РБК: ЦБ подготовил банки к обмену информацией о сомнительных клиентах

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Система обмена данными между банками о неблагонадежных клиентах будет запущена уже на следующей неделе, выяснил РБК. ЦБ рекомендовал банкам не отказывать тотально всем, кто признан сомнительными контрагентами

В среду, 21 июня, ЦБ опубликовал в «Вестнике Банка России» информационное письмо «Об учете информации о случаях отказа от проведения операций, от заключения договора банковского счета (вклада), о случаях расторжения договора банковского счета (вклада) с клиентом». В документе за подписью зампреда ЦБ Дмитрия Скобелкина банкам и иным финансовым организациям указано, что сведения об отказе в обслуживании клиента или проведении операций в одном банке необязательно должны становиться причиной для отказа от его обслуживания в другой финансовой организации.

Причины, вызвавшие появление такого письма, не сообщались. Однако, как рассказал РБК источник, знакомый с ситуацией, оно выпущено в преддверии 26 июня, когда должен полноценно заработать механизм обмена информацией между финансовыми организациями, ЦБ и Росфинмониторингом о клиентах, которым было ранее отказано в обслуживании или проведении операций. Система такого взаимодействия между банками, Росфинмониторингом и ЦБ разрабатывалась в последние несколько лет. Ее целью было дать финансистам дополнительный инструмент для более качественной оценки рисков отмывания преступных доходов и финансирования терроризма в отношении клиентов — как физических, так и юридических лиц.

Фаррух Абдуллаханов, директор группы консультирования по управлению рисками КПМГ, указывает: «На последних встречах в АРБ представители Росфинмониторинга указывали, что списки не должны быть стоп-листами, банки должны использовать риск-ориентированный подход. При этом оценки одного и того же клиента от банка к банку могут разниться по причинам отличия операций клиента, его продуктов, лимитов и т.д.»

При этом, как уточнил источник РБК, речь идет не о клиентах, которым было ошибочно отказано в обслуживании. По его словам, возможны ситуации, когда в одном банке клиент действительно проводил сомнительные операции, но другой финансовой организации при должной оценке рисков это дает основания избавиться от такого клиента. «Мир не черно-белый, ситуации бывают разные, чрезмерно категоричные оценки тоже могут быть ошибочными, особенно если речь идет о физлицах», — пояснил собеседник РБК.ЦБ действует превентивно, считают эксперты. «Существуют риски того, что банки могут воспринять базу сомнительных клиентов поверхностно и резко увеличить количество отказов в операциях», — говорит партнер EY Марчелло Гелашвили.

В пресс-службе ЦБ РБК сообщили информацию о том, что механизм информационного обмена между банками о неблагонадежных клиентах с июня уже действует. «В отношении некредитных финансовых организаций он будет реализован позднее, после решения ряда технических вопросов», — уточнил представитель пресс-службы регулятора, отказавшись от дополнительных комментариев.

В декабре 2015 года комитет Госдумы по финрынку одобрил поправки в закон об отмывании, которые разрешали обмен информацией между регуляторами и банками о подозрительных клиентах. В 2016 году ЦБ написал регламент этого обмена. Предполагается, что обмен такими данными должен носить закрытый характер, то есть информация не будет публичной. До этих нововведений банки не делились полной информацией о подозрительных клиентах друг с другом на постоянной основе.

Реакция рынкаПривести конкретные ситуации, в которых правомерный отказ одному клиенту в обслуживании за сомнительные операции законно не ведет к таким же действиям у другого банка, с которым такой клиент также сотрудничает, участники рынка затруднились.

Скорее всего, разъяснение Банка России отсылает к тому, что у разных банков различный подход к оценке сомнительности клиентов, говорит ведущий методолог «Эксперт РА» Юрий Беликов.

«Каждый банк вводит свои правила внутреннего контроля, в том числе регулирующие открытие и ведение счетов клиентов. Они проходят процедуру согласования с регулятором, но это не означает полную унификацию правил», — поясняет Беликов.

Наличие компании в черном списке, безусловно, настораживающая информация, но у каждого банка свой внутренний контроль, который должен проверить клиента в соответствии с установленными нормами вне зависимости от попадания компании в список, считает Беликов.

Вряд ли ЦБ боится, что банки будут допускать ошибки, — скорее, регулятор больше опасается разницы внутреннего контроля в банках. Отказ в открытии счета в одном банке не должен становиться клеймом на компании или гражданине и означать автоматический отказ в обслуживании в других банках, добавляет Беликов. «Участники экономической деятельности диверсифицируют свои операции в разных банках, и в разных банках они могут носить разный характер», — указывает собеседник РБК.

По словам банкира из банка топ-30, проблема также в том, что причина отказа не раскрывается и она может, например, заключаться в том, что банк не работает с предприятиями определенного сегмента из-за отсутствия необходимой экспертизы. «Если другой банк обладает необходимыми компетенциями, то он может провести необходимую проверку и вынести на ее основе положительное решение. В этом случае банком применяется так называемое мотивированное суждение», — поясняет банкир. Отказ клиенту в проведении операции или открытии счета исключительно зависит от политики банка и от принятых в нем правил, если требования регулятора будут иметь методический характер, утверждает руководитель практики финансовых расследований ФБК, доцент кафедры криминалистики МГУ Александр Сотов: «ЦБ дает некие общие правила и методические рекомендации, которые в этом случае дают банкам определенный простор для маневров — одни могут быть более осторожными, другие — менее». Кроме того, отмечает Сотов, не стоит забывать, что в России большое количество банков с иностранным участием, на которых могут влиять и требования, «спускаемые» из материнской компании, чтобы соответствовать требованиям иностранного регулятора, который для материнской компании, безусловно, имеет значение.

Что касается ситуации с открытием банком счета клиенту, которому до этого было отказано, то в этом случае банк может потребовать представить дополнительные документы, поясняет Сотов. «К примеру, клиент может показаться подозрительным из-за снятия крупной суммы наличных денег. С одной стороны, это может быть участие в отмывании денежных средств, с другой стороны, может, он совершал крупную покупку. В этом случае один банк может просто отказать ему в открытии счета, а другой может потребовать документы, объясняющие снятие большой суммы денег. Если клиент предоставляет объяснительные данные, банк признает их удовлетворительными и спокойно открывает счет», — заключает он.

«Скорее всего, дело в том, что в России не так уж много идеально белого бизнеса, и, если закручивать гайки на 100% в борьбе с отмыванием, можно загубить и то, что есть», — предполагает один из банкиров. В российских, да и не только, реалиях это вынужденная мера: мир не черно-белый, резюмирует он.

Фаррух Абдуллаханов добавляет, что риски попадания в списки существуют прежде всего для клиентов малого и среднего бизнеса. При этом процедура «отбеливания» клиентов в настоящее время пока не предусмотрена, что также сопряжено с рисками их полного отстранения от официального финансового рынка и ухода в серую сферу.

На негативные стороны дерискинга — полного отказа финорганизаций от клиентов вместо контроля за рисками отмывания и финансирования терроризма — неоднократно указывала и группа по борьбе с отмыванием средств FATF. Осенью прошлого года она даже издала соответствующие рекомендации. Основная заложенная в них мысль такова: такой подход не соответствует рекомендациям FATF и аналогичных организаций, противодействующих отмыванию средств, и вызывает серьезную озабоченность международного сообщества, так как ведет к меньшей прозрачности, большей подверженности рискам отмывания и финансирования терроризма.

Юлия ТИТОВА, Светлана ДЕМЕНТЬЕВА, Марина БОЖКО, при участии Екатерины ЛИТОВОЙ