» (владелец контрольного пакета акций — Сбербанк), сославшись на занятость и недоступность спикера, проигнорировал вопросы «ЭВ». А в ВТБ24 за 11 месяцев 2016 года портфель автокредитов снизился на 8,8%, хотя, по словам Токарева, в последние месяцы наблюдается положительная динамика.

Не стали хвастаться динамикой портфеля и в Русфинансбанке, зато выяснилось, что, по словам директора департамента автокредитования Натали Русовой, больше 50% портфеля составляют автомобили экономкласса, около трети приходится на «бизнес» и чуть больше 10% занимают премиальные марки. Популярней всего у «экономных» заемщиков Hyundai, Kia, Lada, у «бизнесменов» — Mazda, Hyundai, Kia, VW, Skoda, Volvo. «Если раньше оформить кредит на покупку автомобиля можно было практически в любом банке, то после резкого повышения ключевой ставки ЦБ РФ в 2014 году и роста процентных ставок по кредитам на рынке остались только крупные игроки, специализирующиеся на автобизнесе», — резюмирует картину рынка Елена Сударикова.

О тарифах в этом сегменте можно составить представление, исходя из ценников ВТБ24. Минимальная ставка на текущий момент составляет 6,7% — речь идет о промоакции в рамках льготной госпрограммы, тариф действует до конца 2016 года. Максимальная — 26,9% при покупке подержанного отечественного авто у «физика» без страхования. И хотя эксперты почему-то называют автокредиты низкомаржинальным продуктом, ставку в 27% годовых «ЭВ» не считает совсем уж низкой, пусть даже речь идет о верхней планке.

В качестве альтернативы можно воспользоваться услугами автолизинга (аренды машины с возможностью последующего выкупа) в профильных компаниях. Но, по мнению финансистов, для рядового заемщика лизинг — слишком сложный продукт. Важна и психология, полагают эксперты. «Принципиальная разница в продуктах — факт владения автомобилем. В России пока для потребителя очень важно владеть им, а не временно использовать», — говорит г-н Токарев. «ЭВ» рискнет предположить, что разница не такая уж принципиальная, ведь автокредит — залоговый продукт. Но банкирам, очевидно, видней.

Долги: просрочка под секретом

Опрошенные «ЭВ» банки на вопрос о доле просроченных розничных кредитов отвечают обтекаемо или вообще молчат. Но иногда отвечают. Так, в пресс-службе банка «Хоум кредит» сообщили, что по МСФО за 9 месяцев 2016 года этот показатель в портфеле кредитных карт составил 14,48% (в начале года — 22,1%). В «Русском стандарте» за тот же период просрочка по кредиткам уменьшилась на 40%.

Но дело ясное, что дело темное: тему «плохих» долгов кредиторы не любили даже в лучшие времена, предпочитая обсуждать ее с независимыми аналитиками и коллекторами. К ним и обратился «ЭВ».

«Совокупная задолженность по автокредитам и необеспеченным потребкредитам (кредиты наличными, кредитные карты и POS-кредиты. — «ЭВ») в январе–ноябре сократилась на 13,4% и 3,8% соответственно», — рассказывает аналитик «Эксперт РА» Анастасия Личагина.

Как выяснилось, если речь идет о займах 2015–2016 «года рождения», то здесь банки, похоже, борются с должниками своими силами или с привлечением коллекторов на аутсорсинг. В таком формате агентство берет на комиссионное обслуживание часть «плохого» портфеля, но не выкупает его. «На рынок цессий (продажи токсичных кредитных портфелей коллекторам. — «ЭВ») обычно поступает долг с просрочкой свыше 2 лет. То есть в 2016 году мы выкупали кредиты, выданные в 2013–2014 году и ранее», — объясняет зам. гендиректора коллекторского агентства «ГК Финансовые услуги» Григорий Галицких. По его оценке, совокупный объем предложения цессионных сделок в 2016 году составил около 0,5 трлн рублей.

«Просроченные розничные кредиты за 2015–2016 год мы увидим на открытом рынке примерно через 1–1,5 года», — констатирует эксперт. В каком количестве — точно сказать затруднительно, полной картиной владеют лишь сами банкиры. «Но есть ощущение, что в целом качество кредитов улучшается», — считает Галицких. Вполне возможно, что такой тренд объясняется селективным подходом к заемщикам: банкиры наконец поняли, что не стоит раздавать рискованные кредиты всем подряд (дорого обслуживать резервы и хлопотно выбивать долги).

Прогнозы: возвращение спроса

Комментируя перспективы развития на 2017 год, финансисты выбирают умеренно оптимистичные формулировки. «Совокупный портфель кредитных карт на рынке полностью в 2017 году достигнет докризисного уровня. В то же время в условиях экономического кризиса этот продукт является достаточно рискованным продуктом для банков, поэтому взрывного роста в сегменте мы пока не ожидаем», — считают в «Хоум кредит».

«Население существенно сократило потребление кредитов и склонность занимать в 2015 году. И сейчас в какой-то мере мы видим возвращение этого спроса, который будет продолжаться и в следующем году», — осторожен в оценках руководитель центра стратегической координации Росбанка Дмитрий Смирнов. «Мы рассчитываем на небольшой рост рынка автокредитования в 2017 году, порядка 5%», — констатирует г-н Токарев.

Но в кулуарных беседах финансисты признают: падение или рост в большой степени будет зависеть от развития макроэкономической ситуации в целом и ценовой политики ЦБ РФ в частности. Поэтому, скорее всего, любые прогнозы сейчас — это гадание на кофейной гуще.

Екатерина ГУРКИНА