Коммерсант: ЦБ укажет на критерии добросовестности

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Вчера Банк России раскрыл подробности формирования комиссии для досудебной защиты деловой репутации финансистов. Топ-менеджеры обанкротившихся организаций, попавшие в черный список ЦБ и получившие запрет на профессию, скоро смогут обращаться в новый институт с ходатайством об отмене такого решения. Критерии добросовестности, которые будут учитываться как доказательства непричастности лица к банкротству компании, ЦБ пропишет в отдельном нормативном акте.

Специальная комиссия по рассмотрению апелляций, обратившись в которую топ-менеджеры и члены советов директоров финансовых организаций получат право защитить свою деловую репутацию, не прибегая к суду, может быть создана Банком России уже в следующем году. Об этом на брифинге в среду заявили представители ЦБ. Комиссия создается в рамках принятого на прошлой неделе Госдумой закона о требованиях к деловой репутации руководства кредитных и отдельных видов некредитных финансовых организаций. Новый закон устанавливает перечень требований к деловой репутации руководящих сотрудников (а также лиц, ответственных за реализацию ПОД/ФТ и некоторых собственников) финансовых компаний. Всего закон содержит 25 таких критериев. Ранее перечень применялся только в отношении топ-менеджмента и собственников банков и был примерно вдвое короче. Кроме того, существенно увеличиваются сроки дисквалификации за несоответствие этим требованиям — с пяти до десяти лет, а в некоторых случаях — пожизненно. Вместе с тем, по словам управляющего партнера адвокатского бюро «Бартолиус» Юлия Тая, попыток восстановить свое право на трудовую деятельность на финансовом рынке (фактически — добиться исключения из черного списка ЦБ) через суд банкиры, как правило, не предпринимают. «Они уходят в теневые структуры и продолжают так же оказывать влияние на деятельность кредитных организаций»,— отмечает он.

Положение о комиссии по рассмотрению апелляций и ее состав будут утверждаться на уровне совета директоров регулятора. По словам главы департамента допуска и прекращения деятельности финансовых организаций ЦБ Людмилы Тяжельниковой, комиссия будет состоять из сотрудников ЦБ, представителей СРО и организаций по защите прав потребителей, однако «в нее не смогут войти те, кто принимал решение о дисквалификации того или иного лица». Комиссия будет рассматривать ходатайства участников рынка в течение 30 дней с продлением срока максимум на 15 дней.

Сейчас рассмотрением подобных апелляций занимаются органы в составе главков Банка России. По данным ЦБ, с 1 июня 2015 года из черного списка по результатам рассмотрения ходатайств было исключено 126 человек, из них в течение 2017 года — 20 человек. Всего, по данным на 24 июля 2017 года, в черном списке содержалась информация о 6675 банкирах, из них 3889 бывших сотрудников банков не имеют права занимать руководящие должности.

Отстоять деловую репутацию топ-менеджеры смогут, предоставив определенный набор доказательств добросовестности своих действий. Так, если члены совета директоров банка голосовали против решения, которое привело к банкротству кредитной организации, и уведомили об этом ЦБ в течение 15 дней после принятия решения, то их деловая репутация, возможно, не пострадает. Кроме того, основанием для снятия санкций и исключения из черного списка недобросовестных банкиров может стать доказательство того, что члены совета директоров были введены в заблуждение правлением банка и принимали решения на основании ложной информации. «Это тоже будет как дополнительный аргумент в их защиту. Но при этом они должны иметь профессиональный скептицизм — предпринимать действия, направленные на верификацию информации, призывая иногда даже внешнего аудитора для ее проверки»,— отметил первый зампред ЦБ Сергей Швецов.

Порядок подачи апелляции и состав доказательной базы будут определены в отдельном нормативном акте, который планируется опубликовать в конце 2017 — начале 2018 года, то есть ближе к дате вступления в силу федерального закона о деловой репутации. «Наличие любого установленного законом механизма досудебной защиты лучше, чем его отсутствие. Однако вряд ли его действия будут отличаться от стандартных действий регулятора и изменят ситуацию»,— считает Юлий Тай.

Мария САРЫЧЕВА