Коммерсант: «Российский кредит» ушел в сертификацию

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

На фактически лишенном ликвидности рынке произошла парадоксальная сделка по секьюритизации ипотечных кредитов на рекордные 28 млрд руб. Достижение принадлежит подконтрольному Анатолию Мотылеву банку "Российский кредит". Секрет успеха там не раскрывают. Но, по мнению участников рынка, инвесторами могли выступить связанные с господином Мотылевым пенсионные фонды.

О том, что банк "Российский кредит" Анатолия Мотылева закрыл сделку по секьюритизации ипотечного портфеля более чем на 28 млрд руб., вчера сообщил портал "Банки.ру" со ссылкой на кредитную организацию. Сделка проводилась посредством выпуска ипотечных сертификатов (ИСУ). Для банка она стала инструментом привлечения дополнительного финансирования в условиях, "когда многие инструменты по привлечению стали недоступны". В банке подтвердили факт сделки и утверждают, что круг инвесторов, выкупивших ИСУ, "достаточно широк".

Впрочем, в последнем у участников рынка есть сомнения. Их порождают большой объем секьюритизации и отсутствие активности на этом рынке сейчас. "До сих пор ни один частный банк, даже крупнейшие игроки, не секьюритизировал портфель такого большого объема,— говорит директор департамента розничных продуктов Банка Москвы Георгий Тер-Аристокесянц.— Особенно эта сделка удивительна в текущей ситуации, когда спрос на такие инструменты отсутствует". "Мы принимали участие в диалогах нескольких банков, которые хотели выпустить ИСУ, но интереса к этим инструментам без дополнительных гарантий и снижения кредитного риска никто из потенциальных инвесторов не проявил",— указывает и гендиректор СК АИЖК Андрей Языков.

Банкиры не исключают, что средства могли вложить структуры, близкие к банку. Например, негосударственные пенсионные фонды (НПФ), которых у бенефициара банка Анатолия Мотылева, по информации на рынке, уже семь (НПФ "Солнце. Жизнь. Пенсия" (НПФ "Ренессанс Жизнь и пенсия"), "Сберфонд Солнечный берег", НПФ ПСБ, "Адекта-пенсия", "Сберегательный", "Защита будущего", "Уралоборонзаводский"), хотя официально он является акционером только одного НПФ — "Сберфонд Солнечный берег". Тем более что сделка последовала за выдвинутым в июле требованиям ЦБ к данному НПФ вывести средства пенсионных накоплений со своих расчетных счетов в "Российском кредите" (дело в том, что банк не входит в список банков, где разрешено держать пенсионные средства).

По мнению аналитика Райффайзенбанка Дениса Порывая, это могло бы ударить по ликвидности банка. Его норматив мгновенной ликвидности на 1 ноября составлял 16,51% (при минимальном значении 15%), а норматив текущей ликвидности — 51,56% (при минимуме 50%). Таким образом, банку необходимо было заместить размещенные у него средства НПФ. Ипотечные сертификаты для этого могли вполне подойти, так как внешне дистанцируют пенсионные деньги от банка, полагает представитель НПФ из топ-10. Ни в одном из НПФ группы господина Мотылева не смогли объяснить, принимали ли фонды участие в данной сделке. В самом банке также отказались раскрывать подробности.

Хотя формально инвестиции пенсионных средств в ИСУ не запрещены, по мнению участников пенсионного рынка, подобная сделка может вызвать вопросы у регулятора. "ИСУ — не менее надежный инструмент, чем, например, корпоративные облигации,— уверен гендиректор консалтинговой компании "Пенсионный партнер" Сергей Околеснов.— Вопрос в том, какое обеспечение по этим бумагам есть у НПФ и устроит ли оно Банк России, когда регулятор придет с проверками. А во время проверок ЦБ очень подробно проверяет все вложения фондов и отчеты оценщиков".

Кроме того, средства НПФ при такой сделке все равно инвестируются в активы группы, а риски не диверсифицируются. Ранее банки уже предпринимали попытки переупаковывать одни активы в другие — а именно кредиты в паи ЗПИФов, и ЦБ такая практика не устроила, напоминают участники рынка. В ЦБ от комментариев отказались.

Юлия ЛОКШИНА, Мария ЯКОВЛЕВА, Елена КОВАЛЕВА