Коммерсант: Бюджетный чемодан слишком плотно утрамбован

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Напряженность бюджета на 2018–2020 годы для исполнения, видимо, выше, чем ранее: в аппарате правительства предлагают принимать по части бюджетных расходов, предусмотренных законом о бюджете, не ведомственные приказы, а постановления правительства. Речь идет о пяти проектах — коррекции стратегии «Роснано», дальневосточных ТОРах, возмещении процентов по кредитам малому и среднему предпринимательству («Программа 6,5»), проектной фабрике ВЭБа и докапитализации «Курортов Северного Кавказа» (КСК). Основной риск — новые потребности в увеличении федеральных расходов, создающиеся вне контроля Минфина.

В распоряжении "Ъ" оказалась октябрьская переписка департаментов аппарата правительства, посвященная вполне рутинному внутреннему документу Белого дома — разработке плана-графика подготовки нормативно-правовых актов для исполнения будущего бюджета на 2018–2020 годы. Представители департамента проектного финансирования и инвестполитики аппарата Белого дома в ней просят при составлении плана «поднять» уровень принятия исполнительных документов по бюджету по пяти крупным проектам с ведомственного на правительственный — в большинстве случаев в силу высокой вероятности дополнительных расходов на исполнение проектов, которые за ними стоят.

Департамент просит одобрить по полной процедуре — с согласительными совещаниями всех ведомств, экспертизами и подписью премьер-министра,— постановлениями правительства, а не актами Минэкономики, Минвостокразвития, Минкавказа и Минобрнауки, пять проектов.

Это субсидии АО «Роснано», правила предоставления субсидий банкам по кредитам МСП, субсидии ВЭБу на проект фабрики проектного финансирования, правила предоставления субсидий на развитие инфраструктуры территорий опережающего социально-экономического развития (ТОРов) на Дальнем Востоке и взнос в уставный капитал КСК.

В «Роснано» речь идет о финансировании расширения стратегии компании: АО представило в Белый дом новую стратегию до 2025 года, предполагающую расширение области работы за пределы нанотехнологий, перестройку деятельности на «конвейер инноваций», создание сети региональных «наноцентров» и расширение инструментария «Роснано» по поддержке бизнеса. Все это, а также внутренние риски «Роснано», угрожает «возникновением потребности в выделении средств федерального бюджета» (в том числе в случае исполнения госгарантий, сумма которых в отношении кредитов и займов «Роснано» в 2020 году составит 286 млрд руб.), поэтому «правила» предоставления субсидий «Роснано» лучше принимать постановлением правительства. В случае «Корпорации МСП» и «Программы 6,5» главный риск — рост спроса на деньги со стороны заемщиков—клиентов банков: в этом случае, констатируют в аппарате Белого дома, требуется увеличение лимитов Банка России, обсуждение происходящего правительством по существу; лучше заняться этим сразу. В случае ВЭБа и фабрики, предупреждают в аппарате правительства, пока Минфин не согласовал даже порядок работы этого нового института, работа которого явно может затронуть параметры финансовой устойчивости ВЭБа, а кроме того, заведомо требует наделения ЦБ некоторыми функциями контроля над ВЭБом (законопроект Минэкономики от 17 августа в письме ведомства №23061-СШ/Д22и и предложение к нему Минфина от 27 сентября, изложенное в письме №20-05-05/62890) и коррекции меморандума о финполитике ВЭБа. В случае дальневосточных ТОРов уже есть поручения принимать правила их субсидирования постановлением правительства, такой проект уже подготовлен Минэкономики и сейчас согласовывается в Минфине. Наконец, в случае КСК перенаправление в это АО денег решением Минкавказа было бы прямым нарушением Бюджетного кодекса.

Формальная цена вопроса невелика, так, для «Роснано» это 13,4 млрд руб. госгарантий 2018 года, 5% общей суммы имеющихся госгарантий, представленных АО. Но, как и во всех остальных случаях, определить размер потенциальных рисков бюджета и ЦБ нельзя. Чиновники Белого дома к тому же ссылаются на то, что во всех пяти случаях существует риск, что распределение бюджетных денег ведомственными актами может быть осуществлено без учета позиции Минфина и при наличии разногласий внутри правительства — простой подписью руководителя ведомства и регистрацией акта в Минюсте. Позиции департамента Белого дома о том, что такие решения нужно принимать «наверху», а не в министерствах, по данным переписки, согласованы и с заместителем главы Минфина Андреем Ивановым.

Несмотря на чисто технический вид проблемы переписки, из него очевидно, что на деле беспокоит Минфин и аппарат правительства — нынешний порядок принятия бюджетных решений создает существенные риски внеплановых расходов, которые обнаружатся в 2018 году: если оставить порядок исполнения бюджета в данных случаях ведомственным, затем будет поздно что-то менять и потребуется платить — «переговорные позиции» ведомств, уже начавших финансирование проектов по своему усмотрению, будут сильнее. Отметим, что два из пяти проектов — «Программа 6,5», фабрика проектного финансирования — являются центральными идеями правительственного плана стимулирования экономического роста. Происходящее также демонстрирует обратную сторону плотной утрамбовки Минфином федеральных расходов на 2018–2020 годы. Запросы ведомств на допфинансирование уже в данный момент слишком велики, чтобы не обсуждать допрасходы прямо сейчас — требуемые постановления правительства нужно принять после всех совещаний в 2017 году.

Дмитрий БУТРИН