РБК: Банк России вступил в Югру

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Почему стал возможен крупнейший страховой случай на российском банковском рынке. В банк «Югра», собравший более 170 млрд руб. вкладов населения, введена временная администрация. Руководству и собственникам банка, среди которых миллиардер Алексей Хотин, грозит уголовное преследование.

В банк «Югра», занимающий 33 место по размеру активов (247 млрд руб., по данным ренкинга банков «Интерфакс-100» по итогам первого квартала) и 12 место по объему средств физических лиц (170 млрд руб.), в понедельник, 10 июля, была введена администрация в лице Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Одновременно в банке был введен мораторий на расчеты с кредиторами. Полномочия руководства и собственников прекращены, проводится обследование финансового состояния банка, сообщил ЦБ.

Позднее в ходе пресс-конференции регулятор подчеркнул, что вынужден был пойти на столь жесткую меру, обнаружив признаки манипуляций со вкладами, «техническое» исполнение своих требований, а также отсутствие возможностей у акционеров улучшить ситуацию в банке таким образом, чтобы он стал финансово стабильным.

По объему средств граждан это самый крупный банк в новейшей истории российской банковской системы, который подвергся столь жестким мерам со стороны регулятора. Предыдущий рекорд принадлежит санированному Банку Москвы, у которого на момент санации было 147 млрд руб. граждан. Третье место — у санированного же банка «Траст» (138 млрд руб. физлиц).

Признаки недостоверности

По словам зампреда Банка России Василия Поздышева, ЦБ решил дательнее изучить активы банка, обнаружив признаки того, что его руководители в течение нескольких месяцев предоставляли регулятору недостоверную отчетность. «Также есть признаки вывода активов и возможной манипуляции со вкладами», — добавил он.

ЦБ подозревает в «Югре» различные типы махинаций со вкладами: забалансовые вклады, привлечение новых вкладчиков как акционеров при наличии действующего запрета на вклады от регулятора. Впрочем, пока доказать удалось не все. «Самое известное нарушение — это забалансовые вклады. Вы знаете, что банк с апреля прошлого года находится на ограничении (по вкладам. — РБК). Тем не менее, особенно в последнее время, появилась достаточно активная реклама вкладов, но это никак не отражается в балансе», — сказал зампред ЦБ.

Еще один пример манипуляций со вкладами — обход ограничения Банка России на прием вкладов населения через привлечение депозита вместе с дарением одной акции банка. Дело в том, что на акционеров ограничение по вкладам обычно не распространяется, это позволяет акционерам оперативно помочь банку собственными средствами. В случае с «Югрой» ситуация выглядела ровно наоборот: банк назначал вкладчиков новыми акционерами, чтобы привлечь средства от них. «Признаки этого последнего нарушения мы в банке «Югра» отметили, заметили и увидели», — констатировал Поздышев. Директор департамента банковского надзора ЦБ Анна Орленко уточнила, что объем манипуляций с использованием акций составил 1,88 млрд руб. «Это все-таки прошлый год, а временная администрация только сейчас. Может быть, было что-то еще», — оговорилась она.

Вторая причина ввода временной администрации — «техническое» исполнения предписаний Банка России. «Банк формирует резервы по одним кредитам, а потом расформировывает резервы по другим. Также были обнаружены сделки с производными финансовыми инструментами. У нас есть основание считать, что это сделки технические», — пояснил представитель ЦБ. Всего за последние 12 месяцев банк получил десять предписаний по формированию резервов и семь рекомендаций ЦБ по их доформированию. «Речь идет о десятках миллиардов рублей. Если бы суммы были незначительные, то временной администрации в банке бы не было», — уточнила Орленко.

По ее словам, у регулятора вызывали вопросы клиенты «Югры» в нефтяной отрасли и юрлица, занимающиеся недвижимостью. Активы именно в этих отраслях и составляют, по данным СМИ, небанковские активы основного владельца банка Алексея Хотина (см. справку). «Практически у всех заемщиков были огромные объемы сделок по торговле стройматериалами, что странно. Эти объемы доходили до 300 млрд руб. в какой-то момент. Это очень нетипично, обычно таким образом камуфлируются проблемы на балансе банка. Также были большие обороты по счетам клиентов, что могло быть признаком того, что технические компании перебрасывали средства между собой, чтобы продемонстрировать выручку», — уточнила Орленко.

В банке была высокая концентрация кредитов на собственников, говорит и Поздышев. «Большая часть кредитного портфеля шла на финансирование бизнеса собственников. По нашему мнению, банк обходил с помощью схем ограничение риска на собственников (регламентировано нормативом ЦБ — не более 25% от капитала, у «Югры» на 1 июня, по данным официальной отчетности, собственных средств было на 50 млрд руб. — РБК). Но нужно не только предположить, но еще и доказать», — добавил он. При этом, как указывает источник РБК, знакомый с ситуацией, активы собственников «Югры», которые кредитовались за счет средств привлекаемых ей вкладчиков, не служат обеспечением по кредитам. «Они заложены другим банкам под другие кредиты», — указывает собеседник РБК. «С банками ведется параллельно работа о том, чтобы у них были корректно оформленные залоги собственников «Югры», — сообщила Орленко.

Как сообщили представители ЦБ на пресс-конференции, в результате всех этих нарушений капитал банка они считают отрицательным (активов недостаточно для исполнения обязательств). По их словам, есть даже оценка этой дыры, но озвучить цифру они отказались.

Уголовный вопрос

Из заявлений представителей регулятора следовало, что деяний банка было достаточно, чтобы ЦБ обратился в правоохранительные органы. «Нами были направлены обращения в правоохранительные органы, которые касаются работы банка», — сказал Василий Поздышев.

Уголовная ответственность в России персональная — ей в случае доказанности обвинений подлежат физические лица, совершившие нарушения. «Сегодня утром основной собственник и топ-менеджмент банка были в здании банка, потому что в 9 утра в банк зашла временная администрация и произошла процедура передачи полномочий», — сказал зампред ЦБ.

Согласно сложившейся в России практике собственники и руководство банков, подвергшихся крайней (отзыв лицензии) или близкой к ней (введение временной администрации) мере ЦБ, зачастую предпочитают покидать страну во избежание проблем с правоохранительными органами. Так, в частности, поступили собственники банка «Траст» (санирован «ФК Открытие» в декабре 2014 года). Также скрылся в свое время совладелец Внешпромбанка (ВПБ, лицензия отозвана в январе 2016 года) Георгий Беджамов, которому было предъявлено обвинение по статье «мошенничество группой лиц в крупном размере». Он был объявлен в международный розыск и в 2016 году был задержан в Монако по запросу России, однако князь Монако Альбер II принял решение об отказе от экстрадиции. В итоге Беджамов был отпущен. Покинули Россию и руководство, и собственники Пробизнесбанка (лицензия отозвана летом 2015 года), сбежал глава банка «Пересвет» (санирован в апреле 2017 года) Александр Швец, аналогичная история приключилась с руководством и владельцами СБ Банка, а также еще целым рядом кредитных организаций.

Впрочем, в самом банке «Югра» обвинения в свой адрес не признают. «Мы не теряем уверенности и прикладываем все возможные усилия для того, чтобы возникшие вопросы были урегулированы с ЦБ в ближайшее время, — заявил в ответ на запрос РБК президент банка «Югра» Алексей Нефедов. — Я также хочу опровергнуть, что банк незаконно выводил активы, все привлеченные средства инвестировались в компании различных секторов рынка на территории Российской Федерации. Что касается отчетности банка, которая предоставлялась регулятору, то она соответствовала установленным нормам российской и международной финансовой отчетности. Все нормативы и требования к капиталу выполняются в полном объеме, банк обладает необходимой ликвидностью».

Возможно ли снять претензии ЦБ уже после ввода в банк временной администрации и моратория на расчеты с кредиторами, опрошенные РБК юристы однозначно оценить не смогли. «Прямого законодательного запрета на докапитализацию банка и внесения средств акционеров в попытке спасти банк нет. Но и существующего, применимого в современной практике механизма по выходу из сложившейся ситуации на стадии введения моратория не существует», — говорит юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Данила Галахин. «На практике я не встречал примеров, когда после введения моратория и определения случая как страхового ситуация с банком была бы каким-то образом урегулирована. Теоретически ЦБ может издать приказ об отмене назначения временной администрации и введения моратория, но это довольно сомнительно», — полагает и партнер московской коллегии адвокатов «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игорь Дубов.

Не надеется на изменение ситуации и начальник отдела валидации рейтингового агентства «Эксперт РА» Станислав Волков. «Вероятно, если бы ЦБ исходил из того, что акционеры еще могут радикально поменять ситуацию в банке, он бы не пошел на такой шаг», — говорит он.

Долгая история

По словам Анны Орленко, с «Югрой» проводилась работа по улучшению финансового состояния, так как бенефициарный собственник неоднократно заявлял об этом. «Югра» проводила операции по докапитализации (конвертировала субординированные депозиты в акционерный капитал. — РБК), но у регулятора были основания полагать, что источником субординированных средств на самом деле были кредитные средства (а по закону формирование капитала банка за счет заемных средств запрещено. — РБК). Дело в том, что когда средства заводят через офшоры, трудно определить, кредитные они или нет», — добавляет Орленко.

Также представители «Югры» несколько раз анонсировали IPO для потенциального привлечения капитала с рынка, однако так его и не провели. Такой же ход использовал незадолго до санации банк «Траст».

При этом вопросы у банковского сообщества «Югра» вызывала довольно давно. В первую очередь своим активным ростом. С конца 2012 года его активы увеличились в 26,5 раза. По данным «Интерфакс-100», по итогам 2012 года банк занимал 272-ю строчку в рейтинге российских банков по активам, подготовленным «Интерфакс-100» (9,3 млрд руб.). По итогам первого квартала 2017 года банк «Югра» перескочил на 33 место (247 млрд руб.).

Также стремительно банк рос и по объему вкладов населения, которые увеличились у него с 2012 года почти в 30 раз. Позиция в рейтинге за это время выросла с 178-й (с объемом вкладов 5,7 млрд руб.) до 12-й (с объемом вкладов 170 млрд руб.).

Рост банка «Югра» во многом базировался на том, что они привлекали небольшие депозиты физлиц ниже страховой суммы, говорит Станислав Волков. В активах же банк рос за счет кредитов ограниченной группе клиентов, что видно по нормативу Н7, который ограничивает кредитование крупных заемщиков — не более восьми капиталов, отмечает он. «У «Югры» показатель был примерно вдвое выше среднего уровня по банковскому сектору. На 1 июня у банка данный показатель составлял 375%, в то время как на ту же дату средний показатель по системе составил 176%», — приводит данные по нормативу эксперт. Согласно годовому МСФО банка за 2016 год, 28 заемщиков формировали 70% кредитного портфеля (152 млрд руб.), добавляет старший директор АКРА Кирилл Лукашук. Ко всему прочему, продолжает он, около 50% кредитного портфеля, или порядка 130 млрд руб., приходится на кредитование строительства и недвижимости, являющееся высокорисковым, отмечает Лукашук. «Еще одно обстоятельство — это в основном валютное кредитование в долларах и евро. А это тоже фактор повышенного риска кредитного портфеля. Факторы очень сложные, концептуально похожие на то, что было у Татфондбанка, в моем понимании», — подчеркивает он.

ЦБ в раздумьях

Интересно, что с принятием решения по Татфондбанку ЦБ тоже тянул очень долго. Его финансовое состояние было признано тяжелым еще в мае 2016 года. «Мы знали, что его капитал утрачен, что потеря ликвидности может наступить в любой момент, если триггером послужит какое-то событие, что банк убыточен и его финансовая отчетность недостоверна», — говорил журналистам первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин. Однако лицензии банк лишился лишь весной 2017 года.

У ЦБ на этот счет традиционное объяснение: регулятору нужно доказать нарушения, он не может безответственно подходить к вопросу, а на это требуется время. «Решение о введении временной администрации — это очень серьезное решение, тем более для банка, который ликвиден, — заявил Василий Поздышев. — За нами очень внимательно наблюдают с точки зрения ненарушения прав предпринимателей, а банкир — это предприниматель». По словам Орленко, время понадобилось ЦБ для того, чтобы не ошибиться в своем решении.

Старший директор по финансовым организациям Fitch Александр Данилов полагает, что в тех случаях, когда у ЦБ есть диалог с владельцами банков и те готовы оказывать им реальную помощь, регулятор готов какое-то время подождать. Вероятно, у ЦБ изначально была какая-то договоренность с акционерами банка «Югра» по поводу их поддержки кредитной организации, полагает эксперт. «Как говорит Василий Поздышев, Банк России установил ограничения на вклады ЦБ еще в апреле 2016 года, а в июле провел проверку. Предположу, что ЦБ мог выявить проблемы в активах уже тогда и, запретив наращивать депозиты и, соответственно, активы, дал акционерам время на докапитализацию банка. Но, видимо, акционеры не делали должных усилий для исправления ситуации, о чем свидетельствуют комментарии ЦБ о признаках искажения банком отчетности», — указывает он.

Эксперты не исключают, что триггером для введения временной администрации могло стать ухудшение с ликвидностью и перебои в обслуживании клиентов, которые банк продемонстрировал весной. Ситуация ухудшилась: покрытие ликвидными активами привлеченных средств снизилось с 10% на 1 января 2017 года до 5% в апреле—мае 2017 года, подчеркивает Станислав Волков. «Тогда же произошел сбой в обслуживании клиентов, после которого ЦБ решил выйти на внеплановую проверку банка», — вспоминает эксперт. При этом однозначного ответа на вопрос, был ли тот сбой реально техническим или нет, ЦБ так и не получил. «Банк предоставил подтверждение, что был скачок напряжения, но энергетическая компания пока этого не подтверждает», — сказал он.Неофициально несколько человек предположили, что разрешение ситуации могло затягивать наличие у собственников банка «административного ресурса», однако официально высказывать такую версию они отказались.

Два сценария для «Югры»

По оценкам юристов, опрошенных РБК, после введения временной администрации вариантов у «Югры» два: санация или отзыв лицензии. Какой сценарий выбрать — решает ЦБ, исходя из экономической целесообразности (санации по сравнению с отзывом лицензии и выплатой страховки), социальной значимости, отсутствия криминала в банке и пр.

Лучший вариант для кредиторов — санация. В этом случае в зависимости от ее условий они смогут сразу или постепенно (например, если оздоровление проводится с участием кредиторов путем конвертации их требований к банку в более длинные по сроку) вернуть свои средства.

«На текущий момент физические лица и индивидуальные предприниматели могут обращаться в АСВ за получением страхового возмещения в пределах 1,4 млн руб., так как по закону о страховании вкладов введение моратория на расчеты с кредиторами является страховым случаем, — поясняет Игорь Дубов. — Средства юрлиц в течение действия моратория замораживаются». После отзыва лицензий, если ЦБ склонится к этому варианту, физические лица и предприниматели смогут получить остатки своих средств (свыше застрахованных государством 1,4 млн руб.) в ходе банкротства банка в рамках первой очереди кредиторов. Юридические лица после отзыва лицензии и признания банка банкротом встают в третью очередь, добавляет он. По статистике ЦБ, шансы вернуть средства у них невысоки.

По данным АСВ, озвученным сегодня, 10 июля, объем вкладов в банке «Югра» составил 181,5 млрд руб., размер страховой ответственности АСВ — 169,2 млрд руб. «Я не думаю, что ввод временной администрации в «Югру» вызовет катаклизмы на банковском рынке и панику среди банковских клиентов других частных банков. Население сейчас имеет определенный опыт, и, как видно, большая часть вкладчиков держала в банке средства в рамках страхового лимита в 1,4 млн руб.», — рассуждает старший директор группы по анализу финансовых организаций Fitch Ratings Александр Данилов. «Остатки средств юридических лиц на счетах на 7 июля составили 2,2 млрд руб., однако мы полагаем, что подавляющее большинство приходится на фирмы акционеров», — говорит Орленко.

Впрочем, один известный корпоративный клиент у «Югры» нашелся. Среди зарплатных клиентов банка есть Уралвагонзавод, о чем заявил сам гендиректор компании Александр Потапов. «Сложностей не будет из-за ситуации с «Югрой», финансовый директор меня не озадачила, что возникли проблемы. Мы найдем решение», — сказал он РБК.

В такой ситуации шансов на санацию у «Югры» немного, считают эксперты. «Учитывая сделанные ЦБ заявления, обращение в правоохранительные органы, а также тот факт, что АСВ выплатит страховку гражданам и предпринимателям, шансы на санацию минимальны, так как речи об экономии, по сути, уже не идет», — считает Игорь Дубов.

При этом странности в деятельности банка продолжались даже в первой половине дня в день введения временной администрации. Некоторым вкладчикам удавалось получить проценты по вкладам, это РБК подтвердил сотрудник в отделении банка «Югра» (по адресу: ул. Профсоюзная, д. 56). Впрочем, со слов операциониста, около 12:00 в банк поступило сообщение о введении моратория, после чего выдача процентов по вкладам была остановлена. Предоставить какую-либо дополнительную информацию и разъяснить основания, на которых банк продолжал выплачивать проценты после объявления моратория на удовлетворение требований кредиторов, в отделении банка отказались.Такие действия не соответствуют законодательству. «Как следует из ст. 189.38 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в течение срока действия моратория приостанавливается исполнение денежных обязательств, включая выплату процентов по вкладам. На требования кредиторов начисляются специальные проценты, предусмотренные не договором вклада, а законом (п. 3 ст. 189.38 закона о банкротстве), и выплачивать их должны только после окончания срока действия моратория», — говорит эксперт портала ЕслиБанкрот.рф Екатерина Никифорова.

Юлия ТИТОВА, Инна СИДОРКОВА