Реальное время: Банкротство «Спурт Банка»: «К сожалению, не удалось спасти очередной банк республики»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Сегодня Арбитражный суд РТ признал «Спурт Банк» банкротом и открыл конкурсное производство сроком на один год. Денег, чтобы расплатиться со всеми кредиторами, у банка нет: активы «Спурта» покрывают обязательства лишь на 60%, а «дыра» в капитале превышает 5 млрд рублей. Банк, некогда входивший в список крупнейших в Татарстане, погорел на кредитовании проблемного проекта своих собственников. За судебным процессом наблюдал корреспондент «Реального времени».

Кредиторам не хватит 40%

Со дня, когда «Спурт Банк» остался без лицензии, до признания его банкротом прошло немногим больше двух месяцев. В среду 27 сентября Арбитражный суд Татарстана ввел в банке конкурсное производство сроком на один год. Признав «Спурт» банкротом, суд прекратил полномочия его руководства и органов управления, а также полномочия Агентства по страхованию вкладов (АСВ) как временной администрации. Дальше АСВ продолжит работать уже в качестве конкурсного управляющего банка. Следующее заседание, где будет рассмотрен вопрос о завершении конкурсного производства, назначено на 26 сентября 2018 года.

Иск о признании «Спурта» банкротом Центральный банк подал по ходатайству АСВ. Агентство, в свою очередь, нашло основания для банкротства по результатам обследования финансового состояния банка: выяснилось, что его активы покрывают обязательства меньше чем на 60%.

Как сообщил на заседании представитель ЦБ Саид Насыбуллин, стоимость имущества банка на дату отзыва лицензии была оценена в 7,39 млрд рублей. Тогда как общий размер обязательств перед кредиторами, а также по обязательным платежам составляет, по данным АСВ, 12,55 млрд рублей.

Представителю «Спурта» Дмитрию Булякову, когда к нему обратился суд, оставалось лишь подтвердить и согласиться: «По результатам финансового обследования размер дефицита активов кредитной организации составил 5,15 млрд рублей. Временная администрация считает обоснованным заявления Банка России».

Прежде чем удалиться для вынесения решения, судья Руфия Гильфанова невзначай сделала примечательную ремарку. Глядя в номер журнала «Вестник Банка России» от 27 июля 2017 года (в нем была официально опубликована информация об отзыве лицензии «Спурта»), она сказала как бы про себя: «К сожалению, не удалось, да, спасти очередной банк республики. Другие заявления, ходатайства будут?» Ходатайств и заявлений не было.

Роковая «силиконовая долина»

Лицензию «Спурта» ЦБ отозвал 21 июля со стандартной, по сути, формулировкой: в связи с неисполнением федеральных законов и нормативных актов, а также со снижением обязательных нормативов ниже допустимых значений. Однако регулятор одновременно указал, что у его решения были и объективные экономические причины. Проверка, которую проводило АСВ в апреле — июле, показала, что санировать банк не было смысла. Агентство заявило, что активы на балансе «Спурта» были крайне низкого качества, ввиду чего в дальнейшем он был бы не способен покрыть все свои обязательства.

Кроме того, ЦБ отмечал, что «значительная часть кредитного портфеля» банка «была направлена на финансирование крупного инвестиционного проекта подконтрольных бенефициару банка предприятий, финансовое положение которых в настоящее время оценивается как критическое». Речь шла о строительстве завода «КЗСК-Силикон» — проблемном проекте основного владельца «Спурта» Евгении Даутовой.

Из июльского пресс-релиза ЦБ следовало, что именно этот проект, а не информационная атака, как заявляла Даутова, был главной причиной краха. В марте, когда «Спурт» ввел лимит по операциям и проблемы стали очевидны, Даутова возложила вину за происходящее на недоброжелателей — в социальных сетях якобы массово распространялись призывы срочно забирать из банка деньги. Тогда она добавила, что правоохранительные органы нашли человека, который осуществлял рассылку. 13 марта на пресс-конференции Даутова предостерегла СМИ от «искусственного создания негатива» и добавила, что акционеры «Спурта» нашли деньги на восстановление ликвидности. Ограничения по операциям, обещала она, будут сняты через неделю.

Артем МАЛЮТИН