РБК: На свой траст и риск

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

АСВ просит Высокий суд в Лондоне признать банкира Пугачева бенефициаром новозеландских трастов. Положительное решение создаст неприятный прецедент для тех, кто привык считать трасты надежным способом сокрытия капиталов.

Судебные заседания в лондонском Высоком суде правосудия (High Court of Justice) по знаковому во многих отношениях спору российского Агентства по страхованию вкладов (АСВ) с Сергеем Пугачевым о признании последнего бенефициаром ряда новозеландских трастов начались 4 июля, сообщили РБК в АСВ. Процесс должен завершиться до конца июля, после чего Высокий суд вынесет окончательное решение по существу спора.

Сергей Пугачев — владелец банкротящегося Межпромбанка (МПБ), крах которого в 2010 году стал на тот момент крупнейшим в российской банковской истории: банк остался должен кредиторам более 80 млрд руб., на сегодняшний день сумма долга практически не изменилась. Агентство в данном случае представляет интересы кредиторов Межпромбанка, выступая его конкурсным управляющим.

У самого банка имущества для удовлетворения требований кредиторов нет, поэтому АСВ через российский суд привлекло к расплате по долгам МПБ его бенефициара (субсидиарная ответственность). Это решение было признано в Великобритании. В обеспечение его исполнения английским судом были арестованы активы Пугачева по всему миру, а доверительным управляющим трастов было запрещено отчуждать их активы. При этом, чтобы взыскать имущество за трастами, Пугачева нужно признать их бенефициаром (формально трасты записаны на его детей). Как раз это и пытается сделать АСВ.

Мнимые трасты

Судебные разбирательства ведутся в отношении пяти трастов. Их доверительными управляющими являются компании, учрежденные в Новой Зеландии. Договоры об учреждении трастов подчинены новозеландскому праву. Активы трастов включают дорогостоящие объекты недвижимости в Англии, Франции, Швейцарии, России и США, а также денежные средства на банковских счетах. Общая стоимость активов трастов составляет десятки миллионов долларов США, считают в АСВ.

Высокий суд взялся за рассмотрение дела с учетом тесной связи разбирательств с Англией, в частности, в стране находится ряд активов, скрытых за трастами, пояснил РБК источник, знакомый с ситуацией.

В АСВ объясняют, что информация об активах трастов была раскрыта в рамках английских прошлых разбирательств по аресту активов в Высоком суде. «Несмотря на то что Сергей Пугачев не исполнил приказ суда, обязывающий его раскрыть активы трастов, данная информация была получена (опять же по приказу суда) от одного из его доверенных лиц. Кроме того, ряд доказательств в отношении контроля Пугачева над трастами был получен в результате проведения обыска по приказу суда в помещениях, занимаемых Пугачевым и лицами из его окружения», — говорят в агентстве.

Позиция АСВ о том, что Пугачев является бенефициаром трастов, основана на том, что «условия договоров об учреждении трастов таковы, что Пугачев, по сути, сохранил полный контроль над активами трастов, в том числе в силу своего статуса «протектора трастов», отмечается в ответе АСВ на запрос РБК.

Кроме того, АСВ заявляет, что трасты являются мнимыми в том смысле, что они были созданы для того, чтобы ввести в заблуждение третьих лиц (и в конечном счете суд) в отношении объема правомочий Пугачева в отношении активов трастов.

Представитель Пугачева к моменту сдачи материала комментариев не предоставил.

Борьба за возврат активов

Кейс с новозеландскими трастами важен для АСВ и Центрального банка тем, что затрагивает крайне актуальную тему возврата активов, выведенных из российских банков.

«Мы действительно часто встречаемся с тем, что собственники и менеджеры банков, из которых выведены активы, бегут к своим активам, в те места, где уже находятся эти активы, и затем их сложно экстрадировать», — говорила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина в интервью BFM в июле этого года. На возрастающую актуальность проблемы ранее указывало и АСВ. «У нас, к сожалению, таких случаев не один и не два, поэтому идет конфиденциальная работа, связанная с поиском активов, в том числе в зарубежных юрисдикциях», — указывал в июле 2016 года и глава АСВ Юрий Исаев. «Выведенные нелегально банкирами средства кредиторов размещены в различных офшорных зонах мира. В основном это те офшорные зоны, которые всем хорошо известны. Исследовать их сложно, потому что, к примеру, траст — это многоуровневая система владений и сокрытия активов», — отмечал он.

Трасты довольно часто используются для сокрытия активов во многих юрисдикциях, указывают юристы. «Основной смысл траста, учреждаемого по местному законодательству, заключается в том, что собственник формально утрачивает право собственности на свое имущество, передавая его в траст, но может определить правила функционирования такого траста при его учреждении, продолжая тем или иным образом извлекать выгоду из переданного имущества. Таким образом, учредитель траста не является собственником его имущества, и на это имущество нельзя обратить взыскание по его долгам, чем часто пользуются недобросовестные должники, намеренно создавая траст с целью сокрытия активов», — объясняет управляющий партнер «Кочерин и партнеры» Владислав Кочерин.

В международной практике известны случаи раскрытия реальных бенефициаров трастов. В этой связи старший юрист BGP Litigation Илья Сорокин называет, например, дело Norwich Pharmacal, дело Schmidt v Rosewood Trust Ltd, а также дело Marlwood Commercial Inc v Kozeny. Однако это, скорее, исключения из правил, а российских бизнесменов до сих пор такая практика не затрагивала.

По оценкам юриста, трасты получили широкое распространение в странах англосаксонской правовой семьи и на зависимых территориях Великобритании (например, Каймановы острова), а также в отдельных штатах США и ряде европейских юрисдикций (например, Люксембург и Нидерланды). Руководитель департамента правового консалтинга и налоговой практики «КСК групп» Дмитрий Водчиц относит к юрисдикциям, в которых традиционно используются трасты для сокрытия активов, Британские Виргинские острова, Багамы, Панаму и Кипр.

Траст особой сложности

Вместе с тем юристы отмечают, что с момента старта автоматического обмена финансовой информацией и введением правил КИК (контролируемых иностранных компаний) в 2014 году в рамках взятого Россией курса на деофшоризацию экономики обычный траст не является гарантией неприкосновенности активов. «Более-менее защищает актив дискретный траст (траст без конкретного бенефициара). Именно этот тип траста и используется Пугачевым. Данное дело интересно тем, как «вскрывают» дискретный траст, — указывает Дмитрий Водчиц. — Пугачев — первый крупный кейс такого рода».

Если АСВ сможет забрать активы у Пугачева из дискретного траста, то и этот инструмент станет небезопасным. Безотзывный траст создаст больше проблем собственнику, чем позволит защитить актив или сокрыть бенефициара», — поясняет юрист. Если юристам АСВ удастся отстоять свои позиции, это, безусловно, станет прецедентом, заключает он.

Шансы АСВ

Исход спора в будущем будет зависеть от многих факторов — начиная от конкретных условий трактового соглашения и заканчивая фактическими обстоятельствами функционирования траста, рассуждает Владислав Кочерин.

Тем не менее шансы АСВ на выигрыш некоторые юристы оценивают довольно высоко. По мнению Кочерина, суд на основании трастового соглашения и других обстоятельств будет разбираться, достаточен ли для признания траста мнимым реальный контроль, который был у Пугачева. «Но тот факт, что английский суд ранее уже обязал раскрыть трасты и установил, что Пугачев бесплатно проживает в домах, принадлежащих трастам, а также зависит от доходов, поступающих от этих трастов для покрытия повседневных расходов, говорит о многом», — полагает Кочерин.

Дмитрий Водчиц также допускает, что у АСВ есть шансы выиграть дело, однако для признания мнимости дискретного траста необходимо доказать факт обязательности распоряжений Пугачева для траста — тут могут возникнуть сложности, не исключает он. «На практике подобные отношения носят «доверительный характер», и в договоре об учреждении траста отсутствует обязательность требований учредителя/бенефициара. То есть доверительный управляющий управляет активами по своему усмотрению, но в соответствии с целями траста, — рассуждает он. — Маловероятно, что юристы Пугачева допустили риск и включили в договор об учреждении право управлять активами со стороны Пугачева». Однако то, что Пугачев является протектором, — большой шанс для АСВ, говорит Водчиц. Но, продолжает он, агентству необходимо доказать, что Пугачев на самом деле контролирует действия траста и является фактическим пользователем всех активов, а остальные бенефициары траста номинальные.

Дмитрий Водчиц также отмечает, что для признания мнимости передачи активов в траст существенными являются виды активов, даты их передачи и источники приобретения. Если активы были переданы уже после возникновения рисков их утраты, то на практике как в РФ, так и за рубежом это является признаком злоупотребления правом и попыткой уклониться от ответственности. «Нам не известны эти нюансы по делу, а это ключевое в данном вопросе», — добавляет он.

О важности календарного момента в создании трастов говорит и партнер юридической фирмы «ЮСТ» Александр Боломатов. По его мнению, если собственность изначально была структурирована через трасты, то суд, скорее всего, откажет в удовлетворении требований. Если же трасты создавались, когда начались проблемы, тогда цель очевидна — сокрыть похищенное имущество, у суда на этот счет не возникнет сомнений.

Тайное станет явным

Если суд поддержит АСВ, то проблемы у владельцев капиталов, желающих по тем или иным причинам анонимности, могут быть очень масштабными.

Решение английского суда об обращении взыскания на имущество траста по долгам его учредителя в случае его принятия может быть исполнено во многих других юрисдикциях без каких-либо существенных ограничений, поскольку решения английских судов много где признаются и уважаются, особенно что касается стран англосаксонской системы права и бывших английских колоний, указывает Дмитрий Кочерин. «Очевидно, что подобное решение в случае его принятия может стать показательным прецедентом по делам АСВ, связанным с взысканием долгов с владельцев обанкротившихся банков, имущество которых передано в трасты».

Дмитрий Водчиц менее оптимистичен. По его мнению, это будет прецедент лишь в Англии. «Прецеденты английских судов не обязательны в других юрисдикциях, у них своя система правосудия», — поясняет собеседник. Однако и он обращает внимание на то, что исполнение таких решений не вызывает проблем в большинстве стран мира.

Старший юрист BGP Litigation Илья Сорокин допускает возможность исполнения решения английского суда на основании международных договоров в Австралии, Канаде (кроме Квебека), Индии, Израиле, Новой Зеландии, Малайзии, а также в большинстве офшорных зон: Гернси, Джерси, Остров Мэн, Багамские острова, Британские Виргинские острова, Белиз, Сейшельские острова и др.

Партнер адвокатского бюро «ЕМПП» Мерген Дораев добавляет, что решение английского суда может быть признано и исполнено любым судом иностранного государства также на основании принципов взаимности и международной вежливости. По его мнению, большое значение имеет высокий авторитет английского суда, решения которого признаются большинством государств, в числе которых и бывшие английские колонии (островные государства), в которых так любят прятать активы.

Анастасия КРИВОРОТОВА, Светлана ДЕМЕНТЬЕВА