Московский комсомолец: Кредитные карты вдохновляют банкиров и пугают заемщиков

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Кредитные карты хорошеют на глазах: российские банкиры с удовольствием наряжают скучный финансовый продукт в модные технологичные одежки. Чего не скажешь о держателях кредиток: многим не до шопинга. Когда-то успешные люди, со средним по региону доходом, теперь вынуждены скрываться от кредиторов.

Большие надежды

По оценкам директора департамента кредитно-карточного бизнеса банка «Русский стандарт» Аллы Мареевой, за 11 месяцев 2016 года совокупный портфель кредитных карт на российском банковском рынке увеличился на 1,3% — темпы прироста в сегменте немного превысили общий показатель прироста по рынку банковской розницы (около 1%). «В основном объемы карточных портфелей банков росли за счет сезонной активности заемщиков в сентябре–декабре», — объясняет эксперт, в первом и втором квартале прошлого года «пластиковый» долг сокращался.

Конечно, плюс в пределах статистической погрешности полноценным ростом назвать трудно, но для розничного банковского ритейла-2016 и такая статистика — маленькая победа. По словам аналитика «Эксперт РА» Анастасии Личагиной, положительной динамикой прошлогодняя розница обязана преимущественно ипотеке. Но ипотека достигла успехов в основном за счет господдержки, которая в 2017 году, скорее всего, оказываться не будет. Поэтому волей-неволей банкирам придется более активно развивать другие, более рискованные с точки зрения платежной дисциплины клиентов сегменты.

«Одним из драйверов рынка кредитования может стать сегмент кредитных карт», — считает управляющий директор НРА Павел Самиев. Если карточники выступят хорошими риск-менеджерами при оценке заемщиков, удерживая высокую планку ценника (а новый для банка клиент мало где может рассчитывать на ставку ниже 28–30% годовых), то дело пойдет.

Кэш? Бэк!

К исполнению важной роли в развитии рынка карточные маркетологи подготовились основательно. Кредитка идет в ногу с технологичным временем и постепенно превращается в модный гаджет. «В 2017 году в числе основных трендов — развитие бесконтактных платежей как с использованием карт, так и с помощью мобильных устройств (Apple Pay, Samsung Pay и другие системы). Важное значение при выборе клиентом банка для открытия карты имеет наличие современных и функциональных интернет-банка и мобильного банка», — рассказывает начальник управления развития продуктов Бинбанка Алексей Охорзин.

Но не только цифровым интерфейсом жива старая добрая кредитка: на сегодняшнем рынке выиграть нелегкую конкурентную борьбу практически невозможно без функции кэш-бэка — возврата части потраченных безналичным способом средств на баланс держателя карты. Фишку не назовешь свежим решением — у продвинутых карточных банкиров такая опция появилась еще несколько лет назад. Но за последние пару лет механизм внедрили все банки с серьезными видами на доход от продажи кредиток.

«Обычным кэш-бэком уже никого не удивишь, банки устанавливают повышенный — на отдельные категории покупок (АЗС, магазины, рестораны, кинотеатры)», — поясняет руководитель сектора аналитики кредитных продуктов «Банки.ру» Елена Сударикова. По оценкам банкиров, в среднем ежемесячная сумма возвращенных средств для одного пользователя варьируется от 2,5 до 6 тыс. рублей.

Может показаться, что кэш-бэк — жест щедрости со стороны кредитных организаций. Но широта души не свойственна банкирам: считать они умеют хорошо. «Комиссионный доход от операций по снятию наличных в 2,5 раза превышает издержки банка на вознаграждение за оплату покупок кредитной картой», — отмечает начальник управления кредитных продуктов Уральского банка реконструкции и развития Светлана Давыдова.

«Кэш-бэк не делает бизнес убыточным. Тем более что в банках он ограничен определенными суммами. В любом случае банк, возвращая процент за проведенные операции по картам, все равно зарабатывает больше», — добавил директор департамента розничного бизнеса Росэнергобанка Александр Васильчиков.

Более того, часть расходов берут на себя партнеры. «Во многих случаях издержки бонусных программ несут не банки, а организации и сетевые магазины, в которых предоставляется скидка», — сообщил руководитель сервиса Dolgi.ru Павел Дашевский. Эксперт полагает, что таким маркетинговым способом торговая точка получает постоянных покупателей, а банк — дисциплинированных заемщиков. Но, к сожалению для кредиторов, далеко не все заемщики аккуратны в обращении с долгом. И, похоже, именно с недобросовестными держателями кредитных карт хлопот больше всего.

Строгий режим

По словам коллекторов, начиная с конца четвертого квартала 2015 года доля карточного долга на рынке цессий (сделок по продаже банками коллекторам просроченных кредитных портфелей) начала расти. Ничего удивительного: в 2015–2016 гг. осуществлялась «распродажа» долгов по карточкам, оформленным в 2012–2013 гг., когда кредитные организации, оправившись после очередного кризиса, с удовольствием раздавали «пластик».

После девальвации рубля в конце 2014 года кредиторам в оценке потенциальных заемщиков волей-неволей пришлось вернуться к «правилам строгого режима». Поэтому, по мнению замгендиректора коллекторского агентства «ГК Финансовые услуги» Григория Галицких, скорее всего, темпы прироста выставленного на продажу долга по кредиткам 2015–2016 «года рождения» сократятся по сравнению с предыдущим, относительно демократичным циклом. «Но кредитная карта — один из немногих продуктов, которые банкиры даже в нынешних суровых условиях предлагают массовому заемщику. Поэтому рано или поздно приток просроченных «пластиковых» кредитов в рамках цессионных сделок снова начнет увеличиваться», — прогнозирует эксперт.

По его словам, портрет «карточного» подопечного в его агентстве и в целом на рынке цессий выглядит примерно так. Размер долга — до 50 тыс. рублей, просрочка — более 500 дней, возраст — от 35–45 лет, ежемесячный доход — средний по региону.

Почему вполне успешные люди не платят по кредиткам?

Здесь главную роль играет персональная микроэкономика: у таких должников в процессе сменяющих друг друга кризисов рухнула пирамида личных доходов. Особенность примерно 70% трудоспособного населения РФ и карточных «плохих» должников в частности — не менее 40–50% их ежемесячного дохода составляла «серая» часть зарплаты и премии. Естественно, в тяжелые времена работодатели сократили все, что можно сократить, поэтому многие держатели карт остались с официальной «белой» зарплатой, которой, как оказалось, едва на жизнь хватает, а на выплату банковских долгов — уже не очень. «Людей подвела вера в лучшее — они столкнулись с суровой кризисной реальностью, к которой морально и материально готовы не были», — резюмирует Галицких.

Дальше — тишина?

Большинство опрошенных «ЭВ» игроков рынка (в том числе и госбанки) проигнорировали вопрос о доле «плохих» долгов в портфеле кредитных карт, динамике этого показателя в 2016 году и опыте работы с коллекторскими агентствами. Но кое-кто готов делиться информацией. Так, в «Русском стандарте», по данным МСФО, за три квартала 2016 года просрочка по кредитным картам снизилась на 40%. В пресс-службе банка «Хоум кредит» «ЭВ» сказали так: «По итогам 9 месяцев 2016 года доля просроченной задолженности в портфеле кредитных карт составила 14,48%. В начале года этот показатель был равен 22,1%». В банке «Тинькофф» запрошенные операционные показатели раскрыть отказались.

На «просроченные» откровения карточников не приходится рассчитывать и в будущем: ничто не предвещает улучшение платежной дисциплины клиентов. Реальные доходы населения снижаются третий год подряд, а прогнозы о возобновлении роста этого показателя звучат не очень уверенно.

Екатерина ГУРКИНА