РБК: Аналитики указали на риски повышения спроса на валюту со стороны банков

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Райффайзенбанк зафиксировал в апреле-мае снижение свободной валютной ликвидности в банковской системе. В летние месяцы тенденция может продолжиться. Но повышенная потребность банков в валюте не должна привести к скачкам ставок по валютным вкладам в банках и курса рубля.

Информация о снижении уровня валютной ликвидности по российскому банковскому сектору содержится в опубликованном на днях обзоре Райффайзенбанка. Этот уровень по итогам мая составил $6,5 млрд, снизившись на месяц сразу на $4,3 млрд, указано в документе.

В апреле аналитики Райффайзенбанка также фиксировали отток валютной ликвидности из банковской системы объемом $3,7 млрд против $1,6 млрд в марте. «В мае банки нарастили вложения в евробонды, а также погасили задолженность по валютному РЕПО перед ЦБ РФ и банками-нерезидентами, что было профинансировано за счет сокращения средств на депозитах в банках-нерезидентах», — говорится в обзоре Райффайзенбанка.

Это не полный перечень причин, указывает руководитель операций на валютном и денежном рынке Металлинвестбанка Сергей Романчук. «В начале этого года на рост объемов избытка валютной ликвидности, скорее всего, повлияла сделка по приватизации «Роснефти». Такие большие сделки приводят к заметным валютным изменениям на рынке, — говорит он. — Поэтому нынешний и будущий отток, вероятно, может быть вызван расчетами по закрытым и находящимся в процессе сделкам российских компаний по приобретению зарубежных активов, например «Роснефть» и Essar».

В октябре 2016 года сообщалось, что «Роснефть» и консорциум международных инвесторов в составе Trafigura, UCP и Essar подписали договоры о покупке 98% Essar Oil — второго крупнейшего нефтеперерабатывающего завода в Индии. «Роснефти» должно было отойти 49% нефтяной компании. Пресс-служба «Роснефти» сообщала, что общая стоимость приобретения составит $12,9 млрд. На момент собрания акционеров «Роснефти» 22 июня сделка не была закрыта. Глава «Роснефти» Игорь Сечин рассказал акционерам в ходе собрания, что 21 июня было оформлено юридическое решение о «гарантированном» вхождении «Роснефти» в капитал второго по размеру индийского НПЗ Essar Oil, 98% которого «Роснефть» покупает вместе с трейдером Trafigura и группой UCP Ильи Щербовича. «После завершения технических процедур можно считать сделку завершенной», — добавил глава «Роснефти».

Набор указанных факторов может свидетельствовать о наличии рисков того, что в третьем квартале этого года российская банковская система может утратить имевшийся в последнее время избыток валютной ликвидности, сказал РБК аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. В результате потребность банков в валюте вырастет — такой ситуации, не говоря уже о дефиците валюты, в 2017 году пока не складывалось, согласен экономист Росбанка по России Евгений Кошелев.

Пока лишь риски

Впрочем, на текущий момент речь можно вести только о рисках, которые могут и не реализоваться, указывают эксперты. Майский отток не выглядит высоким, признают в Райффайзенбанке. Но летом отток валюты из банковского сектора может усилиться. «Такой отток будет сопряжен с сокращением счета текущих операций на фоне снижения нефтяных цен и оттока валюты по дивидендным выплатам, — рассуждает Кошелев. — Пик дивидендных выплат приходится на июль-август, и компании уже сейчас, пока курс рубля благоприятный, начинают хеджировать валютные риски».

По оценкам Кошелева, дефицит валютной ликвидности в банковском секторе в летние месяцы может достигнуть $1–2 млрд.

Опрошенные РБК участники финансового рынка и аналитики из других банков в целом сходятся во мнении, что вероятность реализации такого сценария (дефицита валютной ликвидности) в ближайшие месяцы довольно высока. Причин тому несколько, указывают они.

Дополнительно экспертов настораживают скачки в стоимости валютных свопов. Так, в пятницу был резкий рост ставок по валютным свопам овернайт на рынке, говорит Сергей Романчук. «23 июня долларовая ставка поднялась до 3%, хотя сейчас она вернулась к своим средним значениям — 1,25%. Обычно такое происходит, когда вырастают долларовые и евровые ставки в Европе, но в прошлую пятницу таких предпосылок не было», — говорит Романчук. По его мнению, такое однодневное повышение не очень существенно, но это может быть предвестником изменения потребности в валютной ликвидности со стороны банков.

Сигналом того, что банкам не хватает валютной ликвидности, является резкое повышение валютных ставок, которое не соответствует предложениям на зарубежных рынках, говорит и главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. «Например, если ФРС два раза повысила ставку на 0,25 п.п., а у банков ставки выросли на 2–3 п.п. — это будет сигнал, о том, что есть какие-то внутренние факторы, которые порождают дефицит валютной ликвидности», — уточняет она. Впрочем, по мнению банкиров, чтобы стать поводом для беспокойства, эти колебания должны быть более существенными.

Амплитуда изменений

Нынешний уровень свободных средств у банков в валюте в размере $6,5 млрд Романчук считает нормальным для российского банковского сектора. Однако если отток валюты продолжится, то некоторые банки могут испытывать недостаток краткосрочной валютной ликвидности и, соответственно, поднять ставки на краткосрочные (до трех месяцев) депозиты для компаний, говорит Кошелев. С этим мнением согласен и Романчук. По их словам, этого будет достаточно для банков, чтобы пополнить валютную ликвидность, и вряд ли тенденция повышения ставок по валютным средствам коснется депозитов для населения, считают эксперты.

Согласно информации на сайте Сбербанка, текущие ставки по вкладам для населения в долларах (при минимальной сумме $100 и минимальном сроке один месяц) составляют от 1,05 до 0,5% годовых в зависимости от параметра вклада. Ставки по вкладам в евро (при минимальной сумме €100 и минимальном сроке один месяц) по всем продуктам составляют 0,01% годовых.

В основном в крупных российских банках ставки для населения обычно не превышают 1% годовых, свидетельствуют данные РБК. В период с 20 мая по 20 июня доходность валютных депозитов выросла только в Бинбанке, который незначительно увеличил ставки по вкладам в долларах и евро на три месяца и 12 месяцев, а также по вкладам в долларах на шесть месяцев.

Предложения по депозитам (в том числе валютным) для корпоративных клиентов не являются публичными. Источники РБК на банковском рынке указывают, что в среднем ставки для таких клиентов находятся на уровне 1,5% годовых.

В любом случае взрывным рост ставок не будет, указывают банкиры. Кредитор последней инстанции для банков — ЦБ, там у них есть потенциальная возможность получать рефинансирование в валюте, при этом сам Банк России не заинтересован в дестабилизации ситуации, размышляет Романчук.

Влияние роста спроса на валюту на ее курс в силу не очень больших объемов этого спроса также будет не очень большим, считает он. К тому же ЦБ в последние годы указывает банкам на необходимость снижения объемов валютного фондирования и добился в этом направлении значительных успехов, если судить по доле корпоративных и розничных депозитов на балансах российских банков, напоминает Евгений Кошелев. В начале года в валютных пассивах средства компаний составляли 45%, а граждан — 25%, сейчас на компании приходится примерно 40%, а на граждан — около 20%, говорит Наталия Орлова.

Без системных проблем

«По всем этим причинам краткосрочные колебания стоимости валютного фондирования не станут угрозой для банков. Даже если баланс ликвидности на некоторое время изменится в отрицательную сторону, системных проблем они испытывать не будут», — обнадеживает Евгений Кошелев.

Старший директор по финансовым организациям рейтингового агентства Fitch Александр Данилов вовсе называет отток валютной ликвидности из банков в размере $4,3 млрд в мае техническим, если смотреть на ситуацию в банковском секторе в целом. «Банки вкладывали часть средств в евробонды, которые они могут заложить в ЦБ и снова получить валюту», — поясняет Данилов. Тем более покупку евробондов нельзя назвать оттоком из страны, так как банки в основном приобретали ценные бумаги российских эмитентов, добавляет он. По данным JP Morgan, в 2017 году объем эмиссии российского госдолга и долга российских корпораций составил $17 млрд. Этот показатель превышает результаты прошлого года ($15,2 млрд), пишет FT.

Впрочем, не стоит исключать из рассмотрения геополитический аспект. «Среди факторов, которые могут повлиять на отток валютной ликвидности из банковского сектора, ключевое место занимает предстоящая встреча президентов США и России на саммите G20, особенно если там будут достигнуты какие-либо прорывные договоренности», — заключил Евгений Кошелев. Если встреча состоится, то инвесторы будут с большим вниманием следить за ее последствиями, а именно за тем, какова будет судьба прохождения законопроекта о санкциях в отношении России в США, уточнил руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

Юлия ТИТОВА