Forbes Russia: Личный вклад: как власти поддержат частные инвестиции в технологичные стартапы в России

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Минэкономразвития, Минфин и Центробанк с участием рабочей группы по созданию международного финансового центра передали в правительство рекомендации по разработке механизмов стимулирования краудсектора, в том числе на законодательном уровне, и привлечению частных инвестиций в высокотехнологичные стартапы. В ближайшее время на основании этих рекомендаций будет разработана дорожная карта. По оценке аналитиков площадки VentureClub.co, если будут созданы условия для бурного роста отечественного рынка краудлендинга и краудинвестига, то в перспективе 5-7 лет он может вырасти до $500 млн с $20 млн по итогам 2016 года.

В июне 2017 года МЭР, Минфин и ЦБ получили от правительства поручение проработать на основе международного опыта альтернативные механизмы финансирования и инструменты инвестирования в инновационные компании. Рабочая группа, сформированная из специалистов ведомств и представителей рынка, в срок, к 16 октября 2017 года, представила предложения по развитию краудсектора (краудфандинга, краудинвестинга, краудлендинга), в том числе на уровне изменений в законодательство. Об этом сообщили в МЭР и ФРИИ, который также входит в состав рабочей группы.

Генеральный директор краудинвестинговой площадки VentureClub.co Елена Привалова говорит, что краудсектор в России и так достаточно быстро растет, так как только начинает формироваться, однако если его законодательно поддержать, то рост может быть взрывным. По ее оценке, российский рынок частного инвестирования по модели краудинвестинга и краудлендинга в 2016 году был немногим более $20 млн, по итогам 2017 года вырастет до $27-30 млн. «Российский рынок краудсорсинга и краудинвестинга в перспективе пяти-семи лет может приблизится к $500 млн, что уже вполне соответствует объемам зрелых рынков», — считает Елена Привалова. Оценка основана на текущих показателях роста рынка, а также опыте развития сектора частных инвестиций на рынках Великобритании, Канады, Мексики и других. При стимулировании, в том числе и на регулятивном уровне, эти рынки показывали резки рост в 45—120%, однако эксперт оговаривается, что реальная ситуация во многом зависит от политики государства, уровня благосостояния граждан, от открытости рынка. Таким образом $500 млн долл — это потенциальная емкость рынка частных инвестиций в России, которая учитывает не только темпы роста, но и инвестиционную активность населения.

По данным рейтингового агентства «Эксперт», общий объем кредитования малого и среднего бизнеса в России в 2016 году составлял меньше $90 млрд, а потребность в инвестициях была в 2,2 раза выше. При этом, для многих молодых проектов целевое инвестирование практически недоступно. Одна из ключевых задач, которую пытается решить российское государство, включаясь в регулирование краудсектора, – привлечение частных инвестиций для финансирования технологичных проектов.

Сейчас на отечественном рынке венчурного финансирования тотально доминируют государственные фонды. Доля бизнес-ангелов в общем объеме венчурных инвестиций в российские проекты составляет всего около 20%, в то время как на развитых рынках частные инвестиции – это до 80%. Одна из причин такого перекоса кроется в активности местных жителей. Если, например, в США и Великобритании среднестатистический инвестор — это представитель среднего класса (учитель, врач, юрист и т. д.), то в России средний класс очень тонок, поэтому основные «народные кредиторы» — успешные предприниматели. Если законодательно защитит их интересы и снизит риски, зафиксирует налоговые льготы и т. д., то это вполне может стимулировать их активность.

Подводные камни

Краудсектор включает в себя несколько разновидностей финансирования. Краудинвестинг или акционерный краудфандинг используется для привлечения капитала в стартапы и предприятия малого бизнеса от широкого круга микроинвесторов. Краудлендинг позволяет одним физлицам кредитовать другие физлица (P2P-кредитование) или компании (P2В-кредитование) через специальные интернет-площадки. По словам Елены Приваловой, жесткое или сложное регулирование краудинвестинга может привести к гибели инструмента. Она настаивает: краудинвестинг решает задачу привлечения не вовлеченных в экономику свободных денежных средств.

Из-за дефицита средств отечественные компании вынуждены либо отказываться от идеи, либо искать суррогатные формы привлечения инвестиций, например, в виде потребительских кредитов, частных микрозаймов, продажи «контроля» в компании стихийному инвестору.

В России, согласно отчету Russian Angel Monitor 2016, в публичном поле присутствуют всего несколько десятков серийных бизнес-ангелов, то есть инвесторов, которые выписали два и более чека стартапам. Однако, это только верхушка айсберга. Часто новые проекты финансируются напрямую, через выкуп инвестором доли в компании, или вводятся в качестве подразделений в холдинговые структуры. Однако и в таком случае это сильно меньше того, на что могли бы рассчитывать отечественные технологические предприниматели. По оценке Forbes, в России в 2017 году проживает более ста тысяч долларовых миллионеров и 96 миллиардеров. По этому показателю мы, даже несмотря на кризис, занимаем одно из лидирующих мест в мире. Исследовательская компания Knight Frank Research подсчитала, что по итогам 2016 года в России было 132 000 долларовых миллионеров, это на 10% больше, чем годом ранее.

Многие отечественные бизнесмены вполне могли бы инвестировать средства в динамично развивающиеся технологичные компании. Однако механизм привлечения частных инвестиций в стране пока стихийный и осложнен различными законодательными ограничениями из разных сфер. Так, венчурные капиталисты часто сталкиваются со сложностями в оформлении прав на активы, приобретенные через краудплощадки. Это связано с тем, что регулирование не позволяет простым способом в рамках российского законодательства оформлять сделки, заключенные через такие площадки, а отдельного понятного законодательного поля под краудсектор не существует.

Опытные дали

Какого-то универсального рецепта для краудсектора в мире нет, нет универсального международного опыта, который можно было бы просто скопировать и перенести на отечественную почву. Например, по данным Cambridge Centrefor Alternative Finance (CCAF), в 2016 году объем рынка краудинвестинга в США не только не вырос, но даже снизился с $590,9 млн (по итогам 2015 года) до $549,1 млн из-за жестких ограничений со стороны государства. Так, североамериканский краудинвестинг до 2015 года был ограничен JOBS-актом (Jumpstart Our Business Startups), позволяющим вкладывать в малый бизнес только сертифицированным инвесторам с подтвержденным годовым доходом.

Однако, в США очень высока финансовая культура, и это позволило обойти ограничения. В Штатах, как видно из отчета CCAF, «выстрелил» краудлендинг, его объем достиг в 2016 году $32,3 млрд. При том, что общий объем краудсектора США по итогам года был $34,5 млрд, он за год вырос на 22%.

Великобритания, которую можно смело назвать столицей p2p/p2b-финансов, предельно либерализовала законодательство, предоставив частным инвесторам налоговые льготы. Как результат, объемы краудинвестинга в Соединенном Королевстве превысили объем посевных (первый этап венчурного финансирования, предполагает приобретение инвестором части нового бизнеса) и «ангельских» (помимо денежных средств предлагается помощь в организации, управлении и правильном распределении этих средств) инвестиций.

Бизнес-ангелы и фонды сами стали использовать краудинвестинговые платформы. Однако этот опыт сложно скопировать в России, так как основным непрофессиональными инвесторами в Великобритании выступают врачи, юристы, мелкие предприниматели, то есть интеллигенция, которая вполне обеспечена, чтобы вкладывать свободные средства в быстро развивающиеся проекты. У нас этого класса инвесторов практически не существует, у отечественного среднего класса не хватает не только средств для инвестирования, но и финансовой культуры. «К сожалению, финансовая грамотность россиян невысока, и это один из самых серьезных факторов, сдерживающих развитие краудсектора», — считает Илья Соколов, аналитик Проектно-учебной лаборатории «Управление инновационными системами» НИУ ВШЭ.

Магистр в области права и финансов (Оксфорд) и председатель экспертного совета «Объединение бизнес-ангелов» (UBA Ltd.) Вадим Федчин отмечает, что российские краудинвестинговые платформы – это клубы для предпринимателей с успешным бизнесом. Средний чек участников у отечественного бизнес-ангела – около $50 000, минимальный – приблизительно $10 000. В Великобритании средний чек на краудинвестинговых площадках составляет около $1000-2000, при этом в каждом из размещенных проектов участвуют 250-300 инвесторов. Поэтому неудивительно, что на одной из самых крупных отечественных площадок Starttrack, созданной при участии ФРИИ, зарегистрировано чуть более двух тысяч «ангелов», а на британской Crowdcube — более 420 000.

Профессиональные тонкости

Инструменты p2p/p2b-инвестиций не стоит противопоставлять традиционным финансовым механизмам, так как частное инвестирование, скорее, дополняет банковские и биржевые способы привлечения средств. По словам исполнительного директора по рынку инноваций и инвестиций «Московской биржи» Геннадия Марголита, краудлендинг и краудинвестинг можно бояться или использовать в своих интересах. «Мне больше нравится второе. Для биржи важный приоритет – появление новых быстрорастущих публичных компаний. Именно поэтому при крупных биржах существуют такие альтернативные рынки, как поставщики новых компаний. Альтернативный рынок может использовать любые принципы функционирования, в том числе и краудинвестинга. Есть свежие примеры, в частности, в Скандинавии, где компании, привлекающие финансирование через краудинвестинговые платформы, в короткие сроки проходят листинг на бирже. Поэтому кооперация с краудинвестинговыми платформами представляется вполне разумной стратегией. И у нас есть планы использовать данный инструмент для пре-IPO-финансирования», — говорит он.

Опыт цивилизованных рынков копировать сложно или даже невозможно, так как все они отличаются друг от друга. Так, по мнению Ильи Соколова из НИУ ВШЭ, российский краудсектор напоминает германский: отсутствие четкого законодательства, высокая степень проникновения государства в экономику, централизованная венчурная экосистема и подозрительность граждан в отношении новых финансовых инструментов. В то же время, несмотря на уникальность, все цивилизованные рынки объединяет то, что на них требуется аккредитация инвестиционных платформ у регулятора, сумма инвестиций и объем привлекаемых средств законодательно ограничены и нет необходимости регистрировать проспект эмиссии ценных бумаг.

По словам Людмилы Харитоновой, управляющего партнера юридической компании «Зарцын, Янковский и партнеры», работающей с технологичными компаниями и венчурными капиталистами, хотя отечественный краудсектор развивается в рамках закона, адаптируя под свои нужды нормы гражданского кодекса, часто возникают вопросы, которые могут быть решены путем принятия нормативного акта, появлением разъяснений налоговых органов или в рамках судебной практики. К таким вопросам юрист относит вопросы статуса платформ, необходимости их лицензирования, а также моменты, связанные с налогообложением операций, осуществляемых в краудсекторе.

На что рассчитывает отечественный краудсектор

Прежде всего, что для краудсектора будут введены исключения из текущего регулирования, которые примут во внимание его специфику, например, объем размещения новых акций и использование интернета для привлечения инвесторов. Кроме того, рабочая группа по созданию международного финансового центра вкупе с МЭР, Минфин и ЦБ поставила вопрос о необходимости создания саморегулируемой организации краудфандинга, которая бы помогла регулятору в дальнейшем формировании законодательства для краудсектора. Эта организация могла бы заняться детальным изучением и адаптацией международного опыта к российским реалиям.

Например, ФРИИ, который участвовал в рабочей группе, внес предложения по конвертируемому займу. По словам директора по правовым инициативам ФРИИ Искандера Нурбекова, в июне 2017 года, с подачи Фонда, в Госдуму был внесен законопроект, закрепляющий в правовом поле механизм корпоративного займа, который позволял бы инвесторам превращать займы, предоставленные компании, в акции или доли по заранее определенным формулам в любой момент, если бизнес растет или привлекает следующий раунд инвестиций. «Конвертируемый заем — одна из самых распространенных форм инвестиционных сделок за рубежом», — утверждает Искандер Нурбеков.

Кроме того, эксперты ФРИИ в рамках рабочей группы внесли предложения по упрощению эмиссий акций, доступу площадок к госданным и возможности обмениваться информацией с бюро кредитных историй. Создание профильной саморегулируемой организации, позволит объединить и систематизировать деятельность всех участников рынка. «Тот факт, что МЭР, а с ними ЦБ, Минфин и Госдума, каждый институт в рамках своих проектов, приняли решение прислушиваться в работе над законодательными инициативами к мнению рынка и, возможно, ввести более мягкое регулирование для сегмента краудсделок, вселяет надежду в светлое будущее всего краудсектора. Работа в «песочнице» позволит выявить юридические инструменты, какими сегодня пользуются крауд-платформы, и придать им законный статус», — заключает Елена Привалова из VentureClub.co.

Татьяна ЗОЛОТОВА