Коммерсант: Долги в ненадлежащие руки

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Как стало известно "Ъ", после проведения тендера по продаже розничных кредитов коллекторам Сбербанк обнаружил, что основная часть выигравших его компаний не состоит в госреестре взыскателей. После вступления в силу профильного закона такие компании не могут взаимодействовать с заемщиками по факту взыскания задолженности. Чтобы исправить ситуацию, банк предложил победителям, не входящим в реестр, срочно найти официальное коллекторское агентство, которое будет обслуживать приобретенные ими портфели, или отказаться от сделки.

О том, что у Сбербанка возникли неожиданные сложности при передаче тендерных лотов, "Ъ" рассказали участники тендера. Тендер на продажу по цессии долгов более чем на 4 млрд руб., из которых около 3 млрд руб.— это сумма основного долга, был проведен банком еще в июне. На 79 лотов стоимостью от 1,1 млн руб. претендовали около 76 компаний. По словам собеседников "Ъ", для участия в конкурсе требовалось пройти серьезную аккредитацию, однако банк по неизвестной причине не указал в требованиях необходимость состоять в реестре Федеральной службы судебных приставов (ФССП).

«Победителей тендера выбирали исключительно по предложенной цене за портфель»,— говорит один из собеседников "Ъ". Минимальная цена лота равнялась 3% от общего долга, максимальная — превышала 10%. Такие цены являются исключительными для рынка. По оценке Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), средняя цена закрытия цессионных сделок в этом году составляет около 1,4% от объема долгов. «Стоимость долгового портфеля сильно зависит от его качества, от объема раскрываемой кредитором информации и от соотношения спроса и предложения на цессионном рынке. Но в среднем по рынку стоимость портфеля выше 2–3% можно назвать относительно высокой»,— уточнили в ассоциации.

Сбербанк выиграл в цене, но попал в непростую ситуацию. «Получилось, что более 20 из 35 выигравших тендер организаций не включены в госреестр,— указывает один из собеседников "Ъ" на коллекторском рынке.— А значит, данные почти 10 тыс. заемщиков могут быть переданы никем не контролируемым компаниям».

В Сбербанке отмечают, что портфель может быть продан компаниям вне реестра. «Вместе с тем 230-ФЗ предполагает передачу персональных данных должников компании, состоящей в государственном реестре»,— признают в банке. В связи с этим Сбербанк предложил компаниям, не состоящим в реестре ФССП, оформить правоотношения с компаниями из него, которые и будут осуществлять действия по взысканию задолженности в рамках проданных портфелей.

Юридического запрета на продажу портфеля компаниям, не состоящим в госреестре, нет, но такие сделки чреваты репутационными рисками, указывают эксперты. «Для банка продажа долгов неофициальному коллектору — большой риск для репутации,— говорит партнер юридической компании "Юрпартнеръ" Александр Федоров.— Ведь если должник начнет жаловаться регулятору на неправомерные действия нового кредитора, то вопросы могут с высокой вероятностью возникнуть в том числе и к продавцу». К тому же должники могут попытаться оспорить переход долга к компаниям вне реестра в суде, и Сбербанк при этом будет привлекаться как соответчик по делам и нести затраты на их юридическое сопровождение, добавляет господин Федоров.

Сбербанк вовремя заметил ошибку и начал исправлять ситуацию. «Во вторник компаниям разослали письма, в соответствии с которыми до пятницы им необходимо было найти официальное коллекторское агентство и договориться о взыскании выигранных ими портфелей,— рассказывает собеседник "Ъ".— В противном случае Сбербанк обещал отказать компаниям в покупке лотов и передать их агентствам, состоящим в реестре». Это банку позволяет сделать традиционно вносимый в тендерную документацию пункт о возможности отказаться от сделки, если у победившей компании нет денег или прав на покупку лота.

Эксперты отмечают: такая схема взаимодействия, хоть и не является противоправной, для рынка нетипична. «Традиционно компании, которые занимаются покупкой долгов, сами являются и взыскателями,— говорит вице-президент НАПКА Елена Докучаева.— Кредиторы предпочитают продавать задолженность тем, кто потом будет работать с ней, чтобы быть уверенными, что задолженность будет взыскиваться этично». В данном случае ситуация вдвойне некрасивая — банк не знает, кто в итоге будет заниматься взысканием его кредитов, и задним числом выставляет победителям тендера, уже потратившимся на участие в нем, дополнительные условия, указывают участники рынка.

Светлана САМУСЕВА