Газета.Ru: Россия слилась на рекорд

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Объем сделок по слиянию и поглощению с участием российских активов достиг трехлетнего максимума — почти $40 млрд. Основным драйвером выступили компании с государственным участием и имеющие отношение к ТЭК. Впрочем, в 2017 году эксперты охотнее делают ставку на высокотехнологические стартапы и торговлю.

Снова в 2010-й

Общий объем сделок по слиянию и поглощению (M&A) с участием российских активов в 2016 году составил $39,2 млрд, следует из годового отчета Thomson Reuters, посвященного инвестиционно-банковской деятельности в России (есть в распоряжении «Газеты.Ru»).

Это на 77% выше показателей 2015 года, а также является максимумом за последние три года.

Объемы сделок по покупке российских компаний зарубежными выросли на 72% (до $19,8 млрд), что стало лучшим результатом с 2012 года. В свою очередь, объемы сделок по покупке российскими компаниями иностранных увеличились на 63% (до $16,5 млрд), достигнув самого высокого показателя с 2007 года.

Банки также неплохо заработали за счет этих сделок. За 2016 год инвестиционные банки, работающие в России, выручили $347,7 млн, что более чем в 1,5 раза превышает показатель 2015 года. При этом комиссионные за консультации по M&A сделкам сократились на 15% по сравнению с предыдущим годом и достигли минимального значения с 2004 года.

Одной из причин такого роста стал резкий рост портфельных инвестиций, что вполне нормально в условиях роста ожиданий экономического подъема. Похожая ситуация наблюдалась в 2010 году, считает Даниил Егоров, руководитель управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA.

«Кроме того, российские активы недооценены в связи с девальвацией рубля, что также делает российские компании перспективной покупкой — российский рынок имеет хороший потенциал роста, и сейчас с точки зрения макроэкономических показателей (динамика ВВП, инфляция) инвестиции в российские компании вполне могут окупиться в течение ближайших двух лет», — отмечает Егоров.

Нефть вернулась на пик

Лидирующим по количеству M&A сделок стал топливно-энергетический сектор — 160 сделок на общую сумму $30,7 млрд.

Это составило 78% от всех российских целевых сделок по слиянию и поглощению.

По мнению Егорова, главной причиной этому является динамика цен на нефть. С тех пор как котировки перестали опускаться ниже $50 за баррель, российские компании снова стали перспективными с точки зрения покупки.

Главный экономист БКС Владимир Тихомиров согласен, что причиной послужили цены на нефть, которые держались на низком уровне почти весь прошлый год.

«Это и привлекло инвесторов, которые верили, что к концу года цены на нефть восстановятся. Они [инвесторы] традиционно обращают внимание, когда те компании, которые традиционного находятся в выгодном положении, оказываются не на пике», — отметил он.

Лидерство топливно-энергетических активов в M&A во многом вынужденное,

отмечают в Thomson Reuters. «Два с лишним года низких цен на нефть заставили по-другому, более придирчиво взглянуть на многие активы — их показатели, соответствие основному бизнесу компании и т.д. Яркий пример — многомиллиардная распродажа непрофильных активов Glencore», — заявил «Газете.Ru» Александр Ершов, главный редактор по товарным рынкам Thomson Reuters.

Плоды приватизации

Основным драйвером рынка слияний и поглощений в России в 2016 году выступили компании с государственным участием. Не случайно крупнейшей объявленной сделкой по M&A с участием российских активов стало приобретение «Роснефтью» 98% акций компании Essar Oil за $12,9 млрд, а доходы бюджета от приватизации государственных активов в 2016 году составили 406,8 млрд руб.

«Разумеется, в значительной мере причиной таких показателей стала приватизация, а консолидация «Роснефти» и «Башнефти» существенно протолкнула этот процесс», — соглашается главный экономист БКС Владимир Тихомиров.

«Просто иногда проходят сделки, которые кардинально меняют общую картину», — сказал он.

«На наш взгляд, политика повышения ценности компаний с государственным участием с помощью приобретения активов и последующая реализация программы приватизации смогут определять развитие рынка M&A в дальнейшем», — считает Алексей Авдеев, руководитель отдела по управлению информацией Thomson Reuters.

Впрочем, глава Минэкономразвития Максим Орешкин заявил в интервью Financial Times, что не хотел бы, чтобы государство играло большую роль в экономике страны. По его мнению, для ускорения экономического роста конкурентные рынки стране нужны больше, чем приватизация.

«Если вы просто приватизируете крупную государственную компанию, которая доминирует на определенном рынке, вы не улучшите конкурентную ситуацию, и не будет существенного положительного влияния на [экономический] рост», — сказал он.

План приватизации на 2017 год все еще прорабатывается, рассказывал ранее первый вице-премьер правительства Игорь Шувалов. Предполагаемые доходы бюджета от приватизации в 2017 году запланированы на уровне 136 млрд руб., прогнозировал глава Минфина Антон Силуанов.

Что ждет M&A в будущем

Если в 2016 году в сделках M&A преобладал топливно-энергетический сектор, то в 2017 году эксперты делают ставку на вчерашние высокотехнологические стартапы, из которых в конце года массово выходили инвестиционные фонды. Именно они возглавят тренд, а покупателями, вероятнее всего, выступят крупные международные компании и российские холдинги.

Что касается ТЭК, он станется привлекательным для иностранных инвесторов как имеющий хорошие шансы вырасти быстро.

Но внутри страны более перспективным кажется все же торговый бизнес, — считают в Dukascopy Bank SA.

«В случае роста реальных доходов населения — а в случае роста ВВП он точно будет — можно смело ожидать и роста потребления. Учитывая, что торговый сектор оказался самым устойчивым в кризис, возможно, он окажется и самым устойчивым к инвестиционным пузырям», — убежден Егоров.

Тем не менее, возможны и новые сделки в нефтяной отрасли, полагают в Thomson Reuters. Предпосылкой для этого может послужить продолжение тренда, связанного с колебаниями цен на нефть (в случае их восстановления или, наоборот, дальнейшего падения). Кроме того, не стоит забывать и о политических изменениях. Приход к власти Дональда Трампа и связанные с этим перемены в бизнес-климате, отмена режима санкций против Ирана, где есть интересы многих крупных компаний, а также возможный пересмотр санкционного режима в России, где ранее ряд международных компаний были вынуждены выйти из проектов (например, Exxon Mobile), — все это может оказать влияние на будущее M&A сектора.

Екатерина КОПАЛКИНА