РБК: Реформа банковского надзора начнется 16 июня

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Как выяснил РБК, Банк России уже на этой неделе начнет переход от территориального к централизованному надзору. Это должно снизить субъективизм в надзоре, но может усложнить работу региональных банков, считают эксперты.

На этой неделе Банк России на практике начнет заявленный ранее переход от регионального к централизованному надзору, а именно вышлет кредитным организациям соответствующие уведомления с деталями условий данного перехода. Об этом РБК рассказали три банкира, посетивших 8 июня встречу с зампредом ЦБ Ольгой Поляковой (курирует надзор), посвященную данному нововведению. На сайте ассоциации «Россия» сообщается, что в обсуждении новых регуляторных требований приняли участие представители 83 банков.

Цель нововведений, как рассказали два участника встречи, сделать так, чтобы все банки России контактировали напрямую с надзорным подразделением в центральном аппарате ЦБ вне зависимости от того, в каком регионе они зарегистрированы. Это должно облегчить коммуникацию банков с ЦБ, устранить недопонимание, которое раньше возникало из-за разных подходов к надзору со стороны управлений ЦБ на местах и их фактической неподконтрольности центральному аппарату ЦБ, поясняет один из собеседников РБК.

Переходный период продлится, по словам участников встречи, с 16 июня текущего года до сентября 2018 года.

От регионов к центру

В феврале 2017 года на встрече банков с представителями ЦБ в «Бору» Эльвира Набиуллина объявила, что с 1 марта регулятор планирует начать реформу по централизации банковского надзора. Тогда глава ЦБ поясняла, что в ходе реформы региональные сотрудники будут переведены во вновь создаваемый департамент так называемого текущего банковского надзора непосредственно в центральном аппарате ЦБ. Руководство ими будет осуществляться из центра, зарплата выплачиваться также центральным аппаратом Банка России. «На местах останется небольшое число людей, они также будут подчиняться центральному аппарату ЦБ», — говорила Набиуллина.

Всего, как ранее сообщал РБК, согласно реформе, надзор за банками в центральном аппарате ЦБ будет сконцентрирован в трех департаментах. Кроме департамента текущего надзора, непосредственно контролирующего ситуацию в банках, это еще и департамент надзора за системно значимыми банками, уделяющий пристальное внимание соответствующим кредитным организациям, и департамент банковского надзора, который будет осуществлять общее информационное, организационное и методологическое сопровождение работы всего надзорного направления, уточняла председатель.

Надзор за банками не первый сегмент деятельности ЦБ, подвергшийся централизации. Ранее аналогичную реформу прошли подразделения ЦБ, осуществляющие проверки в банках.

Подробности централизации

На встрече с банкирами ЦБ презентовал основные этапы и принципы работы департамента текущего банковского надзора. Как рассказали РБК участники встречи, в ходе перехода на централизованный надзор регулятор разделит все банки (в дополнении к ранее выделенной группе системно значимых игроков) еще на три группы. «Первая — это крупные банки и банки-санаторы, вторая — банки с иностранным участием, третья — все остальные банки», — рассказывают собеседники РБК. У каждой из трех надзорных групп будет свой руководитель.

Почему была выбрана именно такая группировка, регулятор пока рынку не объяснил. «Возможно, при регулировании банков-санаторов и банков с иностранным участием нужно учитывать особенности деятельности этого сегмента. Так, банк-санатор работает по ранее утвержденному при участии регулятора плану финансового оздоровления, у него могут быть определенные сроки присоединения санируемого банка, смягченные требования по соблюдению нормативов. Иностранные же банки активно взаимодействуют с головными подразделениями, у них много документации на английском языке, есть также определенные требования к работе в России со стороны материнских структур», — рассуждает один из участников встречи.

Ожидаемый эффект

Ключевая проблема децентрализованного надзора — это конфликт интересов между надзорной функцией главка ЦБ на местах и самим его существованием, говорит руководитель отдела валидации рейтингового агентства «Эксперт РА» Станислав Волков. «Чем меньше было поднадзорных банков у территориального подразделения, тем сложнее ему было обосновать свое существование. Поэтому для того, чтобы число банков не снижалось, территориальные подразделения порой принимали не такие жесткие меры, как сотрудники ЦБ из Москвы», — поясняет Волков. Иными словами, надзор был неоднородным, добавляет он.

Также территориальные подразделения медленнее внедряли новые инструменты надзора, обосновывая это тем, что все банки в регионе у них «как на ладони» — для понимания их рисков достаточно и проверенных подходов, говорит Волков. Наиболее яркий пример несогласованности действий центрального аппарата и надзорных органов на региональном уровне — Татфондбанк, указывает он. Такое взаимодействие усугубило ситуацию вокруг банка, лишившегося лицензии в марте этого года, считает эксперт. Схожего мнения придерживались и источники РБК в ходе анализа ситуации вокруг этого банка. После отзыва у него лицензии ЦБ отправил в конце марта в отставку главу Национального банка ЦБ по Республике Татарстан Мидхата Шагиахметова, говорили источники РБК, знакомые с ситуацией. Очевидно, что при децентрализованном надзоре конкретные решения в отношении мер воздействия к банкам со стороны территориальных надзорных подразделений могли отличаться от региона к региону, добавляет руководитель группы банковских рейтингов Аналитического кредитно-рейтингового агентства (АКРА) Кирилл Лукашук.

Есть у децентрализованного надзора и еще одна существенная проблема, указывают эксперты. Это особенности взаимодействия подразделений ЦБ на местах с бизнес-элитами региона, которые имеют отношение и к местному банковскому сектору. Централизация надзора должна существенно снизить конфликт интересов у ЦБ в этой сфере, добавляет Лукашук. «Кроме того, централизованный надзор поможет оценивать ситуацию в конкретном банке через призму ситуации в банковской системе в целом и минимизировать время реакции регулятора на проблемы банка», — заключил он.

При этом для региональных банков централизация надзора во многих случаях будет означать ужесточение подхода регулятора, считает Станислав Волков.

Реакция рынка

Сами банкиры (РБК запросил комментарии по результатам встречи у банков топ-50) были не слишком общительны на предмет централизации надзора. На запрос РБК ответили лишь банк «Зенит» и Росевробанк.

В Росевробанке подтвердили свое участие во встрече с ЦБ. «Представленная на совещании программа говорит об эволюции в области банковского надзора», — сообщил Станислав Володин, директор департамента комплаенс-контроля Росевробанка. По его словам, со временем это, в частности, позволит снизить нагрузку на банки по сбору и отгрузке информации в ЦБ РФ, число запросов в банки от регулятора, и даже отменить ежедневные формы обязательной отчетности. «Например, ранее иногда нужно было за несколько дней собрать и проанализировать информацию по всем закладным по ипотечным кредитам, и результаты представить регулятору. В результате сотрудники внутреннего аудита буквально ночевали несколько дней на работе, чтобы своевременно исполнить такой запрос», — рассказал он.

При этом, по словам Володина, переход на централизованный надзор с 16 июня «не означает, что надзор изменится одномоментно». Программа его эволюции предусматривает переходный период и завершение процесса становления к сентябрю 2018 года, указывает он.

В банке «Зенит» также подтвердили участие во встрече. «Основная цель Банка России — повышение эффективности надзора. Как это скажется на банках, пока говорить рано», — сообщили там РБК.

Остальные банки из топ-50 на запрос РБК не ответили. Так же поступили в Банке России.

Юлия ТИТОВА