Коммерсант FM: «В пятницу в России включили настоящий печатный станок версии 1990-х»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Доллар и евро достигли новых рекордных значений. В понедельник на торгах Московской биржи курс американской валюты превысил 61 руб., а европейской — 76 руб. Однако спустя несколько минут после этого доллар и евро подешевели более чем на один рубль. Преподаватель ВШЭ Николай Корженевский обсудил тему с ведущей "Коммерсантъ FM" Дарьей Полыгаевой.

По мнению экспертов, Центробанк мог провести валютные интервенции.

— Сегодняшние очередные минимумы рубля с чем связаны?

— Связаны с тем, что происходило на прошлой неделе, отчасти, когда "Роснефть" чудесным образом получила 625 млрд руб. на рынке, был объявлен и проведен ломбардный аукцион на ту же величину. В банковской системе просто возникли новые рублевые возможности, назовем их так, и эти рубли поступили на валютный рынок.

— В первую очередь с этим?

— В первую очередь, последние движения, да.

— Несмотря на сегодняшнее относительное укрепление нефти?

— При такой нефти, которую мы имеем сейчас, доллар может стоить и 45 руб., может стоить и 100 руб. Сейчас конкретно ни геополитика, ни нефть уже такой существенной роли, по крайней мере, конъюнктурной, не играют. Конечно, если там начнется, не дай бог, какая-то война серьезная или еще что-то, мы опять заговорим об этом факторе. Но нынешние движения рубля пока обусловлены только тем, что делает Центральный банк и как он проводит свою монетарную и валютную политику. На мой взгляд, он допускает много ошибок.

— Какие ошибки, по-вашему, допускает ЦБ?

— Первая и очень важная стратегическая ошибка, действительно настоящая ошибка. До этого ЦБ ошибался, но профессионально оступался, скорее. А теперь ошибка стратегическая, и заключается она в том, что, по сути, в пятницу в нашей стране включили настоящий печатный станок версии 1990-х, и это, конечно, существенный негативный фактор для рубля и для всей макроэкономической стабильности.

— Вы имеете в виду поддержку "Роснефти"?

— ЦБ ее напрямую не оказывал. ЦБ каким-то образом профинасировал банковскую систему, банковская система дала деньги "Роснефти", а теперь эти облигации попадают на баланс Центрального банка в виде залога. Но такое быстрое расширение денежной базы и фактического, настоящего денежного предложения на рынке, это большая-большая ошибка в нынешних условиях. Может быть, это было бы какой-то правильной стратегией, но не сейчас, не при валютном кризисе и таком напряжении на всех площадках.

— Не просчитали последствия, почему допустили эту ошибку?

— Да, к сожалению, Центральный банк не очень понял, что он сделал сам, ЦБ академически понимает, что функция коммерческих банков — это создавать залоги, об этом, кстати, сама Ксения Юдаева говорила, и это правильно, в нормальные времена действительно функция коммерческих банков — прекращать краткосрочные деньги в долгосрочные и создавать залоги, так и есть. Но в нынешней ситуации брать и за одну ночь создавать 625 млрд руб. денежной базы и направлять их в банковскую систему… Жадность, она победит, и эти деньги все равно хотя бы частично окажутся на валютном рынке, через деривативы, так или иначе, но они туда попадут. А потом ЦБ будет задаваться вопросом, а что происходит и почему вдруг такие колебания рубля.

— Как вы считаете, может ли ЦБ сделать что-то сейчас, помимо интервенций разовых, чтобы поддержать рубль?

— Боюсь, что опять же эти 625 млрд стали некой точкой невозврата. Надеюсь, что я неправ. Но, во-первых, даже если мы еще не знаем, каким будет влияние на широкую денежную массу, на М2, даже если взять то, что есть уже сейчас, и те золотовалютные резервы, которые есть сейчас, доллар легко может ослабнуть до 72. Я не знаю, какое влияние это окажет на все остальные рынки и на настроение — это раз. Что может сделать Центральный банк? Боюсь, что делать надо было вчера. Может быть, все-таки интервенции, которые вы упомянули, еще могли бы стать действенным инструментом. Например, если повторить мартовский опыт, ударить интервенцией очень-очень масштабной, чтобы спекулянтам было больно. Но не уверен уже даже, что такие вещи сейчас смогут помочь.

Традиционные монетарные меры, очевидно, не помогут. Или ставки надо двинуть очень решительно, опять же — 500 базисных пунктов, 600 базисных пунктов, какой-то такой сильный удар по спекулянтам. А реально ограничить денежное предложение Центральный банк просто сейчас не может. Он не может взять и прекратить печатать рубли, как это делалось в 2008, 2009 году, потому что нет у банков других источников кредитования кроме ЦБ. А ЦБ это кредитование проводит очень неграмотно. Поэтому боюсь, что арсенал ЦБ практически исчерпан.

— Кстати, очевидно, что в понедельник была интервенция после рекордного падения?

— Да, была интервенция по спотовой котировке, наверное, 61 примерно рубль. Но фьючерс мартовский находился в районе 63 по доллару. Да, там совершенно точно выходил ЦБ.

— Вы уже сказали, доллар — 72 — это наша реальность, по евро есть ваш прогноз?

— Не исключаю абсолютно и думаю, что теперь это некая следующая цель. Я слушал вашего коллегу Олега Богданова, и дело в том, что непонятно, где цель, может, он согласится, что 72 теперь — это цель.

— По евро какой у вас прогноз?

— Точно также, прибавляйте 20%, 90, соответственно.