Банковское обозрение: Системообразующий лизинг

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

О лизинговом рынке, актуальных тенденциях и проблемах отрасли — Павел Самиев, управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром», и Фаина Филина, директор по PR-коммуникациям и маркетингу «БизнесДром», поговорили с Кириллом Царёвым, генеральным директором компании «Сбербанк Лизинг», президентом Объединенной лизинговой ассоциации (ОЛА).

Павел Самиев: Экономика начала стабилизироваться, а инвестиционная активность — расти. Какова роль лизинга и развития промышленной диверсификации и экономики в таких условиях?

Кирилл Царёв: По сути, лизинг играет роль вспомогательной функции, обеспечивающей долгосрочный инвестиционный рост. Его основная задача — помочь предприятиям в обновлении основных фондов, чтобы заложить фундамент будущей экономики. Важно подчеркнуть, что механизм лизинга уже получил развитие как инструмент финансирования и имеет отличные от кредита правовую защиту и регулирование.

Более чем 25-летняя история лизинга показывает, что даже в кризисных ситуациях инвестор, осуществляющий финансирование на основе лизинга, имеет защиту, отличную от той, которая предоставляется при кредитовании, даже залоговом. Это позволяет в определенных направлениях и отраслях создавать более доступные и привлекательные предложения для клиентов. Отдельно отмечу, что мы наблюдаем стабильную позитивную динамику в сегменте малого и среднего бизнеса, а это одно из тех важных направлений, которые поддержат российскую экономику в будущем.

Фаина Филина: В каких отраслях лизинг сегодня особенно важен с точки зрения развития бизнеса и почему?

Кирилл Царёв: Лизинг широко востребован в разных отраслях, однако уровень его развития и проникновения в отраслях различен. Например, в сегменте авиации лизинг, с одной стороны, является ключевым инструментом для финансирования и приобретения самолетов, а с другой — помогает авиастроителям в сбыте продукции. В сегменте железнодорожного транспорта лизинг уже более десяти лет служит одним из основных способов финансирования строительства нового подвижного состава. В сегменте МСБ лизинг растет последние лет восемь, и все это время расширяется перечень продуктов для субъектов МСП, становится больше доступных видов имущества, улучшаются условия государственной поддержки. Лизинг выступает одним из проводников государственной социально-экономической политики. Он стимулирует российское производство и вместе с тем позволяет нашим предприятиям получать современное оборудование.

Отдельно стоит отметить рост спроса на лизинг в различных отраслях промышленности, в которых присутствуют специальные программы государственной поддержки. В Минпромторге РФ последние годы пользуется успехом программа по субсидированию части авансового платежа при приобретении в лизинг коммерческого транспорта. В прошлом году была введена программа субсидирования до 30% авансового платежа в целях обновления производственных фондов предприятий легкой промышленности. Программа позволила обновить промышленное оборудование на предприятиях на сумму почти 1 млрд рублей. В текущем году по данной программе планируется обновление оборудования для легкой промышленности на сумму более 2 млрд рублей. В этом году реализована программа поддержки производителей строительно-дорожной и коммунальной техники. В части крупного бизнеса хорошо зарекомендовали себя программы господдержки при приобретении в лизинг авиационной техники.

Для активизации промышленного производства в 2016 году Фондом развития промышленности была реализована новая программа «Лизинговые проекты», по которой можно получить заем под 1% годовых на срок до пяти лет на оплату части авансового платежа при покупке в лизинг промышленного оборудования. Программа позволяет решить одну из основных проблем при модернизации производства — привлечение льготного займа для оплаты авансового платежа при закупке оборудования.

Лизинг сегодня присутствует практически во всех отраслях. Просто где-то он уже достиг существенной доли, а где-то он эту долю только начинает приобретать. Положительная динамика очевидна: лизинг становится эффективным инструментом в глобальной программе обновления экономики.

Фаина Филина: Чем отличается российский рынок лизинга от рынка европейских стран?

Кирилл Царёв: В Европе российский рынок лизинга занимает седьмое место. При этом российский лизинг гораздо моложе. Целый набор продуктов в России пока только развивается. На мой взгляд, у нас хорошие перспективы роста операционного лизинга и развития дополнительных услуг. Появятся специализированные лизинговые компании, которые будут работать с ограниченным перечнем имущества, зато смогут предоставить клиентам широкую гамму решений: аренду, лизинг, покупку, рассрочку и т.д. Возможно даже, что вместо классических лизинговых платежей будут осуществляться платежи, привязанные к работе техники. Условно говоря, платеж за час или за день использования того или иного предмета. Такая практика есть.

Павел Самиев: В прошлом году лизинг показал активную динамику, в этом году рост продолжается. Как вы оцениваете темпы прироста?

Кирилл Царёв: По итогам года ожидается прирост 30%, может быть, даже 40%. Это связано с тем, что лизинг и как отрасль, и как инструмент наиболее чутко реагирует на настроение предпринимателей.

Первое, что происходит, когда появляются признаки замедления и нестабильности, — все сворачивают инвестиционные программы и перестают приобретать новое имущество. Соответственно падает спрос, в том числе на лизинг. У нас один из ключевых индикаторов отрасли — новый бизнес. Когда оптимизм вырастает и настроение предпринимателей улучшается, они начинают обновлять основные фонды или запускать новые проекты.

Лизинг — отличный индикатор. Так происходит и сейчас: сначала мы отметили рост лизингового рынка, а затем получили макроэкономические результаты, которые показывают, что российская экономика, в целом, начала расти.

На мой взгляд, этот год и по макроэкономическим показателям, и по настроению бизнеса довольно позитивный, поэтому рынок лизинга отражен в цифрах того самого 30–40-процентного роста нового бизнеса.

Павел Самиев: Оцените структуру лизингового бизнеса по отраслям и регионам. Какую роль лизинг играет для регионального бизнеса?

Кирилл Царёв: Вопрос регионального распределения в лизинге относительно сложный. Связано это с тем, что по большому количеству номенклатуры техники в лизингополучателях могут находиться крупные холдинги с формальными штаб-квартирами в Москве. Однако физическое нахождение предмета лизинга часто отличается от локации компании, которая берет этот предмет в лизинг, и сам предмет лизинга находится в точке производства. Например, существуют такие сложные предметы лизинга, как карьерная техника.

Одним из наиболее активных сегментов является рынок железнодорожных вагонов. При этом вагоны находятся на сети железных дорог от Калининграда до Находки, поэтому, в принципе, большая доля подвижного состава сегодня берется в лизинг и помогает российским предприятиям доставлять их продукцию. Лизинг очень активно используется во всех регионах, где развивается промышленность с использованием тяжелой, дорогостоящей техники.

Традиционно значительный сегмент лизингового рынка составляет транспорт, по этому направлению сложно выделить один конкретный регион. А по структуре, например, в малом бизнесе лизинг — это прежде всего предоставление автотранспорта. Практически каждая компания владеет автомобилем, предназначенным либо для технических целей, либо для перевозки сотрудников. В области промышленного оборудования, наверное, сложнее определить четкую сегментацию, это зависит от исторической основы той или иной отрасли.

За счет ряда новых программ мы сегодня видим обновление и в легкой промышленности, и в сегменте ОПК.

Так или иначе, во всех отраслях задействован лизинг, в каких-то — больше, в каких-то — меньше. Важно, что о лизинге знают все отрасли, потому что 15–20 лет назад надо было полчаса рассказывать, что это такое. Сегодня же лизинг занял устойчивое положение в наборе финансовых инструментов, и это хороший плацдарм для дальнейшего развития.

Павел Самиев: Вы говорили о госпрограммах поддержки. Оцените, пожалуйста, их влияние в транспортной сфере, в том числе новых программ по льготному лизингу. Какой прирост в текущем году эти программы могут обеспечить рынку?

Кирилл Царёв: Существует ряд программ для различных отраслей. С одной стороны, они направлены на поддержку промышленности, позволяя увеличивать объемы производства, с другой, в итоге выгоду получает лизингополучатель.

Лизинг оказывает прямое влияние на российскую промышленность, так как является одним из наиболее действенных механизмов стимулирования спроса на производимую продукцию и в то же время — хорошим способом обновить основные фонды и сделать предприятие, отрасль более конкурентоспособными. Также лизинг является проводником средств поддержки и использования их целевым образом. В целом, применение лизинга формирует двойной эффект, когда происходит комбинация между государственной поддержкой и привлечением заемного финансирования.

Мы ожидаем рост практически по всем программам лизинга с государственной поддержкой, в том числе и по запущенным в этом году — «Российский фермер», «Российский тягач», «Свое дело». Из года в год программы по льготному лизингу исполняются на 100%, то есть работают механизм взаимодействия участников лизингового рынка и правительства, а также эффективная коммуникация с рынком лизингополучателя. Программы достигают своей цели: объем инвестиций в реальный сектор экономики увеличивается.

Фаина Филина: Как вы оцениваете качество лизингового портфеля? В сравнении с качеством кредитного портфеля является лизинговый портфель менее или более рисковым?

Кирилл Царёв: На мой взгляд, лизинговый портфель более качественный, и связано это в первую очередь с тем, что он целиком состоит из физических активов, то есть основных средств. Он по умолчанию имеет обеспечение. Вместе с тем не стоит забывать, что качество этих активов — один из принципиально важных элементов в работе самих лизинговых компаний. Необходимо уделять большое внимание именно тому, как та или иная компания с этими активами работает, какие активы у нее на балансе, понимает ли она, что будет делать с ними в случае возникновения каких-либо проблем с клиентом.

Лизинговая компания может в каких-то проектах, где не такая высокая ликвидность предмета лизинга, частично принимать риск на клиента, потому что объем инвестиций несоизмеримо меньше, чем размер бизнеса самого клиента. В каких-то случаях, наоборот, лучше делать акцент на предмет лизинга, однако это требует особых навыков работы с проблемными активами. В итоге важно, какая в компании принята политика риск-менеджмента.

В целом, доля просроченной задолженности (уровень NPL) в лизинговой отрасли несколько лучше, чем в банковской системе. Косвенно это подтверждают исследования Центрального банка РФ , . При этом я бы хотел отдельно отметить, что для бизнеса сам по себе банковский рынок кредитования не менее важен, потому что это один из основных источников финансирования самого лизинга.

Павел Самиев: Как сегодня лизинговые компании управляют рисками? Какие существуют подходы и системы риск-менеджмента?

Кирилл Царёв: Разные компании управляют рисками по-разному. Это связано с тем, что у каждой компании свой аппетит к риску. Лизинг находится где-то посередине между арендой и кредитованием. В зависимости от того, какую цель преследует компания, она должна по-разному выстраивать риск-менеджмент. Упор может быть на ограничение перечня предметов лизинга, они все ликвидные, в рамках жизненного цикла этого предмета бывает несколько смен собственника, договоры структурированы таким образом, что вы не просто получаете лизинговый платеж, а ставите определенный набор требований по качеству, по условиям эксплуатации предмета лизинга. Вы управляете фактически так называемой остаточной стоимостью этого предмета, и ваш доход не только и не столько является процентным, сколько заложен в той самой остаточной стоимости имущества. По такому пути в мире очень активно развивается сегмент авиационного финансирования, к примеру. В России мы такие примеры видим, но они носят единичный характер.

Обратный вариант — классический кредитный подход, когда управление рисками — это прежде всего полный анализ и понимание качества лизингополучателя с оценкой вероятности его дефолта. В этом случае должна быть четкая диверсификация по портфелю клиента и мониторингу состояния предмета лизинга.

Разные компании идут разными путями. Например, наша компания «Сбербанк Лизинг» внедряет передовые технологии, синхронизированные с банком. Наша основная задача — внедрить базельские стандарты риск-менеджмента и соответствовать единым групповым стандартам и политике Сбербанка.

Павел Самиев: А какие существуют мошеннические схемы в лизинге и как с ними бороться?

Кирилл Царёв: Развитие лизинга и его популярность не остаются незамеченными, в том числе и мошенниками. Поэтому лизинг, к сожалению, не может избежать неких злоупотреблений или противоправных действий со стороны третьих лиц. Основные виды мошенничества, наверное, находятся посередине между кредитованием и страхованием. В сегменте МСБ это связано с тем, что есть так называемые фабричные технологии, и иногда мы видим, что компания пытается предоставлять не всегда достоверную отчетность, в некоторых случаях имитируются случаи угона транспортных средств. Как правило, речь идет о небольших сделках, и это риск, связанный с началом лизинга. Есть риск мошенничества при поставке. В итоге все основные мошеннические действия проявляются в первый год договора.

Другая группа мошеннических действий связана с тем, что у некоторых компаний наступают сложные времена, и в этот момент они стараются найти решение ситуации с помощью противоправных действий, например вывода активов из предприятий. Здесь, наверное, лизинг сильнее защищен. Есть предмет лизинга, который является собственностью лизингодателя, а не лизингополучателя, и с этой точки зрения кредиторы, конечно, защищены лучше. Но существуют и уникальные случаи.

Павел Самиев: Как лизинговая компания решает вопрос с изъятием лизинговых объектов при дефолте клиента?

Кирилл Царёв: Способы схожи с банковскими. В некоторых случаях предмет лизинга возвращает клиент, в других лизинговая компания изымает объекты самостоятельно (расторгает договор). Так же, как и на банковском рынке, в лизинге развивается коллекторский бизнес. На рынке работают компании, которые предлагают услуги по розыску предметов лизинга, процедурам изъятия, по судебным процедурам. Эта индустрия развивается, и сегодня уже существует правовая основа.

Фаина Филина: Какие передовые технологии сегодня внедряют игроки лизинга?

Кирилл Царёв: Первый тренд нескольких лет — лизинговые компании, как и банки, совершенствуют фабричные технологии и скоринговые модели. Ключевая цель — снижение себестоимости транзакций и более быстрые предложения клиенту. Второй тренд — развитие операционного лизинга. Третий важный тренд — компании внедряют системы наблюдения за предметами лизинга. Сегодня — для понимания местонахождения и повышения уровня безопасности, а завтра — для сбора данных о предмете лизинга и клиенте, так называемых Big Data. Думаю, это тот тренд, который ожидает рынок в ближайшие три —пять лет в массовых сегментах.

Павел Самиев: Есть ли какие-то острые проблемы в отрасли? Если да, то как они решаются?

Кирилл Царёв: Отрасль находится в ожидании реформы лизингового рынка. Идет активное обсуждение, связанное с изменением введения надзора и регулирования со стороны Центрального банка РФ. Это, безусловно, важный шаг, и он таит в себе как возможности, так и опасности. Здесь важно постараться максимизировать плюсы и минимизировать потенциальные минусы. Мы уже более года ведем эту работу с ЦБ, и регулятор нас слышит: часть опасностей, которые мы видели, уже обсуждены и потенциально нивелированы.

Следующим шагом будет потенциальная реформа лизинга в рамках Гражданского кодекса. Это вопрос правовой основы лизинга, и, на мой взгляд, это вызов, потому что, как я уже говорил, есть разные взгляды на то, что такое лизинг: арендные отношения или инвестиционно-кредитная деятельность. По своей сути, лизинг сейчас их в себе совмещает. Любое отклонение может привести к тому, что часть рынка фактические перестанет развиваться или начнет развиваться медленнее.

Я бы хотел подчеркнуть, что такие изменения необходимо тщательно обсуждать с сообществом, потому что они оказывают мощное влияние и на отрасль, и на экономику. Очень важно правильно смоделировать ситуацию, к которой это может привести. Сегодняшний лизинг, может быть, законодательно несовершенен, но он развивается и развивается хорошими темпами. Любой дисбаланс может в итоге привести к совокупному замедлению. И очень важно правильно смоделировать последствия изменений.

Павел Самиев: Последний вопрос. Какие стратегические задачи стоят сегодня перед отраслью?

Кирилл Царёв: Базовая задача у нас одна: участие в развитии экономики Российской Федерации. Основные вызовы — это переход на новые правила резервирования согласно IFRS 9, изменение правил международных стандартов отчетности, согласно переходу на новый стандарт IFRS 16, и переход на новый федеральный стандарт бухгалтерского учета «Аренда». Все это потребует от лизинговых компаний большей внутренней аналитики, большей прозрачности в вопросе качества их портфелей, обоснования их политики риск-менеджмента.

Павел Самиев: Спасибо большое за ответы.

Беседа состоялась 15 августа 2017 года в офисе компании «Сбербанк Лизинг»