Московский комсомолец: Валютные ипотечники скрывают свои высокие доходы

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

19 января зам министра финансов РФ Алексей Моисеев встретился с валютными ипотечниками, чьи кредиты, после резкого ослабления рубля в 2014 году, выросли в разы. По данным ведомства, в рамках государственной программы помощи ипотечным заемщикам удалось реструктурировать 381 жилищный кредит в иностранной валюте. Между тем, банки обнаруживают у якобы невинно пострадавших граждан высокие доходы и иное имущество, продажа которого может помочь им расплатиться по долгам. Однако нерадивые не спешат этого делать, надеясь на помощь государства.

Если верить последним опросам ВЦИОМ, интерес россиян к курсу рубля постепенно снижается. Население попросту устало от валютных качелей. Однако есть среди наших соотечественников те, кто с замиранием сердца следит за очередными колебаниями «деревянного». Речь идет о валютных ипотечниках, которых в 2016 году было около 25 тысяч. Всего в стране насчитывается почти 3,5 млн действующих ипотечных кредитов (валютных и рублевых).

После резкой девальвации рубля два года назад, ежемесячные платежи валютных заемщиков за вожделенную крышу над головой резко взлетели вверх. В результате они попросту оказались заложниками собственного жилья. Но, как отмечает финансовый омбудсмен Павел Медведев, часть вины лежит на самих гражданах. «Потому что в здравом уме и твердой памяти они взяли в долг не в той валюте, в которой зарабатывают», — отмечает эксперт.

Причем большинство из пострадавших убеждены, что банки обязаны пересчитать их долги по курсу на момент подписания договора. Однако пойти на такое кредитные учреждения не могут. Дело в том, что когда они предоставляют ипотеку в валюте, они также принимают депозиты в долларах. То есть, согласно предлагаемой логике, и вклады кредитору тоже придется пересчитать. Иначе в балансе банка возникнет дыра.

Поэтому, как отмечают эксперты, необходим комплексный подход к проблеме валютных ипотечников — не односторонние, а взаимные уступки со стороны государства, банков и самих заемщиков. Стороны должны решить, кто и какую берет на себя нагрузку.

Впрочем, первый шаг в этом направлении сделан — о чем и было сказано на встрече в Минфине. Правительство запустило госпрограмму помощи ипотечным заемщикам — как рублевым, так и валютным. «В рамках действующей программы помощи ипотечным заемщикам, попавшим в сложную финансовую ситуацию, получено уже около 18,5 тыс. заявлений на реструктуризацию ипотечных кредитов, в том числе 594 заявки по кредитам в иностранной валюте. В ходе программы реструктурировано более 9540 кредитов, в том числе 381 кредит, обязательства по которым выражены в иностранной валюте», — сообщают в министерстве.

Между тем, министр строительства и ЖКХ Михаил Мень не видит необходимости в продлении этой программы в 2017 году. По его словам, банки уже напрямую работают со своими валютными заемщиками, и решают их вопросы в индивидуальном порядке. «Здесь наше вмешательство не нужно», — уверен глава Минстроя.

Как уточняют в Минфине, банки предлагают своим проблемным клиентам механизмы, которые дают возможность заемщику снизить сумму задолженности на 10-50%, а также уменьшить ставку по ипотечному кредиту.

В то же время кредитные учреждения в ходе проверок заявок на реструктуризацию валютной ипотеки иногда выявляют у заемщиков достаточно высокие доходы для того, чтобы ответить по своим обязательствам. Кроме того, у некоторых граждан обнаруживается иное жилье, продажа которого могла бы им помочь расплатиться по валютной ипотеке. По словам экспертов, такие случаи требуют судебного разбирательства.

Впрочем, есть среди граждан и такие, у которых кроме взятого в кредит жилья ничего за душой нет. Неслучайно ранее председатель Банка России Эльвира Набиуллина заявила, что банки должны определять меры поддержки валютным ипотечникам в индивидуальном порядке.

О том, что заемщики, взявшие ипотеку в валюте, брали риск на себя, но при этом их надо поддержать, говорил и Владимир Путин. «Точно совершенно, что людям надо помогать. Это касается единственного жилья. — подчеркивал президент, — Надо посмотреть внимательным образом и не допускать каких-то других случаев».

А «другие случаи» бывают. Например, совсем недавно Минюст предложил отменить запрет отбирать у должников единственное жилье. Проще говоря, если ты не способен ответить по своим долгам, то ты буквально в одночасье можешь стать бомжем. Именно таких резких решений хотят избежать пострадавшие заемщики, пришедшие на встречу с замминистра финансов.

Ирина БАДМАЕВА