Российская газета: Легко не будет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Почему не нужно откладывать приватизацию госактивов, на сколько поднять пенсионный налоговый вычет и как долго продлится действие санкций. Об этом и многом другом в интервью "РГ" рассказал президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин.

В России появятся новые пенсии

Александр Николаевич, многих сегодня волнует грядущая реформа пенсионной системы. По прогнозам, она может начаться уже в этом году. И копить на старость можно будет с помощью индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Ваш прогноз: дело пойдет?

Александр Шохин: Индивидуальный пенсионный капитал может стать драйвером развития негосударственного пенсионного обеспечения.

Но остается очень много вопросов — пока это "вещь в себе". Трудно будет "помирить" или синхронизировать ИПК с действующими уже 20 лет корпоративными пенсионными программами работодателей. В них участвуют шесть миллионов человек, и речь идет о триллионе рублей.

Но если это удастся разработчикам, то можно предложить четыре стимула для работодателей для привлечения максимального числа людей в систему.

Первый. Отменить НДФЛ на выплачиваемые негосударственные пенсии — сейчас на пенсии из ПФР налога нет, а на пенсии из НПФ почему-то есть.

Второе. Поднять социальный налоговый вычет со 120 тысяч рублей до 400 тысяч.

Третье. Участие государства в пенсионной модели социального партнерства должно быть реальным, с деньгами, а не только в виде налоговых льгот. Предлагаем продлить программу государственного софинансирования дополнительных страховых взносов применительно к ИПК, одновременно модернизировав ее и сделав более клиентоориентированной и простой "на вход".

И четвертое. Все дополнительные тарифы с работодателей за рабочие места с вредными и опасными условиями труда направить в корпоративные пенсионные программы НПО.

С налогов снимут вето

Истекает срок моратория на повышение налогов, уже весной станет ясно, какой будет налоговая система. К чему надо готовиться бизнесу?

Александр Шохин: Дискуссия по контурам налоговой системы продолжается. Решения еще не приняты, и мы надеемся, что голос бизнеса будет услышан.

Необходимо обеспечить предсказуемость уровня фискальной нагрузки. Даже в октябре компании не знают, какие налоги и платежи им придется платить в следующем году и в каком объеме.

Крайне чувствительными являются вопросы роста нагрузки на инвестиционную активность. Принятые в 2017 году решения, что льготы по налогу на имущество в части нового оборудования и энергоэффективного оборудования уже с 2018 года вводятся только регионами, создают риски не только для новых, но и уже реализуемых проектов.

Поэтому очень надеемся на взвешенный и конструктивный подход со стороны регионов. Льгота по налогу на имущество для нового оборудования сегодня — это дополнительные поступления по налогу на прибыль и НДФЛ завтра.

Индивидуальный пенсионный капитал может стать драйвером развития пенсионного обеспечения

Неуправляемый рост неналоговых платежей продолжается? Это как-то можно остановить?

Александр Шохин: Органы власти регулярно предлагают увеличить существующие и ввести новые неналоговые платежи, негативно влияющие на инвестиционную активность.

Несмотря на поручение председателя правительства РФ, предусматривающее мораторий на новые платежи, их количество активно растет и в электроэнергетике, и в обрабатывающей промышленности, и в других сферах деятельности.

Необходимо законом ограничить креатив органов власти по введению новых видов неналоговых платежей. Минфином и минэкономразвития подготовлен законопроект по обязательным платежам. Процедура согласования проекта закона еще продолжается, но в целом он может быть взят за основу.

Главное — законопроект должен предусматривать жесткость процедур принятия решений, фиксацию перечня обязательных для уплаты неналоговых платежей (понятно, что его формирование — самая сложная задача законопроекта), а также обязательную оценку финансовых последствий введения неналоговых платежей для бизнеса. Бизнесу нужна прозрачность принимаемых решений по этим платежам.

Торг уместен

На неопределенный срок перенесены крупные приватизационные сделки — пакеты акций ВТБ, РЖД, Транснефти... Доходы от крупных сделок не отражены в законе о бюджете. Действительно нужно дождаться хорошей цены или все-таки скорее продать?

Александр Шохин: Говоря о целесообразности выжидательной стратегии, следует иметь в виду, что повторения так называемого "сырьевого суперцикла" в обозримом будущем не будет.

Даже если на рынке установится восходящий тренд, то, вероятно, в первую очередь им будут охвачены не традиционные виды ресурсов — нефть, алмазы или электроэнергия, — а высокотехнологичные материалы, например литий, кобальт или графит, применяемые при создании аккумуляторов.

Удачная рыночная конъюнктура будет формироваться лишь для тех компаний, которые используют в своей деятельности наиболее передовые производственные, управленческие и финансовые техноло-гии.

В этой связи главной целью приватизации ключевых государственных активов должно стать не пополнение бюджета, а привлечение стратегических инвесторов, желающих не только вкладывать деньги, но и готовых делиться инновационными решениями, помогать освоению новых ниш на мировом рынке.

С учетом данных обстоятельств каждый лишний год отсрочки при решении вопроса о приватизации может отрицательно сказаться на перспективах наших экономических флагманов с госучастием в глобальной конкурентной борьбе.

Подход к выплатам дивидендов госкомпаниями и госбанками должен быть единым или ставки могут быть разными?

Александр Шохин: Изначально экономически необоснованной выглядела позиция, предполагающая установление универсальной планки по дивидендам для неодинаковых по масштабу компаний из разных секторов и находящихся в различных фазах инвестиционного цикла.

А в ситуации, когда многие утратили возможность привлекать финансирование в необходимом объеме из-за санкций, изъятие дивидендов в размере, установленном без учета множества факторов, может иметь губительные последствия. Здесь единственно возможным подходом является определение дифференцированной ставки дивидендных выплат исходя из финансово-экономического положения каждой госкомпании.

Есть профстандарты!

Александр Николаевич, когда профстандарты станут обязательными для всех? Как встроить их в систему образования?

Александр Шохин: Позиция минтруда: для госсектора профстандарты станут обязательными с 1 января 2020 года.

Однако Национальный совет не ставит задачу введения обязательного применения профессиональных стандартов для всех работодателей. Как и раньше, бизнес может самостоятельно определиться, как и в какой степени применять профстандарты: для одних они могут оказаться полезными в управлении кадрами, для других — при оценке квалификации при найме персонала, для третьих — при планировании повышения квалификации работников.

Профстандарты — это часть национальной системы квалификаций. Что здесь происходит?

Александр Шохин: Сейчас идет постепенное внедрение системы независимой оценки квалификаций на основе профстандартов. Введен в эксплуатацию общероссийский Реестр независимой оценки квалификаций, куда вносятся все сведения об официально выданных свидетельствах о квалификации.

Эти меры создают условия для повышения требований к участникам рынка к наличию квалифицированного персонала. Это может относиться к направлениям производственной деятельности с повышенными техногенными рисками, к исполнению государственных и муниципальных контрактов. Таким образом, роль профстандартов в сфере труда будет повышаться.

Их применение в системе подготовки кадров уже не первый год успешно осуществляется путем актуализации федеральных государственных образовательных стандартов. Эта задача реализуется минобрнауки совместно с советами по профессиональным квалификациям (создано уже 30 советов). Уже актуализировано боле 600 образовательных стандартов.

Также Национальным советом с участием минобрнауки подготовлены предложения по изменению законодательства об образовании, предполагающие применение профстандартов при разработке профессиональных образовательных программ, содержание которых, как правило, носит более конкретный характер и ближе к интересам работодателей. В перспективе стоит задача по совершенствованию процедур профессионально-общественной аккредитации образовательных программ на соответствие профстандартам.

Актуален ли сегодня "Справочник профессий" минтруда?

Александр Шохин: Он содержит информацию о профессиях, которые, по мнению работодателей, наиболее востребованы и перспективны.

Однако правила формирования справочника устанавливает правительство, а утверждается он приказом минтруда. Этот подход утяжеляет процесс дополнения и обновления справочника. Необходимо разработать более "живой" механизм для формирования справочника профессий, который позволил бы оперативно актуализировать его содержание и обеспечивал бы необходимый уровень его качества. Решение этой задачи также запланировано на этот год.

Действие нового американского санкционного закона будет долгим

Евросоюз пойдет своим путем

Александр Николаевич, как вы оцениваете риск эскалации санкций?

Александр Шохин: В первую очередь хотел бы обратить внимание на довольно высокую вероятность разновекторной политики по этому вопросу со стороны США и ЕС.

А вероятность эскалации санкций со стороны США, к сожалению, можно оценивать как довольно высокую. В конце января — начале февраля минфин США должен обнародовать "Доклад об олигархах и полугосударственных организациях РФ". По его итогам могут быть приняты дополнительные ограничительные меры. Подготовка доклада предусмотрена американским законом "О борьбе с врагами США посредством санкций" от 2 августа 2017 года, который привел к институционализации американских санкций и их долгосрочному закреплению.

Одной из целей доклада является попытка разделения российских элит через угрозу введения персональных санкций и утраты части или всего состояния.

Насколько долго это будет длиться?

Александр Шохин: Действие нового американского санкционного закона будет долгим. В нем прослеживается сходство с известной поправкой Джексона — Вэника, действовавшей с 1974 по 2012 год. Это будет оказывать определяющее воздействие на модальность отношений между Россией и США, ограничивая сотрудничество.

В числе ключевых основных последствий этих американских санкций в отношении нашей страны — снижение возможностей для инвестиций в такие отрасли, как энергетика, добывающая промышленность, металлургия, железнодорожный транспорт. Частично пострадают смежные отрасли, усложнится трансфер современных технологий, будут ослаблены возможности для привлечения долгового финансирования.

В американском политическом истеблишменте единственно возможным условием улучшения отношений с нашей страной считают полное устранение России как политически и экономически влиятельной державы любыми способами, включая "содействие реформированию регулирования энергетического сектора Украины" и противодействие строительству "Северного потока-2".

Чем это вызвано?

Александр Шохин: Отчасти эта ситуация вызвана довольно слабым торгово-экономическим сотрудничеством между нашими странами. Наша страна находится на 38-м месте в списке торговых партнеров США. Таким образом, от торгово-экономического сотрудничества с Россией зависит не слишком много рабочих мест в США.

Соответственно, у политических элит практически развязаны руки и языки: от ухудшения отношений с нашей страной они практически ничего не теряют. И США стремятся использовать собственные ограничительные меры против России для лоббирования интересов своих компаний, фактически в ущерб европейским союзникам, которые, конечно, недовольны подобной ситуацией. Соответственно, подобные попытки максимизировать краткосрочные выгоды для США могут создать возможности для перспективного пересмотра состояния отношений между ЕС и Россией.

А разве ЕС не следует за США в санкционном режиме?

Александр Шохин: Сегодня в ЕС все громче звучат голоса о необходимости пересмотра подхода к нашей стране. Смысл любых санкций в том, чтобы заставить страну изменить свою политику и сделать ее приемлемой с точки зрения инициатора ограничительных мер. Однако когда результатов нет, о чем говорят сами европейцы, а ущерб от мер становится чрезмерным, приходится искать новые пути взаимодействия.

Приведу несколько цифр. По оценке Специального докладчика Совета ООН по правам человека И. Джазаири в его выступлении весной 2017 года потери стран, введших санкции против нашей страны, за три года составили до 100 миллиардов долларов. При этом, по расчетам Еврокомиссии, потери ЕС от введения санкций и российских контрсанкций в 2014-2015 годах достигли 90 миллиардов евро. Одна Германия, согласно исследованиям Восточного комитета германской экономики, потеряла десятки, если не сотни миллиардов евро: с момента введения санкций экономика Германии потеряла из-за них до 60 тысяч рабочих мест. И, согласно данным Российско-Германской внешнеторговой палаты, 91 процент немецких компаний выступает за немедленную или поэтапную отмену экономических санкций в отношении нашей страны.

Дальнейшая эскалация европейских санкций маловероятна, особенно если для этого не будет найдено сколь-нибудь адекватное обоснование и не будут предложены приемлемые компенсационные меры для бизнеса и населения ЕС. Разумеется, нельзя исключать появления очередного "черного лебедя" и дальнейшего ухудшения отношений с ЕС, особенно если учесть непредсказуемость политики нынешнего руководства Украины.

Общие тенденции таковы, что наши отношения с ЕС будут двигаться в рамках "избирательного сотрудничества", которое, согласно видению ЕС, включает в себя: климат, Арктику, безопасность морских путей, образование и науку, трансграничное сотрудничество, усиление взаимодействия гражданского общества, студентов, исследователей и бизнеса.

Постепенное развитие сотрудничества на этих направлениях будет способствовать и снижению общей неопределенности в отношениях и переводу их в конструктивное русло.

Елена БЕРЕЗИНА