Forbes Russia: Тренд или случайность. Почему российские компании уходят с биржи | Банки и Финансы

Forbes Russia: Тренд или случайность. Почему российские компании уходят с биржи

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

В прошлое воскресенье, 15 июля, совет директоров «Мегафона» одобрил программу приобретения его дочерней структурой акций и глобальных депозитарных расписок компании, а также делистинг ГДР c Лондонской биржи.

Оператор сообщил, что причиной для этого решения послужили «масштабные стратегические изменения, которые необходимо осуществить, чтобы завершить трансформацию «Мегафона» из телекоммуникационного оператора в лидера цифрового рынка России».

За последние годы фондовый рынок уже покинули несколько крупных российских компаний. В декабре 2015 года от листинга на Лондонской бирже отказался «Уралкалий», а в декабре 2017 об уходе с Московской биржи заявил продуктовый ретейлер «Дикси».

Как мы видим, об уходе с публичного рынка заявляют компании из различных отраслей экономики. Есть ли вероятность, что это станет новым трендом в российском бизнесе или речь идет пока лишь об исключении из правил?

Зачем проводить делистинг

Сам по себе делистинг можно рассматривать как с положительной, так и с отрицательной стороны. К плюсам можно отнести сокращение административных и финансовых расходов и возможность принимать решения с повышенным уровнем риска, которые не всегда позитивно оценивают миноритарии.

Отрицательные стороны такого шага также лежат на поверхности. Главная из них заключается в сложности при оценке стоимости компании, которую легче определить при наличии биржевых котировок.

Кроме того, к минусам можно отнести косвенное влияние на фондовый рынок России в целом. С учетом того, что круг компаний, которые интересны крупным инвесторам, довольно ограничен, объектов вложений становится еще меньше.

Принято считать, что публичные компании эффективнее ведут бизнес, а их бумаги более привлекательны для инвестиций. Но, с другой стороны, в определенный момент жизненного цикла делистинг может стать для компаний неким спасательным кругом, позволяющим направить денежный поток на проведение значительных инвестиционных программ, которые в дальнейшем окажут положительный эффект на оценку компании.

Одной из компаний, которая ушла с публичного рынка, но очень хорошо чувствует себя в настоящее время, является компьютерный гигант Dell. Проведя делистинг в 2013 году, уже в 2015 году компания подписала соглашение о приобретении EMC (одной из крупнейших в мире корпораций по предоставлению услуг и решений для хранения и управления информацией) за $67 млрд. А в июле этого года Dell заявила о готовности снова выйти на биржевые торги. Так что делистинг не является для эмитента «билетом в один конец».

Российский опыт

Стратегия «Мегафона» содержит декларацию о превращении ПАО в цифровую компанию, что, несомненно, требует больших объемов инвестиций. Кроме того, прибыль и стоимость акций оператора, выраженные в долларах, снижаются на протяжении последних пяти лет, а дивиденды за 2018 год рекомендовано не выплачивать — это не может радовать миноритарных акционеров.

Помимо этого, оператор планирует расширять сотрудничество с госкорпорациями, что может потребовать принятия непопулярных, либо несущих в себе повышенные риски решений. Плюс ко всему существует вероятность включения компании в санкционный SDN-лист, что часто влечет за собой значительное снижение капитализации.

Делистинг «Уралкалия» сначала с Лондонской, а затем и с Московской бирж обусловлен обширной инвестиционной программой, которая рассчитана до 2020 года и включает в себя увеличение капитальных затрат до уровня в $4,5 млрд. Дивиденды компания не выплачивает с 2014 года.

Исходя из этого, нет ничего удивительного, что совет директоров «Уралкалия» принял решение о делистинге. Также, по словам многих трейдеров, достаточно долгое время компания быль «нерыночной» — ее акции отличались значительно меньшей волатильностью по сравнению с другими российскими бумагами.

В ситуации с «Дикси» делистинг, вероятнее всего, был связан с неудовлетворительными показателями компании, так как ее выручка в 2017 году сократилась на 9%, а сопоставимые продажи уменьшились почти на 11%.

Кроме того, поддержание листинга на бирже требует немалых административных и финансовых ресурсов, что при текущей ситуации, возможно, стало дополнительной причиной для ухода компании в непубличное пространство.

Так что в дальнейшем мы вполне можем ожидать ухода некоторых российских компаний из котировальных списков как западных, так и российских бирж, но маловероятно, что это примет массовый характер в отсутствие значительных внешних шоков.

Руслан МУСТАЕВ, Forbes Contributor