РБК: Спор на 1,5 года: почему суд в Лондоне не разрешил иск российского банка

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Существует расхожее мнение, что разрешение бизнес-споров в Лондоне быстрее и эффективнее, чем в России. Опровержением этого стал спор банка «Санкт-Петербург» с бизнесменом Виталием Архангельским, решения по нему нет более 1,5 года.

О том, что судебного решения по рассматриваемому Лондонским судом громкому спору банка «Санкт-Петербург» с бизнесменом Виталием Архангельским о возврате непогашенных его бизнесом кредитов за счет личных гарантий бизнесмена до сих пор нет, РБК рассказал источник на финансовом рынке. В пресс-службе банка, куда корреспондент РБК обратился за проверкой этой информации, подтвердили: «Мы ждем судебного решения, которое пока не вынесено». Виталий Архангельский, с которым РБК связался по Facebook, отказался отвечать на любые вопросы без опубликования «полноценного интервью» c ним.

Впрочем, по оценкам опрошенных РБК юристов, вне зависимости от комментариев сторон налицо факт крайне затянутого судебного процесса, нехарактерного для лондонского суда. Тот факт, что решения нет, виден и из карточки дела на сайте суда, указывают они. «Несмотря на то что рассмотрение дела по существу уже закончилось, судья Роберт Хилдъярд, рассматривающий данное дело, до сих пор не вынес решения», — говорит юрист компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Евгений Крюков.

«Обычно на вынесение судебных решений в Лондоне по подобным делам уходит несколько месяцев, — указывает управляющий партнер адвокатского бюро «Дмитрий Матвеев и партнеры» Дмитрий Матвеев. — Если срок рассмотрения дела больше года, то причин может быть две: дело объективно сложное или одна из сторон его успешно затягивает». Источник РБК в еще одной британской юридической фирме подтверждает: срок рассмотрения данного спора — «крайне долгий».

История вопроса

Судебные разбирательства между банком «Санкт-Петербург» и бизнесменом Виталием Архангельским о возврате непогашенных долгов начались в Высоком суде Лондона еще в январе 2016 года. Банк подал иск, обвинив Архангельского в неисполнении своих обязательств по личным гарантиям по кредитам после того, как обесцененные залоги не обеспечили их погашение. Виталий Архангельский в свою очередь отрицал наличие этих гарантий, называл их поддельными и отказывался по ним платить. Эти и многие другие детали, как ранее сообщала газета «Коммерсантъ», в начале марта 2016 года были обнародованы путем публикации расшифровки записей перекрестных допросов фигурантов этого дела. С тех пор активности по делу не наблюдалось и решение так и не вынесено. Таким образом, рассмотрение этого спора длится уже более полутора лет.

Специфика английского судопроизводства

Как объясняет партнер, глава арбитражной практики московского офиса White & Case Юлия Загонек, в английском процессуальном законодательстве не установлены жесткие временные рамки для вынесения решения после завершения слушаний, однако оно должно быть вынесено в разумный срок, что следует из прецедентного права.

«Данный срок напрямую зависит от обстоятельств дела и его сложности как с правовой точки зрения, так и с точки зрения объема доказательной базы. В данном случае слушания длились 11 недель, то есть его можно отнести к категории сложных дел по одному или нескольким основаниям: либо по фактологии, либо по вопросам права, либо в связи с участием большого количества свидетелей и колоссального объема доказательств, на которые стороны опирались в своих заявлениях, которые суд обязан рассмотреть, — рассуждает Загонек. — Безусловно, в Англии уже давно существует тенденция и ожидание, что судьи выносят решения как можно быстрее, но принимая во внимание факты каждого отдельного дела. То есть чем сложнее дело и запутаннее фактология, тем сложнее и длительнее процесс написания решения».

Поэтому в рассматриваемом случае после 11-недельного слушания вполне возможно, что с точки зрения освещения судьей всех вопросов, заявленных обеими сторонами, на написание решения требуется существенно больше времени, чем обычно, считает она.

Вопрос задержки вынесения решения после слушаний по существу поднимался в английских судах ранее, продолжает юрист. Один из аргументов нарушения прав сторон (например, права на справедливое судебное разбирательство) неразумно длительной задержкой в вынесении решения заключается в том, насколько судьи по прошествии определенного количества времени могут вспомнить выступления сторон и факты, на которые опирается решение, или насколько сами факты, представленные в деле, существенно поменялись с момента слушаний.

«Самым значимым делом в контексте того, какая задержка в вынесении решения может быть признана как не нарушающая права сторон и когда может наступить черта нарушения разумного временного периода вынесения решения, можно назвать кейс 2011 года Bond против Dunster Properties. В том деле с момента завершения слушаний до вынесения решения прошло 22 месяца», — рассказала Юлия Загонек.

Возможные причины

У затягивания процесса по делу банка «Санкт-Петербург» против Архангельского могут быть разные объяснения. Юрист юридической фирмы СТРИМ Надежда Яновская предполагает, что одной из ключевых причин задержки могла стать широкая огласка этого дела. По ее мнению, Архангельский апеллировал положениями о недостаточном праве доступа к информации.

«Это дополнительно накладывает на суд ответственность за окончательное вынесение решения, так как именно это решение претендует на роль прецедента и по другим подобным делам», — считает она. Юрист также обращает внимание на тот факт, что сам Архангельский дает противоречивые показания, в которых много несоответствий фактическим обстоятельствам дела, на которые ссылается со своей стороны банк. «Усугубляют ситуацию громкие заявления о взяточничестве, что также создает определенную сложность для суда во всеобъемлющем, обоснованном и справедливом вынесении решения», — поясняет Яновская.

Управляющий партнер бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин указывает на политический характер процесса, который придает ему сам господин Архангельский. «В рамках перекрестного допроса в том числе были затронуты обстоятельства причастности к делу некоторых официальных должностных лиц», — поясняет юрист. Задержку в вынесении решения связывает наличием высокой политизации данного процесса и Евгений Крюков: «Как ранее заявлял сам господин Архангельский, возглавляемая им компания Oslo Marine Group (OMG) стала жертвой «кредитного рейдерства» ряда должностных лиц, в том числе наделенных властными полномочиями в Санкт-Петербурге», — указывает он.

Еще одной причиной задержки в вынесении решения Лондонским судом, по мнению Крюкова, может быть продолжение осуществления следственных и иных процессуальных действий со стороны Интерпола в отношении Архангельского. Согласно ранее размещенной информации на сайте Интерпола, Виталий Архангельский разыскивается за совершение мошенничества в крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Нежелательные последствия

По словам юристов, столь длительное принятие судом решения хоть и может служить целям объективного разбирательства, если прав Архангельский, в конечном итоге, если прав банк, приведет к невозможности практического возврата долгов. «В России полтора года — более чем достаточно для того, чтобы за этот срок от активов ничего не осталось, если они не были заранее заблокированы», — говорит управляющий Дмитрий Матвеев.

Партнер московской коллегии адвокатов «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игорь Дубов также указывает на то, что за это время при отсутствии ограничений (наложения ареста) на распоряжение имуществом активы можно продать, а денежные средства сокрыть. Другой вопрос, что добросовестный приобретатель должен разумно и добросовестно провести анализ ситуации, связанный с данным лицом. Вряд ли кто-либо будет покупать такое имущество, если это не лица, связанные с таким недобропорядочным ответчиком, рассуждает он.

В конечном итоге дело может поменять отношение бизнеса к разбирательству в английском суде как к некой гарантии оперативного и объективного разрешения гражданских споров, указывают эксперты. По оценкам партнера юридической фирмы ЮСТ Александра Боломатова, после вынесения решения можно будет говорить о прецедентности, так как выводы и взгляды судов по подобного рода процессам являются ориентиром, в том числе и для тех, кто в дальнейшем будет судиться в рамках английского правосудия.

Получить комментарии в Высоком суде Лондона РБК вчера вечером не удалось.

Анастасия КРИВОРОТОВА, Светлана ДЕМЕНТЬЕВА, Марина БОЖКО