Коммерсант FM: «Мы рассматриваем уголовное дело как давление на бизнес»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Убытки крупнейшего страховщика обернулись уголовным делом в отношении бывшего топ-менеджера: под арестом оказался бывший вице-президент «Росгосстраха» Сергей Хачатуров. Его обвиняют в растрате. Подробнее о ситуации в интервью «Коммерсантъ FM» рассказал адвокат Сергея Хачатурова Алексей Мельников.

— В чем обвиняют Сергея Хачатурова?

— Решение об аресте принято Лефортовским районным суд города Москвы по обвинению по статье 160 Уголовного кодекса Российской Федерации — «Растрата», то есть это хищение имущества, вверенного лицу. Довольно странное обвинение, которое Сергей Хачатуров не понимает. Он не только его не принимает, но он его не понимает.

Будучи юристом, он понимает, что нельзя похитить имущество у самого себя.

Речь идет о принадлежавшей ему на 100% компании «РГС Активы», ООО «РГС Активы», которая была его собственностью, где он был одновременно генеральным директором. Поэтому обвинение в том, что он похитил, то есть вывел и присвоил акции, является просто невозможным с правовой точки зрения.

— Как вы оцениваете решение о мере пресечения?

— Я приведу цитату бизнес-омбудсмена Бориса Титова, который сказал абсолютно емко и правильно, докладывая президенту в 2017 году — давление на бизнес возрастает. Вот это пример давления на бизнес, незаконного давления на бизнес. Это использование правоохранительных органов в ситуации, которая никакого отношения к уголовному праву не имеет. Если здесь есть спор, то он находится в сфере гражданско-правового регулирования. Если кто-то считает, что какое-то имущество должно принадлежать ему, он должен сформулировать свои претензии в виде хотя бы претензии, потом обратиться в суд, арбитражный или районный, в зависимости от того, к кому он обратится — к физическому лицу или к юридическому, и там доказать свою правоту. Но доказывать свою правоту — это сложно и долго. Для этого берут и используют правоохранительные органы не к месту, отвлекая их от важной государственной деятельности.

— Насколько сложным вам, как адвокату, представляется это дело?

— Меня это дело крайне расстраивает и как адвоката, и как гражданина, потому что все это наносит ущерб экономике России, сопоставимый с экономическими санкциями, которые введены в отношении нашей страны. Вот это незаконное давление на бизнес, уничтожение бизнес-среды и посыл, что заниматься бизнесом в Российской Федерации небезопасно — ты не можешь сохранить имущество и не можешь защитить свои права. Более того, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, статья 108, запрещает арест предпринимателей. Это не чье-то мнение, это закон, который говорит, что не применяется мера пресечения в виде ареста, и дальше перечисляются статьи. Вот эта статья 160, все ее части, содержится в этом перечне — соответственно, сейчас произошло грубое нарушение закона.

— А вы предлагали внести залог или иные какие-то варианты?

— Да, защита Сергея Хачатурова предлагала все альтернативные меры, не связанные с лишением свободы, потому что никакой необходимости задерживать законопослушного человека, который, в соответствии с Конституцией Российской Федерации является, кроме того, невиновным в силу презумпции невиновности, задерживать его, изолировать, помещать в какие-то не очень, скажем так, комфортные, не очень хорошие условия. Это совершенно неправильно и не соответствует закону.

— В каких условиях сейчас он содержится, как себя чувствует?

— Мне сложно вот на этот вопрос ответить. Я могу лишь сказать, что он воспринимает это негативно, но намерен защищаться, объяснять свою позицию. И мы рассчитываем, что следствие и суд разберутся, поймут, что произошла ошибка, и это уголовное преследование будет прекращено. А так — пребывание в российском СИЗО человеческим не бывает. Бывает «хуже» и «лучше».

— Известно, что предшествовало аресту, что послужило мотивом для возбуждения уголовного дела?

— Нет, есть лишь мое предположение: я могу предположить, что возбуждение этого дела вызвано попыткой отдельных лиц, не буду их называть, пересмотреть условия большой сделки по передаче контроля над «Росгосстрахом», крупнейшей российской страховой компанией. Причем я хочу подчеркнуть, что в данном случае претензии относятся к маленькой части этой сделки, которая была абсолютно скрупулезно, в соответствии с законом и договоренностями, выполнена, а теперь, спустя почти год, появляется у неких лиц желание получить что-то еще, безвозмездно получить причем.

Я думаю, что это просто приведет — это мое предположение — к пересмотру всей сделки.

Прошла информация, которая не соответствует действительности, что это как-то касается на данный момент Данила Хачатурова — он жив, здоров, работает на свободе. Соответственно, будет ли это дело расширяться — покажет время. Мы рассчитываем, что это не может расширяться, если мы вообще говорим о законе, потому что для этого никаких оснований нет. Вот в этом постановлении написаны невозможные вещи.

И эта ситуация, к сожалению, очень тревожная, неправильная. Мы очень рассчитываем, что, может быть, хотя бы в Мосгорсуде нас услышат. Ситуация как раз укладывается в логику, которую сам президент Российской Федерации много раз воспроизводил: 83% предпринимателей, против которых возбуждаются уголовные дела, свой бизнес полностью или частично. Вот мы рассматриваем это возбужденное уголовное дело и арест Сергея как давление на бизнес, незаконное давление на бизнес.

Беседовала Анна АФАНАСЬЕВА