Коммерсант-Деньги: «Страхование яровых сорвано»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

В этом году изменились правила предоставления сельхозпроизводителям государственных субсидий. С каким сложностями в этой связи столкнулись страховщики, с какими предстоит столкнуться аграриям, рассказал "Деньгам" президент НСА Корней Биждов.

— Правда ли, что страховая кампания яровых в этом году сорвана?

— Если говорить о договорной кампании страхования яровых, то мы имеем спад до 80% по объемам привлеченных средств, а по премиям — более 50%. Эти показатели, безусловно, можно характеризовать как срыв договорной кампании.

— Почему так вышло?

— Главной причиной стало введение "единой субсидии" в конце прошлого года. То есть субсидии на агрострахование стали частью общей субсидии аграриям. И если раньше каждое из направлений субсидирования прописывалось отдельной статьей, то теперь более 50 направлений оказались в "резиновом мешке", как я его называю, той самой "единой субсидии". Безусловно, это предоставило свободу выбора — каждый регион по своему усмотрению решает, сколько тратить денег, на какие именно нужды.

Но если в прошлые годы федеральный бюджет отдельной статьей на агрострахование направлял порядка 5 млрд рублей на растениеводство и 1 млрд на страхование сельхозживотных, а еще на агрострахование выделяли деньги и региональные бюджеты (по принципу софинансирования), то теперь эти средства оказались в общем обезличенном котле. В том же котле, что и остальные виды поддержки, направленные непосредственно на первоочередные для агрария нужды: закупку семян, горюче-смазочных материалов, оплату сельхозработ и работ, связанных с посевной, ремонт сельхозтехники и так далее. Очевидно, что такая задача, как агрострахование, на фоне текущих проблем для агрария не кажется столь важной. Не приходится удивляться, что агрострахование в этом году было сведено практически на "нет". Если не исправить эту причину, то в следующем году картина будет такой же, если не хуже.

Впрочем, от страхования отказались не все регионы. Некоторые оставили объемы финансирования на прежнем уровне. Пример тому — Ставропольский край и регионы с высокими рисками. Однако, повторюсь, около 80% регионов либо символически обозначили страхование рисков, выделяя по 2-3 млн рублей, когда раньше выделяли десятки и сотни миллионов, либо отказались от страхования вовсе, пример тому — Краснодарский край.

— Что вы предлагаете?

— В общей сложности государство выделяет на нужды сельхозпроизводителей огромные суммы. Так, до 2020 года запланировано порядка 2 трлн рублей. Задача защитить эти инвестиции, на мой взгляд, выходит за пределы компетенции отдельных аграриев или даже регионов, это задача государственной важности, причем федерального уровня. Наши субсидии, на мой взгляд, равнозначны тем деньгам, что выделяются на случай чрезвычайной ситуации — засухи, наводнений и другого рода катастроф.

Как вариант решения проблемы — резервировать прежний объем субсидии на агрострахование в общей субсидии отдельной строкой, то есть вывести эти средства из единой субсидии. Или утвердить норму, что из предоставляемой по "единой субсидии" суммы не менее, к примеру, 5-10% региону необходимо тратить на защиту от рисков.

— Компенсации на случай чрезвычайных ситуаций не способны ли заменить страхование подобных же рисков?

— Компенсации в случае чрезвычайных ситуаций носят прямой характер, то есть это прямые выплаты, прямое возмещение средств из госбюджета на случай, если аграрий потерял свой урожай и в целом бизнес. Ранее существовало правило, что те регионы, что не развивают агрострахование, могут не рассчитывать на подобную компенсацию со стороны государства. Правило выполнялось не буквально и не всегда. Тем не менее это стимулировало регионы к развитию страхования. В прошлом году сельхозпроизводители Бурятии потеряли в общей сложности около 300 млн рублей и попросили этот вид выплат (на случай ЧС) у государства. Государство отказало, поскольку страхование там не было развито. После этого из Минсельхоза Бурятии обратились к нам, мы разработали отдельную программу, теперь никогда не страховавшие свое хозяйство фермеры этого региона стали страховаться.

Это проблема не только сельхозстрахования. То же самое касается страхования жилья, в котором не заинтересовано население, но на компенсацию при ЧС все рассчитывают. Недавно, общаясь с испанскими коллегами, мы поинтересовались, получают ли компенсацию от государства у них незастрахованные бизнесмены. Вопрос пришлось переводить дважды. Для них он кажется диким: если ты не страхуешь и не заботишься о свой собственности, не получишь никакой государственной компенсации.

— Хорошо, допустим, что российская агрофирма не застраховала свои риски. Чем ей это грозит?

— Ну, во-первых, сложно представить, что серьезная компания не заботится о подобных рисках вообще. Если же компании все-таки не позаботились о рисках, им грозит массовое разорение. В этом сезоне после нескольких лет благоприятных условий и рекордных урожаев особым рискам подвержены растениеводческие компании. По нашим данным, результаты посевов в этом году из-за холодов оказались существенно ниже ожиданий. Возможно, все выправится, погода у нас непредсказуема. Но там, где недавно были ураганы и град, очевидно, аграриям придется обратиться месяца через два-три к властям: у нас нет урожая, дайте нам денег.

— И деньги им не дадут?

— Исходя из практики прошлых лет, думаю, что дадут, но на этот раз не всем и не тот объем, на который надеются. Это будут деньги, которые не смогут в полной мере компенсировать их потери.

— Правда ли, что широко распространены мошеннические схемы, связанные с субсидиями, направляемыми на агрострахованием?

— Схемное страхование, к сожалению, было очень распространено, но и сейчас гораздо реже, но встречается. Ранее в схеме участвовали как сами аграрии и их представители, так и страховые компании и чиновники среднего, а иногда, как выяснилось, и не среднего уровня — уровня замгубернатора. Государство выделяет определенные деньги на страхование. Для их получения мошенники штамповали набор документов, субсидии перечислялись на счет так называемого страховщика, деньги обналичивались, и все разбегались — фактически страхования не происходит. По нашим сведениям, это носило массовый характер в Алтайском крае, Волгоградской области и ряде других регионов. Существовал целый класс так называемых страховых компаний, которые подобные схемы обслуживали из года в год, как говорится, поточным методом. До 2016 года такие страховые компании имели даже свой союз. Причем показатели у них были даже выше, чем у реальных страховщиков. Распиливалось 50% от премии, соответственно, по бумагам уровень выплат был в районе 50%. Усилиями Банка России, с нашей помощью эта схема была практически ликвидирована. С прошлого года все агростраховщики должны входить в наш союз, где мы контролируем их деятельность.

Однако враг не дремлет. Появилась новая схема. По закону НСА, как ассоциация, формирует гарантийный фонд. Для этого члены ассоциации платят взносы, выплачивая 5% от получаемой ими суммы в фонд компенсационных выплат. Некоторым эти деньги не дают покоя. Так называемые агроюристы приходят к аграрию, спрашивают: у тебя был договор с компанией, которая лишилась лицензии? Если да, то оформляй требование о компенсации несуществующего ущерба! Мы пойдем, отсудим деньги за несуществующий страховой случай и поделим. Аграриям в этой схеме достаются копейки, если достается вообще что-либо.

Для нас знаковым делом было дело алтайских агроюристов, которые подобной схемой пытались отсудить у нас порядка 80 млн рублей. Представьте, спустя два года после отзыва лицензии у страховой компании 15 аграриев в один и тот же день вспомнили о своем мнимом ущербе, и хором подали одинаковые иски через одного и того же посредника. Нам удалось доказать мошенничество: что не было там страховых случаев. Все инстанции всех 15 судов мы выиграли.

— Сложно ли доказать отсутствие страховых случаев спустя годы?

— Есть традиционные способы. Это выезд и работа агронома-эксперта, исследования, замеры, фотографирование и так далее. Это весьма затратный, но порой незаменимый способ: агронома в поле никто не заменит. Есть и другие, более современные. Один из них — космомониторинг. Со спутника можно отследить развитие той или иной культуры в режиме реального времени на конкретном поле и историю за последние 17 лет.

— Что реально изменилось для аграриев с приданием вашему союзу статуса единого?

— Прежде всего мы объединяем игроков рынка, поэтому гарантируем единые для всех правила игры, обеспечиваем единые стандарты качества обслуживания. К нам аграрии приходят за консультацией по различным вопросам и с жалобами на действия той или иной компании, на предоставление субсидий и так далее. Региональные АПК, региональные профильные министерства обращаются к нам с просьбой оценить и обосновать те или иные бюджетные расходы на страхование.

— Чьи интересы вы защищаете прежде всего: аграриев или страховщиков?

— Мы — союз страховщиков. Разумеется, представляем интересы страховщиков. Но агростраховщики без аграриев, то есть клиентской базы, существовать не могут. Это единая система взаимодействия, которая формирует этот сегмент рынка. Мы заинтересованы в сбалансированном рынке, учитывающем интересы как компаний, так и их клиентов. В конечном итоге от нашей общей работы зависит защита российского агропрома от природных и финансовых катаклизмов.

Корней Биждов

Президент Единого объединения страховщиков агропромышленного комплекса — Национального союза агростраховщиков.

Окончил экономический факультет РГУ и аспирантуру МГУ им. М. В. Ломоносова. Кандидат экономических наук.

В страховом бизнесе с 1995 года. Начал работу в ОАО "Росгосстрах", где прошел путь от рядового сотрудника до руководителя департамента продаж страховых продуктов.

С 2000 по 2002 год генеральный директор страховой компании LASCOR.

С 2002 по 2010 год работал в страховой группе СОГАЗ — в должностях президента страховой компании СИБУР, исполнительного директора, заместителя председателя правления ОАО СОГАЗ.

В различные периоды трудовой деятельности являлся членом президиума Российского союза автостраховщиков, президиума и правления Национального союза страховщиков ответственности, экспертного совета Государственной думы Российской Федерации, экспертного совета при Федеральной службе страхового надзора, членом финансового комитета Российского союза промышленников и предпринимателей.

В октябре 2011 года назначен исполнительным директором Национального союза агростраховщиков (НСА) и руководителем комитета по сельскохозяйственному страхованию Всероссийского союза страховщиков (ВСС). Избран президентом НСА в августе 2012 года.

Член Общественного совета при Министерстве сельского хозяйства РФ, член президиума ВСС.

Беседовала Мария КОМАРОВА