Коммерсант: Биржа делает ключевую ставку

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Московская биржа изучает спрос и обсуждает возможную конфигурацию срочных контрактов на ключевую ставку Банка России. Запрос на такой инструмент сформулировал Сбербанк. Другие игроки признают, что новый инструмент может быть интересен «в моменте», но сделать его рыночным не удастся.

Московская биржа может предложить клиентам новый производный финансовый инструмент (ПФИ) — срочный контракт на ключевую ставку ЦБ, сообщил управляющий директор по денежному и срочному рынку Московской биржи Игорь Марич. «Мы прорабатываем возможность расширения линейки товарных инструментов на срочном рынке, рассматриваем различные варианты базовых активов и спецификаций контрактов»,— цитирует его Reuters. Биржа изучает потенциальный спрос на такой инструмент и обсуждает его возможную конфигурацию.

О том, что клиентский спрос на деривативы, базовым активом которых являлась бы ключевая ставка, можно оценить в 1–2 трлн руб., говорил на недавнем форуме ПФИ управляющий директор Sberbank CIB Андрей Шеметов. «Наша оценка спроса проистекает из общего объема кредитов, то есть базового актива. При таком объеме нужно предоставлять банкам возможность хеджировать процентный риск»,— пояснил "Ъ" господин Шеметов.

Участники рынка подтверждают, что спрос среди корпоративных клиентов на инструменты с базовым активом в виде ключевой ставки есть. Он связан с опытом последних лет, когда показатель испытывал резкие изменения. Так, в декабре 2014 года ЦБ повысил ключевую ставку сразу на 6,5 процентного пункта до 17% на фоне резкого ослабления рубля. В дальнейшем ставка планомерно снижалась и сейчас составляет 8,5%. «Почти все кредитные договоры с рыночными заемщиками содержат пункт, который позволяет банку в определенных обстоятельствах менять ставку в одностороннем порядке. И многие банки были вынуждены это сделать на фоне резкого скачка ключевой ставки,— рассказывает президент Ассоциации корпоративных казначеев Владимир Козинец.— Но когда ставка стала снижаться, менять ставки по кредитам банки не торопились. Поэтому все чаще в последнее время поднимается тема про фондирование по плавающим ставкам — например, ключевая ставка плюс определенная маржа». По его словам, развитие кредитования по такой схеме вызвало потребность в новых инструментах хеджирования, в частности свопах на ключевую ставку.

Впрочем, многие эксперты считают такие инструменты избыточными. По словам руководителя операций на денежном и валютном рынке Металлинвестбанка Сергея Романчука, при наличии процентных свопов на торгуемую ставку RUONIA нет необходимости хеджировать риски прямым деривативом на неторгуемую ключевую ставку. При этом значение RUONIA находится вблизи значения ключевой ставки и редко сильно отклоняется. Так, после снижения в середине сентября ключевой ставки до 8,5% ставка RUONIA находилась в диапазоне 7,92–8,45%.

RUONIA — индикативная взвешенная ставка однодневных рублевых кредитов (депозитов) overnight, отражающая стоимость необеспеченного рублевого заимствования стандартным заемщиком из числа российских банков с минимальным кредитным риском (31 банк). «Если посмотреть какой-нибудь процентный своп на более или менее длительный период, которому соответствуют периоды кредита,— год, два, три,— то разницы между RUONIA и ключевой ставкой не будет,— поясняет господин Романчук.— При этом RUONIA можно реплицировать почти на любом отрезке времени, так как она показывает реальную стоимость коротких денег в данный торговый день».

По мнению экспертов, новый производный инструмент на ключевую ставку вряд ли станет популярным. Взрывного роста сделок после появления нового инструмента, вероятнее всего, не будет, считает господин Козинец. Тем не менее появление свопа положительно отзовется на количестве сделок кредитования под ключевую ставку. Таким образом, «рынок раскачается, и своп будет востребован». Спрос есть, добавляет господин Шеметов, значит, необходим инструмент и все зависит от того, как его будут развивать.

Мария САРЫЧЕВА