РБК: Всемирный банк предупредил Россию о «негативных шоках» из-за Китая

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Воздействие негативных внешних шоков на Россию со стороны Китая усиливается, а выгоды от позитивных изменений за рубежом, наоборот, снижаются, предупреждает Всемирный банк. Главный выход — проведение структурных реформ.

Структурные проблемы в России, такие как низкая производительность труда и высокая доля теневого сектора, усиливают риски для экономики, связанные с замедлением роста ВВП в Китае. Об этом предупреждает Всемирный банк в своем исследовании «Перебалансировка экономики Китая и возобновление роста в Индии: в какую сторону качнется маятник для России?» (есть у РБК).

«Динамичные изменения» в экономиках Индии и Китая одновременно открывают «новые возможности» и становятся источником проблем для России. «Возможности преимущественно возникают в результате перебалансировки спроса в Китае, предполагающей усиление акцента на потреблении по сравнению с инвестициями, а также в связи со становлением Индии как одной из самых быстрорастущих крупных экономик мира. Проблемы же главным образом обусловлены замедлением экономики Китая (что снижает спрос на товары российского экспорта), низкой интенсивностью торговли между Россией и Индией (по сравнению с торговыми потоками между Россией и Китаем), а также […] существующими в настоящее время неоптимальными структурами двусторонних торговых потоков между Россией и Китаем и между Россией и Индией», — объясняют экономисты Всемирного банка.

За минувшие десять лет объем торговли России с Китаем почти утроился, а с Индией вырос более чем на 15% за последние пять лет. Но оценить влияние экономической динамики в этих двух странах на Россию не так просто, подчеркивают авторы, нужно учитывать еще и воздействие третьих стран, а также цены на нефть.

Распространенный повод для беспокойства

Замедление экономики Китая «под влиянием избыточной долговой нагрузки и перенакопления капитала в инфраструктурном секторе» заложено и в прогноз Минэкономразвития России на следующие три года. «Невысокие темпы роста мировой экономики также будут ограничивать рост спроса на энергоносители», — предупреждает ведомство. В консервативном (по факту — пессимистичном) сценарии предусматривается и вовсе «жесткая просадка» Китая, спровоцированная «схлопыванием пузырей на рынках финансовых и нефинансовых активов».

Спрос на традиционные товары российского экспорта в Европе будет сокращаться, и России «нужно искать новые рынки сбыта, закрепляться на рынках больших экономик», рассуждает директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель. Динамика ВВП в Китае в какой-то мере точно будет влиять на Россию, в основном на объемы торговли, однако разница в 3 п.п. роста китайского ВВП значительного воздействия не окажет, полагает он. Влияние Индии еще ниже, отмечает Кнобель: «С Индией мы не так много торгуем, несмотря на то что страна большая. Поэтому от динамики спроса и роста индийской экономики мы зависим еще меньше, чем от динамики Китая».

Четыре сценария

Эксперты подготовили четыре сценария развития событий и оценили, как на них отреагирует Россия. Они сопоставляются со «справочным прогнозом», согласно которому темпы роста в Индии составят в среднем 6% в год, в Китае — 6,5%, а доля инвестиций в китайском ВВП будет находиться на уровне 47%.Первый сценарий предполагает, что темпы роста ВВП в Китае замедлятся до 4,6% в год (остальные параметры останутся теми же). В таком случае влияние на динамику ВВП России будет незначительным (к 2030 году объем ВВП России в постоянных ценах будет лишь на 0,17% ниже, чем без просадки экономики Китая). Однако цены на российские природные ресурсы упадут, так как Пекин выступает «важным источником мирового спроса на нефть». Как итог, предсказывает Всемирный банк, доходы бюджета снизятся, российским властям придется увеличивать прямые налоги, что «станет причиной резкого падения благосостояния и сбережений домохозяйств». Кроме того, российский экспорт в Китай упадет на 17%.

По второму сценарию ситуация с темпами роста в Китае и Индии остается прежней, но инвестиции в Китае снижаются до 35,5% ВВП при одновременном росте потребления домохозяйств. Для России эффект будет «умеренно положительным», ожидают во Всемирном банке: экспорт в Китай вырастет на 0,9% к 2030 году, хотя в другие страны будет ниже из-за удорожания реального обменного курса.

Третий прогноз, предусматривающий ускорение темпов роста в Индии до 8% в год, «приведет к резкому увеличению спроса на российские экспортные товары, однако ускорение темпов роста ВВП будет незначительным». Экспорт в Индию вырастет на 8%, но ВВП в 2030 году окажется лишь на 0,06% выше.

Наконец, третий сценарий, предусматривающий как ускорение роста в Индии, так и замедление и сокращение доли инвестиций в Китае, приведет к негативным последствиям, хотя и незначительным. Объем экспорта в Китай к 2030 году снизится на 17%, экспорт в целом сократится на 1,5%, а объем ВВП — на 0,07%.

Впрочем, основные опасения по поводу ситуации в Китае «связаны не столько с ожиданием спокойного замедления, сколько с возможностью нарушения финансовой стабильности», отмечает эксперт группы исследований и прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов: «Практика показывает, что эпизоды длительного роста бывают сопряжены с принятием избыточных рисков в расчете на сохранение позитивной конъюнктуры. Когда конъюнктура меняется, риски реализуются — возможны финансовые кризисы». Китай в мировую финансовую систему интегрирован меньше, чем в международную торговлю, но он осуществляет порядка 15% трансграничных прямых инвестиций, а в юане совершается порядка 2% международных расчетов, добавляет Куликов, это и есть «потенциальные каналы» распространения кризисов.

И снова о реформах

Все эти сценарии свидетельствуют о том, что для России «воздействие негативных внешних шоков (таких как замедление темпов роста в Китае) усиливается, а выгоды от позитивных (таких как перебалансировка экономики Китая и ускорение темпов роста в Индии) сокращаются». Издержки для России, объясняют во Всемирном банке, объясняются двумя ключевыми причинами. Первая — низкая производительность труда, она, по данным Росстата, снижается два года подряд. Из-за низкой конкуренции и технологического отставания она вдвое ниже, чем в странах ОЭСР, говорил премьер Дмитрий Медведев.

Вторая причина — рост теневой экономики, что мешает корректировке на рынке труда, отмечает Всемирный банк. Среди других факторов — «неудовлетворительная» транспортная связность и «нетарифные барьеры в странах, ведущих торговлю с Россией». Изменения в Индии и Китае «будут представлять скорее проблемы, чем возможности; в значительной мере это объясняется ограниченными масштабами ненефтяной торговли России с этими странами», подчеркивает Всемирный банк.

Традиционный выход международный институт видит в проведении структурных реформ. Они уже готовятся Министерством экономического развития и Центром стратегических разработок Алексея Кудрина. Эксперты Всемирного банка ранее дали несколько советов по их реализации. Для начала, по их мнению, не стоит называть реформами любые незначительные изменения. Во-вторых, необходимо представить как можно более широкие доказательства необходимости реформ, показав, насколько невыгодным является статус-кво. Кроме того, нужно пообещать поделиться положительными результатами с элитными группами, которым реформы грозят ущербом.

Антон ФЕЙНБЕРГ