Известия: «Наша задача — сделать лизинговый рынок цивилизованным»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Лизинговый рынок стал вторым по объему после банковского. Центробанк и Минфин подготовили масштабную реформу отрасли — в частности, планируется переход компаний на финансовую отчетность по международным стандартам в 2021 году, создание реестра лизингодателей — в ближайшее время и введение стандартов саморегулирования — например, по защите прав клиентов. О том, как реформа отразится на участниках рынка, в интервью «Известиям» рассказал советник первого зампреда Банка России Сергей Моисеев.

— Сергей Рустамович, каков сейчас, по оценкам Банка России, размер лизингового рынка? По экспертным оценкам, в первом полугодии он увеличился до 3,22 трлн рублей — на 14%.

— Смотря как считать. Кредитный банковский портфель составляет 56 трлн рублей. Чистые инвестиции в лизинг (стоимость лизингового имущества) по МСФО оцениваются в объеме порядка 1 трлн рублей. Размер активов лизингового сектора по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) — около 2 трлн рублей. Цифра в 3,22 трлн рублей — это так называемый «лизинговый портфель», то есть все неполученные будущие платежи. Сколько из них вернется назад, сколько станет реальными доходами — это вопрос. Во внимание нужно принять экономический цикл. Если вы отдали в лизинг самолет на 10 лет, кто знает, что через 10 лет будет с вашим клиентом. По существу, 3,22 трлн рублей — это будущие доходы под риском, а не размер лизингового сектора. Я бы предпочел судить о секторе по чистым инвестициям в лизинг, выручке по МСФО, то есть фактически полученным чистым платежам и рентабельности.

— Каковы главные проблемы лизинговой отрасли в России? Что мешает ей развиваться более быстрыми темпами?

— Никто не знает, что собой представляют на самом деле лизинговые компании. Отчетность по российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ) ничего не говорит об их финансовом положении, доверие со стороны инвесторов невысокое. В результате премия за риск у лизинговых компаний составляет 1–3% при сегодняшней инфляции 3,3%, что очень много. Кроме того, рынок сильно завязан на государство: есть субсидии, госкомпании, спецфинансирование. В кризис возможности государства падают, бюджетный дефицит нужно балансировать, и это отражается на рынке. Около трети лизинговых компаний связаны с банками и очень сильно финансово зависят от них. Непрозрачность, ориентация на государство и зависимость от банков — это слабые места рынка. На Западе лизинг — самостоятельная отрасль, достаточно прозрачная.

— Правительство и Банк России занялись реформой отрасли и анонсировали создание реестра лизинговых компаний. Кто будет его вести и когда стартует этот процесс?

— В законопроекте о реформе отрасли предполагается, что реестр лизинговых компаний будет вести Банк России — так же как реестры других некредитных финансовых организаций, поднадзорных ЦБ. При этом планируется, что у лизинговых компаний будет полгода для регистрации после вступления в силу закона.

— Каким требованиям должна соответствовать компания, чтобы попасть в реестр?

— Ключевых требований два. Во-первых, должно быть слово «лизинг» в названии. По аналогии: банками в России могут называться только банки. Это необходимо, чтобы регулятору, клиентам, инвесторам было проще идентифицировать те компании, которые имеют право заниматься этим бизнесом. Во-вторых, компания должна будет иметь минимальный капитал: в начале переходного периода — 10 млн рублей, а с 2020 года — 20 млн рублей.Если сравнивать с другими участниками финансового рынка в России, то к лизинговым компаниям будут предъявляться одни из наиболее лояльных и необременительных требований по минимальному капиталу.

— Бизнес-ассоциация «Деловая Россия» и отдельные крупные лизингодатели опасаются, что эта реформа может привести к уходу с рынка малых игроков, что ударит по малым и средним предприятиям. Есть такие риски?

— По данным учета Росфинмониторинга, лизингом в России занимаются или занимались порядка 3 тыс. юрлиц — тут учитываются все юридические лица, которые когда-либо регистрировались и указывали лизинг в числе возможных видов деятельности. Несколько месяцев назад Федеральная антимонопольная служба провела их исследование и выяснила, что подавляющей части этих организаций давно не существует. Они закрылись по естественным рыночным причинам. С 2009 года число игроков на лизинговом рынке сокращается. По данным ФАС, занятие лизингом декларировали около 600 организаций. Из них 224 имеют капитал менее 10 млн рублей. Их состав был подробно изучен. Обнаружилось, что треть не ведут активной деятельности — у них отсутствуют сделки или лизинговые платежи. Лизинг для них — наследие старых сделок. У трети организаций капитал ниже нуля. Четверть организаций не являются рыночными, то есть обслуживают единичных клиентов, которыми зачастую выступают их аффилированные лица. Экономический смысл таких компаний — налоговая и другая оптимизация, а также легализация «серых» доходов.

Тем не менее есть здоровая часть рынка малых компаний — для них мы и подготовили преференции. Важно понимать, что численность рынка и его качественное развитие — несвязанные вещи. Например, в 2016 году реестр покинули 1,7 тыс. микрофинансистов. При этом число клиентов выросло на 60%, а объем выдач займов — на 30%.

— Так сколько компаний вы ожидаете увидеть в реестре?

— Прогнозировать это преждевременно. Ежегодно создается порядка 50 новых компаний. Много непубличных фирм при банках, и, как правило, у каждого банка она не одна. Могу лишь сказать, что ядро рынка — около 200 профессиональных лизингодателей — должно оказаться в реестре.

— Когда начнется переход лизинговых компаний на МСФО?

— Не раньше 2021 года. Мы обеспечили продолжительный период адаптации. Фактически реформа лизинговой отрасли состоит из трех компонентов: регистрация компаний и введение учета и отчетности по МСФО, чтобы инвесторам, клиентам и государству было понятно, что собой представляет рынок, а также введение саморегулирования, чтобы рынок жил по общим правилам.

— Какие стандарты логично ввести в рамках саморегулирования?

— Обязательными стандартами будут система управления рисками, внутренний контроль, защита прав клиентов. Из дополнительных — стандарт секьюритизации портфеля и корпоративного управления. Банк России не будет разрабатывать для рынка специальные нормативно-правовые акты — сообщество должно самостоятельно определиться, по каким правилам ему жить.

— Какие расходы понесут лизинговые компании в рамках перехода на МСФО?

— Главным образом это расходы на программное обеспечение. Они будут варьироваться в зависимости от размера компании, ее профиля, наличия филиалов. Микрокомпаниям вендоры предлагают продукты за 40 тыс. рублей. Для крупных компаний пакет может стоить от 1,5 млн рублей и выше.

— Когда Россия достигнет европейских масштабов лизинга, когда на него будет приходиться 20%, а на кредитование — 80%? Сколько лет потребуется?

— Важнее не цифры, важнее — чтобы рост был качественным. Наша ближайшая задача — сделать рынок цивилизованным. Сейчас рынок лизинга фактически «легализуется». Он преобразуется из «серого» в прозрачный, легальный.

Анастасия АЛЕКСЕЕВСКИХ


Продуктовый виджет