Коммерсант: Мировые потоки капитала обмелели

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Глобальные трансграничные потоки капитала — кредитование, приобретение акций и бондов и прямые зарубежные инвестиции — в 2007–2016 годах сократились почти втрое, с $12,4 трлн до $4,3 трлн. Сильнее всего просело трансграничное кредитование и другая банковская деятельность, говорится в исследовании McKinsey. Однако говорить о конце финансовой глобализации неверно: на руинах кризиса возникла более чувствительная к рискам, рациональная и устойчивая модель интеграции.

Одной из особенностей посткризисной финансовой системы стало резкое сокращение трансграничного кредитования, говорится в докладе McKinsey Global Institute «Новая динамика финансовой глобализации». Бегство с иностранных рынков возглавили крупные европейские банки, в первую очередь — банки еврозоны. Объем их международных кредитных сделок с 2007 года сократился на 45%, или $7,3 трлн. Сократили международное кредитование британские, швейцарские и другие европейские банки, несколько крупных банков из США. Всего за десять лет банки избавились от активов по меньшей мере на $2 трлн (часто по требованию регуляторов), половина суммы пришлась на Европу.

В то же время канадские и японские банки увеличили объем зарубежных кредитных активов вдвое (с $2,3 трлн до $5,3 трлн), а четыре китайских банка — более чем в десять раз (с $86 млрд до $1 трлн). Крупнейшие банки Бразилии, Индии и России (в РФ — Газпромбанк, Сбербанк, ВТБ) также расширили доступ на зарубежные рынки, и хотя их доля по-прежнему мала, в ближайшие годы она продолжит расти, полагают в McKinsey.

Несмотря на сокращение активности глобальных банков, финансовая глобализация продолжается, утверждается в докладе. Общий объем зарубежных инвестиций, как и десять лет назад, составляет около 180% мирового ВВП. В абсолютном выражении объем инвестиций вырос с $103 трлн до $132 трлн. Более четверти всех ценных бумаг в мире принадлежит иностранным инвесторам, тогда как в 2000 году их доля составляла 18%. Хотя большая часть ниши зарубежного финансирования по-прежнему занята развитыми странами (США, Люксембург, Великобритания, Нидерланды и Германия), доля развивающихся стран за десять лет выросла с 8% до 14%. Портфели иностранных активов и обязательств Бразилии, Малайзии, Мексики, России, Саудовской Аравии и ЮАР, не вошедших в первую двадцатку рейтинга, превышают 100% ВВП.

Посткризисная эра финансовой глобализации будет более стабильной, уверены в McKinsey. Доля прямых зарубежных инвестиций — наименее волатильного типа потоков капитала — в структуре валовых годовых потоков выросла с 36% до 69%. Дефицит по текущим, финансовым и капитальным счетам сократился с 2,5% до 1,7% мирового ВВП, что уменьшает шансы на новый финансовый кризис. Впервые за десять лет развивающиеся страны стали получателями международных капиталов. Мировые банки нарастили резервы капитала и ликвидности, а также выстроили более эффективные системы управления рисками. Тем не менее потоки капитала остаются волатильными, рынки ценных бумаг в некоторых странах могут быть перегретыми, а вовлечение в мировую финансовую систему развивающихся стран, не имеющих зрелых, прозрачных и ликвидных домашних финансовых рынков, делает их уязвимыми перед глобальными кризисами, предупреждает McKinsey.

Надежда КРАСНУШКИНА, Алексей ШАПОВАЛОВ