РБК: Зеркало застоя: что нужно знать о новом рейтинге РБК 500

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

«Сменяемость» в рейтинге крупнейших по выручке компаний России уменьшилась, что вполне согласуется с отсутствием динамизма в экономике, показывает свежий рейтинг РБК 500. А рост дохода компаний существенно затормозился.

Бизнес застоялся

Клуб крупнейших компаний России стал более закрытым и более инертным: в новом рейтинге РБК 500 почти вдвое меньше новичков, чем год назад, а передвижения среди старожилов рейтинга уменьшились. Это может отражать и общую негибкость структуры российской экономики, и недостаток динамизма в ней в последнее время, граничивший со стагнацией.Подробнее на РБК:http://www.rbc.ru/economics/21/09/2017/59c061fd9a7...

Степень «сменяемости» рейтинга РБК 500 можно измерить математически. Для этого можно воспользоваться коэффициентом корреляции Спирмена, который показывает, насколько поменялись отранжированные ряды — в данном случае списки РБК 500. Значение коэффициента для рейтинга 2017 года — 88,7%, для сравнения, значение для рейтинга 2016 года — 71,2%, подсчитало по просьбе РБК Аналитическое кредитное рейтинговое агентство (АКРА). Это действительно показывает, что изменений в новом рейтинге стало меньше (коэффициент 100% означал бы, что изменений не произошло вообще).

«Малая динамика в рейтинге крупнейших компаний о положительных тенденциях не говорит. Если бы у нас барьеры для входа компаний на различные рынки были бы ниже, то, конечно, можно было ожидать и более динамичных изменений рейтинга», — говорит руководитель макроэкономического направления Центра стратегических разработок (ЦСР) Павел Трунин. В рейтинге РБК 500 этого года 45 новичков, а в прошлом году было 84. В первой десятке рейтинга новичок только один — госкомпания «Россети», вытеснившая «Росатом», а первые шесть позиций во главе с «Газпромом» остались неизменными.

«Такое постоянство говорит о том, что есть уже сложившаяся структура экономики и особых изменений в ней не происходит. Это не очень хорошо, потому что, видимо, в России не работает механизм созидательного разрушения (понятие из теории австрийского экономиста Йозефа Шумпетера. — РБК), когда неэффективные компании уходят с рынка, а новые компании приходят на их место», — добавляет Трунин.

Как считали в АКРА

Аналитики применили к полученному коэффициенту корреляции Спирмена так называемую корректировку Кендалла для учета того, что в рейтинге появляются и уходят некоторые компании. Также они выделили факторы, которые привели к изменению рейтинга: в 2017 году 32,5% изменений пришлось на перестановки участников, а в прошлом году — только 12,6%. Новички в рейтинге этого года обеспечили 24,2% изменений (в прошлогоднем списке — 44,1%).

Инфляция снизила выручкуСуммарная выручка 500 крупнейших компаний в России в 2016 году выросла до 66,3 трлн руб., но темпы этого роста уже не те, что были год назад. Тогда совокупная выручка увеличилась на 13,6%, теперь — лишь на 4,2%. При этом часть компаний из РБК 500 выбыла. Органический рост, отражающий показатели исключительно компаний из рейтинга прошлого года, составил 5% по сравнению с 15,1% годом ранее.

С поправкой на инфляцию, которая в прошлом году составила 5,4%, выручка компаний РБК 500 даже снизилась. Годом ранее такого не было: потребительские цены хотя и росли быстрее (12,9% по итогам 2015 года), но темпы увеличения выручки крупнейших компаний их все равно обгоняли. Впрочем, темпы роста выручки корректнее сравнивать не с потребительской инфляцией, объясняет управляющий активами, экс-глава департамента сводного макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития Кирилл Тремасов, а с дефлятором ВВП — показателем, учитывающим цены на все включаемые в ВВП товары и услуги. В 2016 году он снизился до 3,6% после 8,2 годом ранее, по данным Росстата.

Получается, что динамика выручки крупных компаний коррелирует с экономической ситуацией не так, как можно было интуитивно ожидать. 2015 год стал для экономики России провальным — ВВП тогда снизился на 2,8%, что не помешало участникам РБК 500 расти высокими темпами. А спустя год, когда ситуация стабилизировалась (сокращение ВВП составило всего 0,2%), рост корпоративных доходов резко замедлился.

Весомый вклад, как обычно, внес рубль. Среднегодовой курс доллара вырос на 59% в 2015 году по сравнению с 2014-м и всего на 9% в 2016-м (данные терминала Bloomberg). Рублевая цена барреля нефти, достигавшая примерно 3100 руб. в 2015 году, в 2016-м снизилась до 2800 руб., напоминает Тремасов. Это снизило выручку экспортеров, отмечает вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Мария Глухова. Например, по итогам 2015 года выручка нефтегазового сектора составила 21,9 трлн руб. после 19,8 трлн руб. годом ранее, а в 2016-м она снизилась до 21,4 трлн руб., по данным РБК 500.

Торговля идет вперед

Отрасль торговли — одна из самых противоречивых в российской экономике (например, как показало недавнее исследование РБК, число сотрудников в ней растет несмотря на ухудшение показателей), и рейтинг РБК 500 — очередное тому подтверждение. В 2016 году по сравнению с предыдущим годом оборот розничной торговли снизился на 4,6% в сопоставимых ценах, но это не помешало ретейлерам укрепить свои позиции в списке крупнейших российских компаний. Так, число участников, занятых в сфере торговли, в 2016 году выросло до 53 и сместило со второго места нефтегазовый сектор (на первом по-прежнему остаются финансы). Это связано с продолжающейся консолидацией в отрасли, указывает руководитель группы исследований и прогнозирования АКРА Наталья Порохова.

Этой тенденции не один год, объясняет заместитель гендиректора Центра макроэкономического анализа и прогнозирования (ЦМАКП) Владимир Сальников: крупные розничные компании достаточно успешно отвоевывают рынок у слабо организованной торговли, в частности малого и микробизнеса. И это «позитивный процесс», потребитель от него не проигрывает — крупные компании намного эффективнее малых и средних, к тому же они пока продолжают довольно активно конкурировать друг с другом, указывает Сальников. Хотя могут возникать и «монопольные эффекты», но это больше характерно не для страны в целом, а на уровне отдельных территорий, добавляет он.

Доля торговли в общей структуре выручки рейтинга выросла с 7 до 8%, однако этот сектор все равно не вошел даже в первую тройку по этому показателю. Традиционный лидер по объему выручки — нефтегазовый сектор с долей 32,3% (годом ранее было 34,4%). На втором месте по вкладу в общую выручку — финансы (13%), далее — металлы и горная добыча (6,3%). Перекос в пользу этих отраслей будет существовать еще долго, отмечает Сальников, хотя диверсификация рано или поздно произойдет — в пользу пищевого производства.

А самый маленький вклад в выручку крупнейших компаний России внесли алкогольные и табачные компании — всего 0,21%.

Лучше быть с государством

Крупных госкомпаний в России меньше, чем крупных частных, но зато сами по себе госкомпании крупнее. На 86 госкомпаний — участников рейтинга приходится 28,5 трлн руб. выручки, на 396 частных — в целом сопоставимая сумма, 36,3 трлн руб. (сумма этих показателей меньше общей выручки участников рейтинга, поскольку в отдельные категории были выделены компании с государственным контролем и иностранным участием, структуры со значительным госучастием и частные компании со значительным иностранным участием). Таким образом, средняя выручка крупной российской госкомпании в несколько раз превышает показатели ее частных коллег — 332,1 млрд против 91,6 млрд руб.

Доля государства в экономике России очень высока, государство доминирует во многих сферах, в которых, если опираться на международный опыт, по идее доминировать не должно, рассуждает Трунин. «Однозначно утверждать, что государственное — это плохо, а частное — хорошо, нельзя. Но в целом по экономике доля госкомпаний избыточно высока, и рейтинг это еще раз подтверждает», — отмечает он.Эксперты, на которых ссылалась ФАС в своем прошлогоднем докладе, оценивают долю государства в российской экономике в 70%.

Выход — приватизация и реструктуризация госсектора, считает Трунин. Пока происходит наоборот, замечает он: часто формальная приватизация оказывается перекладыванием активов из одного «государственного кармана» в другой: «Соответственно, доля государства не снижается». «Полноценная» приватизация, по мнению Трунина, может способствовать и повышению сменяемости в рейтинге, «более активному движению крови по кровеносной системе».

Доля госкомпаний в выручке в рейтинге РБК 500 почти не изменилась (43,1% в рейтинге 2017 года, 43,3% в прошлогоднем). Намного более интересны изменения, например, в доле госкомпаний в общей прибыли, замечает Порохова: в предыдущем рейтинге доля госкомпаний в прибыли была выше, чем в выручке (46,2 против 43,3%), что в целом объясняется тем, что государство зачастую контролирует более маржинальные добывающие активы. А в рейтинге 2017 года доля госкомпаний в общей прибыли опустилась до 42,6% — ниже доли в выручке.

Резервы тают

У крупных компаний становится меньше денежных резервов. В 2016 году на их счетах было 5,8 трлн руб. (учитываются денежные средства и их эквиваленты), в 2015 году было больше — 6,4 трлн руб. В этих суммах учтены не все участники рейтинга — у части из них данных по остаткам на счетах нет.

Отчасти сокращение резервов можно объяснить возвращением компаний к политике инвестиций, считает заведующий кафедрой прикладной макроэкономики Высшей школы экономики Евгений Гавриленков — они стали меньше копить и больше вкладывать. В первом полугодии этого года объем инвестиций в основной капитал резко пошел вверх, прибавив 6,3% по сравнению с тем же периодом прошлого года, по данным Росстата. Впрочем, изменение политики компаний стало далеко не главным фактором роста инвестиций, отмечает Гавриленков, куда больший вклад могли внести вложения в большие инфраструктурные проекты. Как отмечал ЦБ, рост инвестиций частично вызван как раз единовременными факторами, например, строительством моста через Керченский пролив и газопровода «Сила Сибири».

Серьезное влияние на динамику резервов компаний оказала высокая база 2015 года, указывает Гавриленков: «Тогда было абсолютно непонятно, куда инвестировать». Рубль ослабел, неопределенность резко выросла, новых крупных предприятий не появлялось, напоминает он. И только когда в 2016 году наметилась хоть какая-то траектория восстановления экономики, компании начали вновь осуществлять инвестиции, добавляет Гавриленков.

Впрочем, сокращение резервов наличности в рейтинге этого года по сравнению с прошлогодним на три четверти приходится на одну компанию — лидера рейтинга «Газпром». Без учета газового гиганта денежные резервы компаний из РБК 500 сократились лишь на 140 млрд руб.

Антон ФЕЙНБЕРГ, Иван ТКАЧЁВ