Независимая: Мечты о прекрасном будущем не дают чиновникам покоя

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Заявления высших гражданских чиновников становятся такой же сенсацией, как и фейковые картинки от российского Минобороны. Вице-премьер Ольга Голодец уверена, что у россиян скоро появится масса свободного времени благодаря росту зарплат и развитию новых технологий. Сокращения же рабочего времени высвободит время для культурного обогащения, рассказывают чиновники. На самом деле Россию ждут два менее фантастических сценария. Первый – это резкая нехватка рабочих рук, которую придется замещать работающими пенсионерами. На такой прогноз ориентируется Минфин и Минэкономразвития. Второй сценарий описывают иностранные эксперты: новые технологии породят многомиллионные армии «бесполезных людей», которые не смогут найти никакой работы. И «масса свободного времени» для этих вечно безработных станет настоящим наказанием, а не поводом для культурного обогащения.

«Мы очень много говорим о современных технологиях, об информационном пространстве, о повышении производительности труда. Мы понимаем, что весь мир идет к тому, что у человека будет все больше свободного времени», – рассказала вчера журналистам Голодец в кулуарах Международного Санкт-Петербургского культурного форума. «Будет труд дорожать (мы надеемся, мы прикладываем все усилия), у человека будет больше времени и возможностей для театров, музеев, культурного образования», – приводит ее слова агентство RNS.

Фантазии «о скором прекрасном будущем» довольно часто сквозят в словах федеральных чиновников и некоторых провластных экономистов. К примеру, еще в начале этого года бывший министр финансов и теперешний глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин старательно рисовал образ «будущей России», в которой чудесным образом исчезают проблемы «России настоящей». В частности, в ЦСР обещали, что через 20 лет в РФ будут «свобода, демократия и электромобили», полеты внутри городов, лекарства от всех болезней и жизнь до 150 лет. «Мы будем больше уметь, быстрее учиться, станем креативнее. Мы будем дружнее, бережнее по отношению друг к другу, будем жить более гармонично, сбалансированно. Мы будем более производительными и более гибкими, лучше воспринимать новое, соответствовать ему, перестанем его бояться. Мы будем успешнее «перестраивать» самих себя. Но главное – будем более счастливыми», – обещал Алексей Кудрин (см. «НГ» от 20.01.17).

Мечтая о скором «прекрасном будущем», российские чиновники как будто бы не видят России сегодняшней. Рассуждения о том, что у всех нас скоро будет масса свободного времени по причине подорожания труда само по себе прекрасно, но имеет ли оно под собой хоть какие-нибудь основания?

К примеру, подорожание труда невозможно без повышения производительности. Об этом без устали любят повторять российские чиновники.

Пока же производительность, наоборот, снижается. Так, согласно данным Росстата, в 2016 году она сократилась на 0,2%. Таким образом, эффективность труда падает уже второй год подряд – в 2015 году снижение составило 2,2%, сообщали в ведомстве Александра Суринова.

Производительность труда в РФ пока что самая низкая в Европе, признавали в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Так, стоимость продукции на человеко-час в России в 2015 году составляла 25,9 долл., что вдвое меньше, чем в странах ЕС (55,9 долл.).

Кроме того, когда чиновники обещают нам «массу свободного времени», они забывают о том, что развитие новых технологий не просто дает нам возможности для «культурного образования», но выталкивает массы работников и даже целые специальности на улицу.

К примеру, эксперты McKinsey Global Institute прогнозируют, что за счет автоматизации производства к 2055 году половина работников в РФ (35 млн) может лишиться своих мест. В первую очередь под нож автоматизации могут попасть работники, занятые в грузоперевозках и складском хранении (75%), горном деле (68%), делопроизводстве (65%), строительстве (64%), сельском хозяйстве (64%) и промышленности (54%), перечисляли аналитики (см. «НГ» от 16.01.17). На горизонте 2020 года роботизация приведет к чистой потере более 5 млн рабочих мест в крупнейших развитых и развивающихся странах, следовало из доклада Всемирного экономического форума (см. «НГ» от 19.01.16).

Подобное вымывание работников не только ведет к «высвобождению массы свободного времени для культурного обогащения», но фактически выбрасывает из жизни миллионы работоспособных граждан, чей труд не нужен современной экономике. Отвергнутые современной экономикой граждане фактически сформируют глобальный бесполезный класс, предупреждают экономисты. Кроме того, бесполезными могут оказаться не только люди, но также продукция и труд целых отраслей или даже регионов (см. «НГ» от 26.05.17).

Но российские власти не видят угрозы высвобождения миллионов работников через пару десятков лет, предпочитая решать проблему дефицита кадров. В частности, как считают в Минэкономразвития, к 2020 году количество трудоспособного населения в России достигнет 80,6 млн человек. Таким образом, за четыре года сокращение составит 3 млн человек, прогнозируют в МЭР. Бороться же с такой «демографической тенденцией» в ведомстве Максима Орешкина намерены в том числе и за счет «стимулирования занятости пожилых граждан».

«К 2030 году дефицит работников на рынке труда составит 2,1–3,8 млн человек», – соглашались эксперты Научно-исследовательского финансового института Минфина и Экономической экспертной группы, подчеркивая, что нехватка трудовых ресурсов делает повышение пенсионного возраста необходимым условием (см. «НГ» от 10.02.17).

Впрочем, с нехваткой кадров согласны не все. Так, альтернативный взгляд демонстрировали специалисты Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. По их расчетам, «технологическая и организационная модернизация крупных и средних предприятий, а также реформа бюджетного сектора могут к 2025 году снизить потребность в работниках на 2,5 млн человек» (см. «НГ» от 20.09.17). Эксперты же из Института экономики роста им. Столыпина сообщали, что в бюджетном секторе, правоохранительных структурах, частных структурах обеспечения безопасности, бухгалтерии резерв трудовых ресурсов составляет не менее 10 млн человек (см. «НГ» от 29.05.17).

Размышления же российских чиновников о будущем зачастую действительно оторваны от реальности, соглашаются эксперты «НГ». «Если в больших городах рабочий процесс действительно идет уверенными темпами в ногу со временем, то в российской глубинке преобладает более консервативный уклад. А наличие рабочих мест настолько ограничено, что население вынуждено либо искать работу в соседних городах, либо жить собственным хозяйством и довольствоваться небольшим пособием по безработице», – замечает аналитик компании «Алор Брокер» Кирилл Яковенко. А после ранее анонсированных пенсионных реформ свободное время у людей вряд ли появится. «Поскольку для того чтобы жить достойно и ходить в кино и театры, ни текущей средней по России пенсии, ни будущих пенсионных накоплений явно не хватит», – продолжает эксперт.

«В условиях относительно невысокого уровня жизни в стране, за исключением нескольких регионов и определенных слоев населения, люди работают в большей степени для удовлетворения первичных потребностей», – полагает стратег TeleTrade Александр Егоров. И только у некоторых привилегированных слоев действительно хватает времени для футуристических размышлений, говорит он.

Когда чиновники говорят о необходимости инвестиций в культуру и о том, что можно наполнить высвободившееся в результате прогресса время чем-то осмысленным, это не обязательно миф, говорит декан Академии народного хозяйства и госслужбы Виктор Вахштайн. «Это скорее реакция на те процессы развития новых технологий, которые мы наблюдаем в мире», – продолжает он, подчеркивая, что население разных стран по-разному отвечает на вопрос: «Что мы будем делать, когда работа будет частично делегирована умным машинам?»

К примеру, Россия – это страна технооптимистов, замечает он. «У нас половина населения уверена в том, что развитие новых технологий – это то, что действительно стимулирует к повышению качества жизни и высвобождению свободного времени», – поясняет он. Тогда как в Штатах сегодня преобладают технопессимистические настроения. «Люди боятся, что машины заберут их работу вплоть до появления настроений о том, как защитить право человека на труд и какие государство должно принять меры, чтобы свободного времени не стало слишком много», – рассказывает Вахштайн. Очевидно, к таким же технооптимистам можно отнести и некоторых российских чиновников.

Ольга СОЛОВЬЕВА