РБК: Лондонский суд признал Глеба Фетисова непричастным к краху «Моего Банка»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Лондонский третейский суд признал бизнесмена Глеба Фетисова непричастным к банкротству «Моего Банка». В России он обвиняется в организации хищения 2 млрд руб., которое привело, по версии Следственного комитета, к краху этого банка.

Лондонский международный третейский суд (LCIA) удовлетворил гражданский иск российского банкира и экс-сенатора Глеба Фетисова к предпринимателю Владимиру Малину (в 2000–2004 годах — глава Российского фонда федерального имущества — РФФИ). Суд признал именно действия Малина причиной банкротства «Моего Банка» и присудил Фетисову суммарную компенсацию $29,9 млн; сам Фетисов сочтен непричастным к краху этого финансового учреждения. Об этом говорится в решении суда, копия титульного листа и резолютивной части которого есть у РБК. Подлинность документа РБК подтвердил пресс-секретарь Фетисова Игорь Пылаев.

Суд принял решение еще 11 мая этого года; в июне оно вступило в силу.

Российские правоохранительные органы считают Фетисова виновным в банкротстве «Моего Банка»; с 2014 году он обвиняется в растрате 2 млрд руб. Решение лондонского суда передано в Следственный комитет (СКР) и Генпрокуратуру, а также уполномоченному по правам предпринимателей Борису Титову, сказал РБК Пылаев.

РБК ожидает ответов на запросы в СКР и Генпрокуратуру.

«Не совершал никаких действий»

У РБК есть краткое изложение основных положений мотивировочной части решения суда, подготовленное юридической компанией Herbert Smith Freehills, которая представляла интересы Фетисова, и нотариальный перевод этого документа на русский язык.

В ноябре 2013 года Фетисов продал «Мой Банк» 11 акционерам, и Малин был одним из них, при этом он руководил переговорами с Фетисовым от имени всех покупателей, говорится в этом документе. Договор купли-продажи ценных бумаг банка (его копия также есть у РБК) «регулируется и толкуется в соответствии с английским правом», поэтому все споры по нему необходимо было разрешать в Лондоне.

Покупатель был «обязан не совершать действий или бездействия, в результате которых может возникнуть угроза приостановления операций, отзыва лицензии, банкротства и ликвидации указанного банка», говорилось в пункте 5.4 договора. Малин по этому договору был обязан «обеспечить непрерывность работы» банка как минимум до 2020 года.

Однако он этого не сделал, что и привело к скорому отзыву лицензии и банкротству, следует из решения LCIA. «Установлено, что ответчик г-н Малин нарушил пункт 5.4 договора», — говорится в нем. Именно Малин и другие покупатели продали банку акции компании-банкрота «Спайкер» (Spyker Cars), тогда как Фетисов к приобретению плохого актива никакого отношения не имел, утверждается в решении.

Однако СКР считает Фетисова автором схемы, в результате реализации которой хороший актив холдинга Altimo был выкуплен у «Моего Банка» самим Фетисовым, а вместо него на балансе учреждения оказались купленные по завышенной цене обесценившиеся акции «Спайкера». Покупатели банка, в том числе Малин, утверждали, что невыгодную покупку навязал им Фетисов.

«Г-н Фетисов не совершал никаких действий, которые привели бы к неплатежеспособности «Моего Банка» или к отзыву его лицензии, и, следовательно, не способствовал краху банка и не повлиял на него», — постановил LCIA. По его решению, Малин обязан выплатить Фетисову $29,9 млн — в эту цифру входят понесенные Фетисовым убытки в 677,4 млн руб. и $12,2 млн, проценты на эти суммы, юридические и арбитражные расходы.

Рассмотрели без ответчика

Иск в Лондоне был рассмотрен без участия Малина, следует из переведенного на русский язык судебного отчета, который есть у РБК. Представители истца (нанятые Фетисовым сотрудники компании Risk Advisory) неоднократно пытались вручить ответчику уведомление о начале процесса, говорится в документе. Бизнесмена искали по семи адресам в Москве и в конце концов застали покидающим офис одной из его компаний на Большой Ордынке, отмечается в отчете. Принять документы из рук сотрудника он категорически отказался.

Суд счел, что представители истца сделали все возможное, чтобы уведомить Малина о начале процесса и доставить его в суд, следует из судебного решения. Этого оказалось достаточно, чтобы рассмотреть дело без Малина — в рамках арбитражного процесса это допустимо.

Малин в беседе с РБК сообщил, что «впервые слышит» о решении суда и попытках истца оповестить его о начале процесса. «Мы купили банк и стали членами совета директоров в конце ноября [2013 года]. Проблемы с невыплатами начались через неделю после этого. Что мы могли бы успеть сделать? Ни одного решения совет директоров принять не успел», — ответил Малин на вопрос РБК о своей причастности к банкротству «Моего Банка». Роль в нем Фетисова он комментировать отказался, напомнив, что по этому поводу ведется следствие.

Ситуация, когда решения международных судов идут вразрез с версией российских правоохранительных органов, встречается сплошь и рядом, сказал РБК руководитель московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев. «Что делается в таких случаях? Решения игнорируются. А если это третейский суд, то даже если он окажет на ход процесса какое-то неформальное влияние, сослаться на него будет невозможно ни следователю, ни российскому суду. Они могут только принять его к сведению. Такое решение может стать дополнительным аргументом защиты, но обосновать им прекращение дела будет невозможно», — пояснил адвокат.

Ничей банк

Лицензия у «Моего Банка» была отозвана с 31 января 2014 года. Как пояснялось в пресс-релизе ЦБ, банк проводил высокорискованную кредитную политику, связанную с предоставлением ссуд, не генерирующих денежный поток, а его руководство не создало экономические условия привлечения Агентства по страхованию вкладов (АСВ) к финансовому оздоровлению.

Фетисова задержали в феврале 2014 года в аэропорту Домодедово, когда он прилетел из Франции. В отношении него и бывшего председателя правления «Моего Банка» Киры Андриановой было возбуждено дело по статье о мошенничестве (ст. 159 УК), в дальнейшем обвинение переквалифицировали на организацию хищения и растрату (ст. 160 УК).

«Андрианова совместно с Фетисовым в 2012–2013 годах совершили растрату принадлежащих кредитной организации ценных бумаг и денежных средств на общую сумму 1,96 млрд руб. Эти действия обвиняемых привели к неспособности банка удовлетворить требования всех кредиторов по обязательствам и его последующему банкротству», — сообщала Генпрокуратура. Банкир находился под арестом около полутора лет; затем его перевели под домашний арест и в конце концов — под подписку о невыезде. Личные поручительства за Фетисова перед судом подписывали крупные вкладчики «Моего Банка» — кинорежиссер Никита Михалков и помощник президента Сергей Глазьев.

Обязательства банка перед вкладчиками перешли к АСВ. В 2015 году Фетисов выплатил АСВ всю сумму долгов — порядка 14,3 млрд руб. При этом он отказался признавать вину.

В 2015 году Генпрокуратура отказалась подписывать обвинительное заключение по делу. Оно дошло до суда только в этом году, однако в итоге его опять отправили на доследование. В марте на предварительном слушании в Пресненском суде Москвы судья Татьяна Васюченко пришла к выводу, что дело невозможно рассмотреть из-за неточностей. Так, указанные в деле потерпевшими «Мой Банк» и АСВ не могут считаться таковыми: финансовое учреждение уже ликвидировано, а АСВ больше не занимается его конкурсным управлением. Кроме того, по мнению судьи, обвинительное заключение недостаточно детальное: чьи именно деньги растратили руководители банка и какие механизмы они для этого использовали, в нем не описывается. Судья постановила вернуть дело в прокуратуру, которая затем снова «спустила» его в СКР.

Маргарита АЛЕХИНА