Газета.Ru: Эрдоган призвал население продать иностранную валюту

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Теракты и политическая неопределенность уводят лиру к новым минимумам. С начала года турецкая валюта обесценилась на 10% к доллару — худший результат среди основных валют. Президент страны Реджеп Тайип Эрдоган объявил национальную мобилизацию, призвав граждан избавиться от иностранной валюты.

Бомба = доллар

По итогам этой недели лира обесценилась на 4,7% — крупнейшее недельное падение за восемь месяцев (сейчас доллар стоит 3,7 лиры). С начала попытки госпереворота в июле прошлого года лира потеряла более четверти своей стоимости.

Таким образом, пока меры Центрального банка Турции не срабатывают. Ранее регулятор пытался остановить падение национальной валюты путем повышения процентных ставок с 7,5 до 8%, а однодневная процентная ставка поднялась с 8,25 до 8,5% впервые с 2014 года. В пятницу, 13 января, ЦБ предпринял еще одну попытку: было принято решение о сокращении межбанковских лимитов заимствования до 11 млрд лир ($2,93 млрд), которое начнет действовать с 16 января, сообщает агентство Reuters.

По мнению аналитиков, этого также недостаточно, и Центробанку снова придется вмешаться в процесс в ближайшее время. «Хотя президент Эрдоган заявил, что увеличения разовой процентной ставки не предвидится, я считаю, что ему все же придется принять такое решение: на данный момент лира теряет 1–2% в день по отношению к доллару США, и это — катастрофа», — поделилась с британским изданием The Daily Star эксперт Кэтлин Брукс.

Ситуацию осложняют непрекращающиеся теракты. В прошлом году на территории Турции произошло более 20 взрывов. Новый год для Турции начался трагически с теракта в ночном клубе Стамбула, унесшего жизни 39 человек. 5 января в прибрежном городе Измир взрыв машины убил двух человек.

Тем одиознее звучат речи Эрдогана, который на этой неделе в четверг в довольно эмоциональной речи уравнял террористов с гражданами, у которых есть валюта:

«Нет разницы между террористом с оружием или бомбой в руке и террористом с долларами, евро».

В пятницу он немного смягчил риторику: «Я призываю мой народ не хранить валюту под подушкой, а обменять ее на турецкую лиру».

Турцию штормит

По данным Международного валютного фонда, в 2016 году экономический рост страны сократился на 2,9%, однако 2017-й, по его оценкам, может принести еще больший спад.

«В прошлом году Турция пережила шторм, — прокомментировал ситуацию CNBC Любомир Митов, главный экономист по Центральной и Восточной Европе в Unicredit. — Этот шторм был вызван многими политическими событиями: ухудшение отношений с Россией после сбитого самолета, попытка государственного переворота в июле и участившиеся террористические акты», — пояснил он.

Большое значение для турецкой экономики имеет туризм, однако после инцидента с российским истребителем Москва приостановила чартерные рейсы в Турцию, тем самым лишив страну большого количества туристов, однако даже после снятия запрета российские туристы все же не торопятся в Турцию. За 11 месяцев прошлого года число поездок российских граждан в Турцию сократилось на 77,3%, до 822,2 тыс. человек. Всего за январь — ноябрь 2016 года в страну приехало более 24 млн иностранцев, что на 30,85% меньше, чем за аналогичный период 2015 года.

С 2001 по 2014 год доходы в сфере туризма в Турции утроились и достигали $34,3 млрд. При этом Стамбул был одним из самых популярных мест у туристов, а в сфере турбизнеса были заняты около 1 млн человек, то есть 7% трудоспособного населения страны, сообщает The Wall Street Journal.

«Туризм действительно является опорной точкой для Турции, и запрет на чартерные рейсы из России повлиял на экономический фон страны в целом», — уверен Митов. Крупнейший в мире туроператор TUI Group и Немецкая ассоциация туризма отмечают, что число забронированных в страну туров в 2016 году снизилось на 40% по сравнению с 2015-м.

Сотни отелей выставлены на продажу, пишет WSJ.

Усиление президента

Резкое падение валюты совпало с началом парламентских переговоров по изменениям в конституцию, которая беспокоит инвесторов, пишет Reuters. На данный момент правящая партия страны рассматривает возможность проведения референдума в апреле 2017 года, чтобы внести поправки о президентской системе правления и продолжить переговоры о вступлении в ЕС, которые начались еще в 1987 году.

Вице-премьер Турции Мехмет Шимшек уверен, что реформа исполнительной власти благоприятно скажется на экономических показателях страны. «Если мы все же примем конституционную реформу, то потенциал страны раскроется в полной мере», — пишет The Financial Times. Таким образом, правительство планирует расширить полномочия президента Реджепа Тайипа Эрдогана путем перехода от парламентской системы правления к президентской.

Помимо референдума вице-премьер также отметил важность геополитических отношений между Турцией и Россией. «Очень важно, чтобы у нас были хорошие отношения с Россией, потому что она является значимым игроком в нашем регионе и одним из основных торговых партнеров», — сказал он FT.

Законопроект, принятие или непринятие которого будет решаться в апреле, расширяет полномочия президента и вице-президента, упраздняет должность премьер-министра, понижает возраст кандидата на депутатский пост с 25 до 18 лет, а также увеличивает число депутатов с 550 до 600, сообщает турецкое агентство Anadolu.

Поправки могут быть вынесены на референдум решением не менее 330 депутатов.

Ожидается, что ПСР (Партия справедливости и развития) и ПНД (Партия националистического движения), имеющие в сумме 355 мест в парламенте, проголосуют за референдум, в то время как две другие представленные в парламенте оппозиционные партии — левоцентристская Народно-республиканская партия (НРП) и прокурдская Партия демократии народов (ПДН) — выступают против введения в Турции президентской системы вместо парламентской, существующей в стране с момента образования республики в 1923 году.

В случае поддержки народа на референдуме глава государства, несомненно, укрепит свои позиции и станет основным кандидатом на пост президента Турции на выборах в 2019 году. Правда, поможет ли это турецкой валюте — вопрос спорный. «Трудно придумать позитивный сценарий для лиры», — сообщил CNBC BofA Merrill Lynch's Vamvakidis.

Анна КОМАРОВА