Forbes Russia: Страховка от девальвации: какая экономическая политика нас ждет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

В последние дни из текстов официальных документов (в частности, внесенного Минфином в Госдуму проекта бюджета и долгосрочного бюджетного прогноза) и комментариев официальных лиц мы можем получить подсказку о том, что на ближайшие годы будет являться главной целью экономической политики России. В одной фразе это можно сформулировать так: «Главное – чтобы не было кризиса».

Откуда такой вывод? Давайте разбираться.

Основной лейтмотив прогнозов экономического развития, подготовленных правительством, – это стабильность реального эффективного курсакак средне- и долгосрочный тренд.

Банк России в официальных документах, отталкиваясь от заявленной политики инфляционного таргетирования и плавающего обменного курса, предпочитает не давать никаких прогнозов по любому из показателей курсовой политики. Министерство финансов и Министерство экономики не могут себе позволить подобной «роскоши» — им надо подготавливать бюджет на каждый новый год, и там нельзя обойтись без прогнозирования показателей обменного курса рубля.

Что же означает модель макроэкономической политики, основанная на сохранении стабильности реального эффективного курса (для краткости – таргетирование РЭК), и почему она вдруг появилась в повестке дня?

Для более наглядного понимания проблемы давайте посмотрим на два графика – нефтяных цен за последние 70 лет и динамику реального эффективного курса рубля за последние 30 лет.

Что бросается в глаза при изучении представленных графиков?:

  • кризисы в России начинались в 1998, 2008 и 2013 годах, когда РЭК рубля достигал максимумов;
  • локальные минимумы цен на нефть случались 1985, 1998, 2008 и 2014 годах, что совпадет в трех случаях с кризисами в России и началом серьезных проблем в экономике СССР.

Можно было бы считать это случайностью, но множество исследований, в том числе основанных на количественных методах анализа экономических процессов, подтверждают закономерность, воспринимаемую даже на интуитивном уровне: завышенный реальный курс национальной валюты рано или поздно приводит к проблемам платежного баланса, избыточных долгов и в конечном счете неизбежной девальвации национальной валюты для корректировки сложившихся дисбалансов.

Если бы в СССР существовал хоть какой-то механизм корректировки обменного курса рубля, то мы бы получили весьма впечатляющую тенденцию – за последние 30 лет в 4 из 4 случаев завышенный РЭК рубля приводил к серьезным кризисам. В скобках заметим, что триггером, но не глубинной причиной этих кризисов, было падение цен на нефть.

Как это работает? Как и почему постепенно накапливаются дисбалансы, которые потом приводят к кризисам?

В основе лежит борьба с инфляцией – в 1995 году, в 2002 году были предприняты попытки за счет стабилизации обменного курса рубля «сбить» инфляционные ожиданий и достичь приемлемого уровня инфляции.

В 1985 году в плановой экономике СССР и назначаемых цен это привело просто к дефициту товаров и завышению курса рубля против импортных товаров.

В 1995-1998 годах политика валютного коридора привела к накоплению внутренних и внешних долгов, взрывному укреплению РЭК рубля и событиям августа 1998 года.

В 2002-2008 годах аналогичная по сути политика, только без официального объявления привела к более плавному росту РЭК рубля, накоплению внешней задолженности частного сектора. Кризис 2008-2009 годов ненадолго эту ситуацию скорректировал, но затем процесс укрепления рубля в реальном выражении продолжился до 2013 года, когда, собственно, и начался новейший кризис в российском экономике. А падение цен на нефть и санкции только усилии степень тяжести кризиса.

Более высокая инфляция в России по сравнению с торговыми партнерами и попытка использовать валютный курс рубля как антиинфляционный «якорь» — это основные причины кризисов 1998, 2008 и 2014 годов. Краткосрочные притоки капитала на фоне высоких цен на нефть только подливали масла в огонь.

Что же нам предлагается на этот раз в качестве будущей макроэкономической политики?

Если убрать «несущественные детали» вроде сбалансированного бюджета и низкой инфляции, то главная цель – стабильный реальный эффективный курс рубля.

Исходя из приведенного краткого анализа экономики России за последние 30 лет, можно утверждать, что такая политика как минимум не будет провоцировать необходимость проведения болезненных корректирующих девальваций рубля.

Но какие еще последствия для нас и нашей экономики несет реализация такой политики?

Во-первых, она означает, что изменение валютного курса рубля будет примерно равно разнице между «внутренней» (в России) и «внешней» (например, в Европе) инфляциями. Поскольку в России предполагается более высокая, чем в Европе, инфляции (если судить по целевым уровням центральных банков), то у нас из года в год рубль будет «планово» ослабляться на 2-3 %.

У большинства людей, не очень хорошо разбирающихся в специфике облигационных рынков, но давно привыкших к наличным деньгам (рубли и валюта), эта тенденция может породить стремление застраховаться от постоянной девальвации путем скупки иностранной валюты.

Во-вторых, платежный баланс России зависит от цен на энергоносители и притоков/оттоков капитала. Несмотря на то что у этих факторов весьма различная природа, они едины в одном – волатильность. Как следствие, банки и другие крупные игроки финансового рынка будут стремиться использовать связанные с этим спекулятивные возможности, прежде всего на валютном рынке, что породит периодические волны колебаний курса рубля. Банк России для предотвращения негативных инфляционных последствий таких колебаний будет либо периодически поднимать ставку, либо просто удерживать ее на достаточно высоком «защитном» уровне.

В-третьих, завышенная реальная ставка (ставка ЦБ минус инфляция) и стабильные девальвационные ожидания будут сдерживать инвестиции как частных лиц, так и крупного бизнеса. А те инвестиции, которые все же будут осуществляться, сосредоточатся либо на экспортных отраслях, либо на других активах, имеющих стабильные или растущие цены в иностранной валюте. В целом в комплекте с умеренно жесткой бюджетной политикой это сохранит на долгие годы весьма посредственные темпы роста экономики.

Но есть и хорошая новость: при такой политике кризисов в экономике России ожидать не приходится.

Константин КОРИЩЕНКО