Lenta.ru: Страна вечного роста

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Австралия постепенно приближается к мировому рекорду по продолжительности непрерывного экономического роста. Первые три месяца 2017 года показали, что ее ВВП вырос на 0,3 процента. Страна-континент уже 103 квартала подряд обходится без рецессии. Последний экономический спад в Австралии наблюдался в 1991 году. Австралийское экономическое чудо — уникальное явление на фоне потрясений, пережитых большинством развитых стран в начале XXI века. Тем не менее многие аналитики предсказывают, что период благоденствия может скоро закончиться.

Белый мусор Азии

Австралия живет без экономических кризисов уже 26 лет. Это один из лучших показателей за всю историю — по крайней мере, среди стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Еще более благополучная серия лишь у Японии, которая не знала рецессии с 1960-го по 1993 год. Где-то рядом и Нидерланды, которые пережили период экономического роста с 1980-го по 2008 год, но у них произошла мини-рецессия в 2003-м, когда в один из кварталов ВВП опустился на 0,01 процента. В любом случае достижение Австралии — явление выдающееся.

Вероятно, австралийцев сильно удивило бы, если бы кто-то рассказал им о такой перспективе в конце 80-х годов. В то время будущее австралийской экономики безоблачным не выглядело. Хотя страна традиционно была одной из самых развитых и богатых в западном мире, 30 лет назад многолетняя стагнация вызывала весьма тревожные ожидания. Автор сингапурского экономического чуда Ли Куан Ю, к примеру, называл тогда Австралию «белым мусором Азии», считая ее экономически безнадежной. Постапокалиптические фильмы вроде «Безумного Макса» во многом базировались на пессимистичном мироощущении осси (так австралийцев называют британцы и американцы) 1980-х.

Проблемы Австралии на рубеже 80-90-х годов были в тот период общими для всех развитых стран. Экономический рост предыдущего десятилетия замедлился: Америке Рональда Рейгана удалось добиться определенных успехов, но по сравнению с послевоенным подъемом это были «копейки». В Австралии добавлялись и местные особенности. Страна всегда была преимущественно сырьевой, она поставляла торговым партнерам золото, железо, продукты питания и другую продукцию первичных индустрий. В кризис, как известно, такие страны страдают сильнее, так как их экономика недостаточно диверсифицирована. Между тем к началу 90-х Япония, один из главных потребителей австралийских товаров, вступила в период стагнации, продолжающийся по сей день. Другие страны начали переориентировать свою экономику на менее ресурсоемкую. У австралийцев были причины беспокоиться о будущем.

Сила в слабости

Однако вместо депрессии Австралия внезапно пережила 26 лет экономического бума. Пару раз, в период азиатского кризиса и краха доткомов на рубеже веков, а также во время глобальной рецессии 2008-2009 годов, ВВП страны оказывался в отрицательной зоне — но не более 1 процента и лишь на один квартал, что не засчитывается как рецессия. Уже в следующих после спада трехмесячных отрезках начинался бурный экономический рост.

Как объяснить этот феномен? Многие экономисты сразу вспоминают проведенные в 80-х годах реформы в стиле американской рейганомики — в частности, снижение объема госсектора и дерегуляция всего и вся. В общем, стандартная программа в духе неолиберализма.

К примеру, ослабление регулирования в банковском секторе привело к росту слияний и поглощений. В итоге мелкие банки ушли с рынка, а крупные оказались в большей степени готовыми к глобальной конкуренции. Однако нужно понимать, что такие реформы в тот период проводились практически по всему развитому миру — с небольшими региональными отличиями. Тем не менее многие государства очень тяжело переживали кризисы конца 1990-х и 2000-х годов, тогда как австралийцы справились с ними блестяще.

На самом деле главной силой Австралии стала ее слабость, а именно сырьевая ориентация экономики. В 80-е никто не мог предсказать, что спрос на австралийскую руду и другие богатства недр резко вырастет. Но это произошло — благодаря новой экономической сверхдержаве, в кратчайшие сроки возникшей по соседству со страной кенгуру.

Речь, естественно, о Китае. Признаки быстрого подъема в самом населенном государстве мира обнаружились уже после первых реформ Дэн Сяопина в 80-е годы, но это была лишь разминка. Настоящий бум наступил десятилетием позже. С 1990 года экономика Китая в номинальных цифрах выросла в 15 раз, а с учетом хронического занижения курса юаня в реальном выражении этот рост был еще более впечатляющим. Стремительно поднимающемуся Китаю требовалось все больше ресурсов, и большая страна с богатыми недрами практически под боком оказалась как нельзя кстати. Крупнейшие корпорации вроде BHP Billiton и Rio Tinto воспользовались этим бумом по полной, покрыв карьерами, шахтами и нефтяными вышками немалую часть прежде пустынной территории.

Таким образом, большой кусок китайского пирога каждый год стабильно отправлялся в Австралию. В отличие от США, Европы и Японии Китай не знал рецессий. Даже сейчас существенно замедлившаяся экономика Китая растет на 6-7 процентов в год, что в абсолютных цифрах составляет почти триллион долларов. КНР поглощает более трети австралийского экспорта, а вместе с Гонконгом и Тайванем эта доля поднимается до 40 процентов. Периодические падения цен на рынках, разумеется, создают определенные проблемы для производителей, но когда есть стабильный и надежный покупатель — все это можно пережить.

На пороге кризиса

Конечно, успехи Австралии нельзя сводить к одной лишь сырьевой составляющей, даже при том что сырье (включая сельхозпродукцию) обеспечивает более 70 процентов экспорта страны. Сопоставимую долю в экономический рост вносит иммиграция. Население Австралии в 1989 году составляло всего 17 миллионов человек, а сейчас перевалило за 24 миллиона. Такого роста (на 40 процентов) не знала в последнюю четверть века ни одна развитая страна.

При этом большинство иммигрантов неплохо адаптируется к жизни на новой родине. Значительную их часть составляют британцы и другие европейцы (в отличие от многих других «эмигрантских» стран, Австралия продолжала массово принимать жителей благополучной Западной Европы после Второй мировой войны), белое население Южной Африки и квалифицированные специалисты из других стран. Высокопродуктивные мигранты быстро всасываются в экономическую жизнь государства и дают немедленную отдачу. Что касается нежелательных нелегалов, то с ними у официальной Канберры разговор короткий.

Однако, как часто бывает, успехи потянули за собой и проблемы. Даже у эффективной миграции есть оборотная сторона. В случае Австралии она выражается в росте цен на жилье и возникновении пузыря на рынке недвижимости.

Дерегуляция валютного рынка и свободное плавание австралийского доллара привели к его спекулятивному росту (в определенный момент он превышал по стоимости доллар США, хотя исторически почти всегда стоил намного дешевле). Сырьевики это пережили, а вот, например, автомобильной индустрии пришлось несладко: с 2006 года объем производства автомобилей в стране рухнул на две трети. Многие крупнейшие производители закрыли свои заводы и не выпускают машины даже для внутреннего рынка.

Кроме того, экономисты обращают внимание и на проблему растущего долга. Закредитованность австралийцев достигла 187 процентов от их суммарного дохода — крайне тревожный индикатор. Рост объема долгов только ускоряется, в феврале он стал рекордным за 10 лет. Кстати, кризис 2008 года Австралия прошла практически без потерь во многом из-за низкого уровня задолженности в экономике. Так что, вероятно, австралийцам придется пройти через то, что уже испытали жители США и Европы 10 лет назад.

Все эти затруднения в Австралии неплохо осознают. В частности, профессор Австралийского национального университета Боб Грегори в интервью Bloomberg рассказывает, что в стране отмечается что-то вроде вялотекущей рецессии. «Пока ничего драматичного, но каждый год хуже, чем предыдущий», — говорит экономист. Не стоит забывать и о том, что главный торговый партнер Австралии постепенно замедляет стремительный бег, переориентируясь с производственного сектора на развитие внутреннего спроса и сферы услуг. Ответ на вопрос, сможет ли Австралия справиться с этим новым вызовом и побить вечный рекорд Японии по беспрерывному росту, даст только будущее.

Дмитрий МИГУНОВ