Forbes Russia: Вопреки санкциям. Почему стоит вложиться в еврооблигации ВЭБа | Банки и Финансы

Forbes Russia: Вопреки санкциям. Почему стоит вложиться в еврооблигации ВЭБа

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

С начала месяца до 20 августа долларовые евробонды ВЭБа котировались с максимальной доходностью почти за три года (с сентября 2015-го). Кривая доходности этих бумаг была на 300 базисных пунктов выше, чем до начала месяца. Подобная динамика обусловлена сочетанием таких факторов, как падение развивающихся рынков в результате турецкого кризиса и угроза новых санкций против России.

Впрочем, мы считаем, что пик волатильности уже позади и рынок начинает более здраво оценивать риски, связанные с перспективой введения финансовых санкций США в отношении российских госбанков и ограничений на покупку облигаций федерального займа (ОФЗ). На этом фоне еврооблигации ВЭБа становятся привлекательной инвестиционной идеей.

Гавань для инвестора

Все долларовые выпуски этой госкорпорации — это старшие облигации без обеспечения. Они обладают кредитным рейтингом суверенного уровня. Это выгодно отличает их от субординированного долга большинства госбанков, в частности от облигаций ВТБ, которые, несмотря на присвоенный рейтинг «мусорного» уровня (ниже ВВВ–), стоят дороже облигаций ВЭБа.

Основные держатели долларовых евробондов Внешэкономбанка — это американские фонды, которые пострадают больше всего от новой волны санкций. К тому же доходность бондов ВЭБа снижается после максимума в сентябре 2015 года. Выпуск VEB 22, например, сейчас торгуется с премией в 70 б. п. относительно еврооблигаций банка ВТБ с погашением в 2022 году.

Рекомендуем покупать:

? еврооблигации ВЭБа с погашением в 2025 году — один из самых перепроданных выпусков на рынке. Следовательно, он обладает самым большим потенциалом роста стоимости. Текущая доходность этих облигаций в какой-то момент превышала доходность суверенного выпуска «Россия-28» более чем на 300 б. п., что вдвое больше традиционного спреда;

? еврооблигации ВЭБа с погашением в 2022 году. Доходность VEB 22 на 44 б. п. выше, чем у субординированного выпуска ВТБ с погашением в том же году (VTB 22). Хотя последние пять лет доходность VTB 22 превышала доходность VEB 22 в среднем более чем на 90 б. п.;

? еврооблигации ВЭБа с погашением в 2023 году. Доходность VEB 23 на 189 б. п. выше, чем у субординированного выпуска Сбербанка (Sberbank 23). При этом буквально до конца июля доходность VEB 23 была немного ниже, чем у Sberbank 23. Последние пять лет доходность VEB 23 была ниже доходности «субордов» Сбербанка в среднем на 23 б. п.

У страха глаза велики

По нашему мнению, рынок переоценил опасность новых санкций со стороны США. Очевидно, что американский президент Дональд Трамп использует тему антироссийских мер в своих интересах. Он хочет набрать политические очки в преддверии промежуточных выборов в Конгресс и подготовки к президентским выборам 2020 года, а также переключить внимание общественности с внутреннего политического давления в США на внешние рынки. Соответственно, можно ожидать, что после выборов ситуация заметно улучшится.

Кроме того, Конгресс США неоднократно заявлял, что новые санкции будут нацелены прежде всего на конкретных лиц и конкретные организации, а не против народа России. Следовательно, госбанки с высокой долей вероятности все же не попадут под новые ограничения, поскольку они обслуживают большую часть населения России. Так что США могут заморозить банковские счета конкретных физлиц, а не все розничные депозиты.

Из всего списка госбанков под новые санкции скорее всего попадет только Промсвязьбанк, который будет напрямую обслуживать расчеты по государственному оборонному заказу.

Возможный запрет на операции с ОФЗ, предусмотренный законом «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), напрямую повлияет на иностранных держателей, среди которых преобладают европейские и американские фонды. Крупнейшие из них — это BlackRock Inc., Stone Harbor Investment Partners и JPMorgan Chase & Co.

Напомним, что еще в феврале Минфин США отказался вводить ограничения на операции с новыми выпусками гособлигаций России и соответствующими производными инструментами. Отказ был обоснован тем, что такой запрет мог повлиять на иностранных держателей и глобальные рынки. В этом свете не стоит расценивать угрозу введения санкций против российского госдолга как неумолимую.

Искандер ЛУЦКО, Forbes Contributor