Коммерсант FM: «Презентация российской платежной карты планируется к концу 2015 года»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

"Национальная система платежных карт" (НСПК) заработает 15 декабря, ее протестируют в восьми банках. В частности, это попавшие под санкции СМП Банк и "Россия", а также "Альфа-банк", Газпромбанк, Росбанк. Гендиректор НСПК Владимир Комлев ответил на вопросы ведущего "Коммерсантъ FM" Анатолия Кузичева.

— Сначала расскажите, возможно, я допустил какие-то неточности? 15 числа система заработает, или это нельзя еще назвать работой, а именно тестом?

— На следующей неделе начинается тестирование системы, но тестирование не лабораторное, а уже практически приближенное к боевому, когда к нам подключаются реальные процессинговые центры участников платежной системы — те самые восемь банков, которые вы упомянули, про которые мы рассказывали.

Это и "Альфа-банк", и Росбанк, и Газпромбанк, и те банки, которые попали под санкции: СМП, "Россия", еще пара региональных банков есть — УБРиР, на память весь список не помню, боюсь ошибиться.

В рамках полноценного подключения банков к системе, сначала в тестовой среде, потом уже в боевой среде, на следующей неделе начнется тестовый этап испытания системы, которую мы смогли построить, и уже на таких реальных каналах, в реальной среде начнется тестирование, это правда.

— Вы сказали, "мы смогли построить" — сразу вспоминается песня "Я его слепила из того, что было". А что мы смогли построить?

— Нет, вот эта песня здесь точно ни при чем. Сейчас будет введен в эксплуатацию первый центр обработки данных — до конца декабря, и второй — это будет полностью отказоустойчивая система, она выстроена на базе оборудования с платформой х86. Есть такая платформа, позволяющая максимально эффективно наращивать систему, обеспечивать ее производительность, как горизонтальную масштабируемость, так и вертикальную. Эта платформа еще характерна тем, что она не зависима от какого-то конкретного производителя, у нее есть много поставщиков, которые с ней работают.

Первый центр обработки данных уже функционирует. Туда уже установлено все оборудование — все в стойках стоит, и к нему сейчас вытянуты от уже упомянутых банков каналы связи — это полноценный, очень серьезный, защищенный, отказоустойчивый центр обработки данных, полностью зарезервированный, забэкапированный.

— А что это такое? Это — альтернатива?

— Это альтернатива вы имеете в виду чему? MasterCard и Visa?

— Конечно.

— В каком-то смысле это так, но, с другой стороны, мы выступаем сейчас в этом проекте с MasterCard и Visa как их технологические партнеры. Дело в том, что законодательство, которое было принято в России, особенно после введения санкций, предусматривает, что международные платежные системы должны, если не хотят размещать депозиты в Центральном Банке, в срок до 31 марта обеспечить перевод внутрироссийских транзакций на обработку внутри России и через операционный платежный клиринговый центр НСПК. Именно для выполнения норм этого закона мы совместно с платежными системами, совместно с банкамиреализуем этот проект. Был построен и центр обработки данных, там сейчас разворачивается вся система, и здесь мы — партнеры, и российские транзакции международных платежных систем будут теперь обрабатываться внутри России.

И — самое главное — они будут обрабатываться через систему, подконтрольную государству, то есть через национальную систему платежных карт, чтобы таким образом была обеспечена в будущем полная бесперебойность, безостановочность транзакций вне зависимости от того, санкции, не санкции. Транзакции будут продолжать идти по картам российских банков, как минимум, внутри России это будет гарантировано.

— Насчет "санкций — не санкций, а все равно все будет продолжаться" — это очень важный мотив для потребителей, он ключевой, принципиальный. То есть теоретически, я понимаю, что сейчас вы не рассматриваете, но, по крайней мере, они там не должны этого декларировать, я вас хорошо понимаю, что это — именно альтернатива MasterCard и Visa. В случае обострения, эскалации, выхода этого финансового противостояния на уровень войны мы сможем, если так по-простому объяснять, обойтись собственной платежной системой, которую вы тестируете? Что это будет у нас, скоро?

— Скоро, да. Карты российских банков внутри России продолжат полноценно нормально функционировать без потери каких-то продуктов, функциональности и производительности, все продолжит работать в нормальном обычном режиме.

— Хорошо, вот мы говорим про банки подсанкционные, а что будет с банками неподсанкционными?

— Все то же самое: банки, которые занимаются эмиссией и эквайрингом, то есть обеспечением приема в оплату карт международных платежных систем, — все их транзакции внутри России будут проходить через нас. Те карты, держатели которых находятся на сегодняшний день за рубежом или приезжающие сюда туристы, или бизнесмены, у которых есть карты MasterCard и Visa, — эти транзакции продолжат взаимодействовать через международные сети, через международные сети и процессинговые центры и MasterCard, и Visa, и других платежных международных систем.

— Которые будут продолжать функционировать?

— Да, безусловно. Полностью пока на первом этапе исключить риски, связанные с международным применением российских карт где-то за рубежом будет сложно, это некое развитие дальнейшее нашей платежной системы, как обеспечить и эту часть, это более долгосрочный такой полноценный проект.

— А если говорить про этапы, вы сказали, что это первый этап, значит, предполагается еще, как минимум, второй. Какова продолжительность первого этапа?

— Эти этапы делаются параллельно. У нас намечено крупными мазками три этапа. Первый этап — это взаимодействие с международными платежными системами и замыкание транзакций по российским стандартам внутри России. Второй этап — это уже выпуск непосредственно российской платежной карты, когда мы будем говорить не о замыкании транзакций чужих платежных систем внутри России, а о полноценной российской национальной системе платежных карт. НСПК — это национальная система платежных карт. Второй этап — это выпуск российской платежной карты, это уже будет российское платежное приложение, располагающееся на, надеемся, в какой-то перспективе, российских чипах.

— А название у нее есть уже?

— Нет пока названия, мы над этим сейчас работаем, и пока нет.

— Что у вас в лонг-листе хотя бы, скажите, Владимир Валерьевич, какие есть варианты, очень уж интересно.

— Не скажу. Я думаю, что скоро мы с этим выйдем публично на рынок, и тогда все будет известно. Я бы не хотел сейчас раскрывать раньше времени карты. А на третьем этапе мы как раз ведем речь о технологическом развитии, продуктовом развитии российской платежной системы и также об обеспечении принимаемости карт, выпущенных в России, за рубежом.

Речь идет о принимаемости карт национальной системы российской за рубежом в тех или иных вариантах, потому что там есть целый ряд возможностей, как это можно обеспечить в краткосрочной, среднесрочной, долгосрочной перспективе.

В долгосрочной перспективе это — самостоятельная работа российской национальной платежной системы за рубежом с привлечением, в том числе, и иностранных, возможно, банков к эмиссии этих карт, так что такой довольно амбициозный проект.

— Звучит очень амбициозно. Но вы хотя бы определите контурные, пунктирные границы, потому что то, что вы сказали, действительно очень амбициозно, и очень здраво выглядит, правда, сильно зависит от сроков реализации, это, на самом деле, непосредственное имеет отношение к восприятию проекта, условно говоря, если вы скажете, что это все мы реализуем в течение каких-то 150 лет – это одно, а если вы скажете, что в течение пяти — это совершенно иной коленкор.

— Давайте поэтапно пойдем. Вот первый этап: замыкание транзакций внутри России по российским картам международных систем и их обработка в нашем процессинговом центре — это до конца марта следующего года.

А в дальнейшем будет еще подключение MasterCard и Visa – для этого тоже предусмотрено несколько этапов законодательством: до конца следующего года будут подключены все остальные платежные системы, такие как JCB, China UnionPay, American Express. С ними тоже уже ведется работа, но есть некая поэтапность подключения, и они будут подключены чуть позже марта.

К концу следующего года уже планируется полноценная презентация рынку российской платежной карты. Это значит, что в течение года мы должны будем всем поставщикам платежных аппликаций, терминального оборудования, самого пластика, чипов и так далее дать уже все форматы, стандарты, спецификации. Так, чтобы к концу 2015 года уже были выпущены живые карты реальными банками, и по ним можно было провести транзакции. Разумеется, это будут первые банки.

2016-2017 годы мы видим как годы полноценного развития национальной системы платежных карт так, чтобы широкие, скажем так, слои банковские подключались к выпуску российских платежных карт, и эта платежная система приобрела реальный национальный масштаб, национальное развитие.

Параллельно уже с этим тоже и в 2016, и 2017 году мы начнем работу по продвижению российской платежной системы за рубеж нашей родины. Этот этап будет более длительным. Здесь нет предела совершенству, и я думаю, что говорить о полноценном выходе российской платежной системы за рубежом в более короткой перспективе, чем, скажем, пять-семь лет, было бы, наверное, нереально.

Какие-то элементы зарубежного продвижения можно обеспечить гораздо быстрее — это так называемая программа кобейджинга с международными системами, у которых уже есть развернутые сети приема по всему миру. Эта система работает так, что внутри России эта карта воспринимается как карта российской платежной системы, а когда вы выезжаете за рубеж, там на чипе карты есть два платежных приложения — национальное и международное. Когда вы идете в терминал в какой-нибудь другой стране, там воспринимается как раз то международное приложение, и где-нибудь за границей эта карта будет принята через сети платежной системы MasterCard, например. Это можно сделать довольно быстро.

Также довольно быстро можно, например, я думаю, договориться с дружественными государствами — с Белоруссией, Казахстаном, Арменией — о взаимном приеме карт. У них есть свои национальные платежные системы. Можно договориться о том, чтобы вот с этими платежными системами обеспечить межгосударственную кросс-принимаемость между платежными системами.

Когда мы говорим о перспективе уже пять-семь и более лет, — это, конечно, перспектива самостоятельного выхода платежной системы как индивидуального бренда на международные рынки.