Коммерсант: Валютные свопы обогнали кредиты и бонды

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Мировые объемы привлечения долларовой ликвидности небанковскими учреждениями на денежных рынках (валютные свопы) превышают сумму «традиционного» долларового долга, учитываемого на балансах (кредиты и облигации). Такие расчеты представил в новом исследовании базельский Банк международных расчетов (БМР). В банке оценивают объем таких деривативов в $13–14 трлн против $10,7 трлн долга в виде кредитов и облигаций и указывают на возможные риски нехватки долларовой ликвидности в ситуации расхождения сроков погашения обязательств и покрывающих их деривативов.

Суммарный долларовый долг внебанковского сектора (кредиты и выпущенные облигации) за пределами США составляет $10,7 трлн, а не учитываемые на балансах долги в виде валютных свопов — еще $13–14 трлн, говорится в исследовании БМР. (Операция своп предполагает обратный обмен валюты в заданный срок и является способом заимствований на денежном рынке, доля доллара в таких операциях — свыше 90%.) Общий объем внебиржевых деривативов (без учета операций дилеров) в БМР оценивают в $28 трлн. Из них на финансовые учреждения приходится $22,5 трлн, на нефинансовые — $5,1 трлн. Для оценки такой «задолженности» клиентов (всех, кроме банков) эту цифру делят надвое, а также вычитают чистую задолженность банков (тоже деленную надвое). Чистые заимствования банков с использованием валютных свопов составляют около $2 трлн, указывают в БМР.

Исследователи признают — несмотря на внушительные объемы, эффект от такой нагрузки трудноуловим и требует дополнительной оценки валютных различий и расхождений в сроках погашения. Большая часть такого долга — это хеджирование валютных рисков, что в принципе поддерживает финстабильность, к тому же этот долг частично покрыт долларовой выручкой или активами. Более того, порядка $3 трлн этой суммы — это хеджирование балансовых долгов (около 66% небанковских облигаций захеджировано). Такое хеджирование также поддерживает финстабильность, особенно если сроки погашения облигации и дериватива на нее совпадают, замечают авторы доклада.

Впрочем, разница в покрытии краткосрочными деривативами долгосрочных активов может стать причиной и усиления финансовой напряженности — большинство свопов закрываются посредством открытия новых, в итоге доллары привлекаются для погашения долларов. В условиях, когда более половины свопов — краткосрочные (до года), в ситуации стресса это может привести к существенному спросу на ликвидность, предупреждают в банке. Такие деривативы используются и для carry trade (привлечение средств в стране с более низкой ставкой и их одалживания в валюте с более высокой ставкой). Впрочем, оценить степень спекулятивного использования свопов в рамках имеющейся статистики невозможно, констатируют в БМР.

Характерным примером такого сжатия авторы считают нехватку финансирования для европейских банков во время финансового кризиса 2008 года. ЦБ России и Бразилии тогда запускали специальные программы для обеспечения банков долларовой ликвидностью. А в Европе регуляторам и вовсе пришлось ввести неограниченные своп-линии для обеспечения долларами. Правда, с тех пор зависимость европейских банков от валютных долларовых свопов снизилась почти в четыре раза. Чистое кредитование американскими банками через свопы, в свою очередь, сократилось с более чем $400 млрд в 2011 году до всего $33 млрд в конце первого квартала 2017 года.

Татьяна ЕДОВИНА