РБК: Компании за месяц забрали из госбанков $7,5 млрд

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Отток валютных средств со счетов компаний в госбанках обусловил сентябрьскую нехватку валютной ликвидности. Совпали дивидендные выплаты, погашение внешних долгов и клиентские операции.

Корпоративные клиенты забирали средства со счетов в иностранной валюте в банках, следует из данных по счетам оборотной ведомости российского банковского сектора, опубликованной ЦБ в среду, 25 октября. «В сентябре банковская система показала отток средств со счетов корпоративных клиентов в иностранной валюте, в целом российские банки потеряли $9,3 млрд», — подсчитал аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. При этом в августе в системе, напротив, наблюдался приток валютной ликвидности — компании увеличили объем размещенных средств на $2,1 млрд.

По подсчетам Райффайзенбанка, основной отток был со счетов в госбанках, откуда в целом ушло $7,5 млрд. «Из Сбербанка ушло чуть более $3 млрд, из ВТБ — $2,7 млрд, из Газпромбанка — 1,8 млрд», — продолжает Денис Порывай. Остальные $1,8 млрд пришлись на другие банки. «В сентябре это были какие-то клиентские операции: компании забирали средства в иностранной валюте с текущих счетов», — говорит и аналитик по финансовому сектору BCS Global Ольга Найденова.

По оценкам аналитиков, сумма, которую потеряли банки, не критична для них, но и рядовой ее не называют, несмотря на традиционную волатильность средств корпоративных клиентов. РБК попытался выяснить причины произошедшего.

Сокращение клиентами средств в иностранной валюте, размещенных на банковских счетах, могло стать одной из причин некоторой нехватки валюты у ряда банков, зафиксированной в сентябре, считают эксперты. В сентябре банки увеличивали объем заимствований у ЦБ по сделкам валютного свопа, доведя его до $1,5 млрд — максимум с 2014 года. К октябрю банки сократили заимствование по инструменту валютный своп до $266,2 млн. «Судя по нормализации ситуации в октябре, дефицит валюты каким-то образом был восполнен», — отмечает Денис Порывай.

Банки объяснились

В Сбербанке, отвечая на запрос РБК относительно снижения объема средств на счетах корпоративных клиентов в сентябре, сообщили, что «колебания остатков средств корпоративных клиентов в валюте в указанном размере не являются значимыми и укладываются в пределы среднемесячной волатильности остатков». «Как правило, подобные колебания вызваны притоком краткосрочных средств клиентов (депозиты на один—семь дней или текущие счета), которые банк размещает в высоколиквидные активы, так как не рассчитывает на их длительное присутствие на балансе, — говорится в ответе пресс-службы Сбербанка. — И в данном случае можно наблюдать симметричное сокращение ликвидных активов банка за указанный отчетный период». При этом в Сбербанке отметили, что в октябре «банк наблюдает приток средств корпоративных клиентов в иностранной валюте в сопоставимом размере».

В ВТБ объяснили сентябрьский отток разовой клиентской операцией. «Сумма составляет незначительную долю в наших пассивах, — сообщили в пресс-службе ВТБ. — Абсолютно никакого дефицита валютной ликвидности мы не испытываем. Привлечение средств корпоративных клиентов в валюте происходит в соответствии со спросом на эти инструменты».

В Газпромбанке не согласились с оценками Райффайзенбанка. Представитель банка сообщил, что валютные остатки по всем счетам клиентов за сентябрь снизились на 45,5 млрд руб., или $788 млн (по среднему курсу за сентябрь), в том числе по счетам корпоративных клиентов снижение составило 46,7 млрд руб., или $810 млн (по розничным был приток).

Впрочем, неофициально некоторые госбанкиры признают: ситуация с оттоком средств со счетов компаний в сентябре была нетипичной для сектора. «Традиционно во втором полугодии с увеличением объема выплат клиенты забирают средства из банков, однако это не отражается на системе в таком объеме, — считает источник РБК в одном из госбанков. — В этот раз отток обусловлен совокупностью ряда факторов, в том числе оказала влияние выплата компаниями начисленных летом дивидендов, выплаты по внешнему долгу (на сентябрь, по данным ЦБ, пришлось $5,19 млрд. — РБК). Какая-то часть оттока могла быть обеспечена клиентскими операциями валютного свопа, когда клиенты меняли валюту на рубли».

Что касается дивидендов, то, по оценкам старшего кредитного аналитика Moody's Дениса Перевезенцева, около 300 млрд руб. компании должны были выплатить в качестве промежуточных дивидендов в третьем квартале 2017 года. Объем клиентских свопов эксперты оценить затруднились.

Риски повторения

В конце года ситуация может повториться в связи с предстоящим объемом внешних выплат, считают эксперты. Согласно данным макроэкономической статистики ЦБ, в четвертом квартале 2017 года сумма платежей по внешнему долгу нефинансовых организаций составляет $28 млрд против $16 млрд в третьем квартале.В текущих условиях любая крупная выплата в иностранной валюте может привести к повторению ситуации нехватки валютной ликвидности у банков, считают эксперты. «Аналогичная ситуация может произойти в декабре, когда предстоит очередной пик выплат по внешнему долгу, в то время когда запаса валютной ликвидности у локальных банков уже нет», — предостерегает Денис Порывай.

Впрочем, на банковскую систему в целом и курс рубля возможное сокращение валютной ликвидности давление не окажет, считают эксперты. «У банков объем валютных активов превышает объем обязательств, в случае дефицита банки смогут выполнять свои обязательства, — отмечает главный экономист по РФ и СНГ «Ренессанс Капитала» Олег Кузьмин. — В таких условиях давление будут испытывать ставки по валютному свопу, но не курс рубля».

Вместе с тем всплеск спроса на валюту со стороны компаний может привести к локальному росту ставок также и по валютным вкладам для физлиц, считают эксперты. «Такие ситуации создают потенциал для некоторого роста ставок по вкладам. Причем поднятие ставок Сбербанком и ВТБ в октябре, возможно, и было реакцией на спрос компаний на валюту», — отметил главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик.

«Дефицита валюты в системе нет. Рост ставок может быть лишь незначительным и локальным по времени», — добавляет старший директор Fitch Александр Данилов.

Елена ПАШУТИНСКАЯ