Коммерсант FM: «Снижение ключевой ставки на один процентный пункт — это такая проба пера»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

Центробанк продолжит снижение ключевой ставки по мере ослабления инфляционных рисков. Об этом заявила глава регулятора Эльвира Набиуллина на съезде Ассоциации российских банков. Вице-президент Ассоциации региональных банков, бывший заместитель главы Центрального банка России Александр Хандруев ответил на вопросы ведущего "Коммерсантъ FM" Марата Кашина.

По словам Набиуллиной, ситуация в банковском секторе России стабильна. Как показывают стресс-тесты ЦБ, банки выдержат даже ухудшение ситуации в экономике, подчеркнула председатель Банка России Эльвира Набиуллина.

— Когда Центробанк может пойти на дальнейшее снижение ключевой ставки? Есть ли такие условия уже сейчас?

— Я думаю, что Банк России уже на ближайшем совете директоров этот вопрос будет обсуждать. И, как я полагаю, снижение на один процентный пункт сейчас — это просто такая проба пера что ли, пощупать рынок, посмотреть. Это вполне допустимо, важно только не делать резких шагов. Вот насколько важно было поднять резко ставку, опускать нужно, конечно, по мере того, как будет наблюдаться стабилизация инфляционных ожиданий, потому что все-таки по итогам года ожидается, что инфляция составит не менее 10-12%.

— Набиуллина полагает, что ключевые показатели останутся выше минимума даже при цене на нефть в $40 за баррель, насколько это похоже на правду?

— Как разброс цен на нефть, это где-то от $40 до $80, в этом диапазоне можно думать. Ниже $40 за баррель цены не опустятся просто потому, что сейчас для стран Персидского залива, Саудовской Аравии это равносильно тому, что они начнут проедать свои резервы.

— Какой ресурс надежности сейчас у основных российских банков, как вы считаете? Набиуллина отмечает, что у банков существенный буфер капитала сохраняется, они могут противостоять серьезным шокам даже в случае углубления кризиса.

— Буфер капитала надо учитывать, что все-таки банки уже частично получили поддержку, докапитализация состоялась, верно. А во-вторых, будет зависеть от того, насколько жесткими будут потенциальные требования в плане резервов банков и тому подобное. Поэтому буфер капитала — это понятие относительное, тем более, по итогам первых трех месяцев многие банки показали убытки. А ведь убытки чем-то надо покрывать. А это за счет прибыли или капиталов в конечном итоге, поэтому хотя буфер капитала у группы банков имеется, но это нельзя говорить о банковской системе в целом.

— Сейчас банки фиксируют убытки, а по итогам 2015 года — опять же это прогноз Набиуллиной — они могут получить прибыть в 100 млрд руб. Откуда такая сумма может быть?

— Да, но я напомню, в прошлом году было 600 млрд руб., а в позапрошлом году было свыше 1 трлн руб. Представляете, 100 млрд руб. — это очень низкая, цифра. Потом, не забывайте, 100 млрд руб. — это в среднем по больнице. У отдельных групп банков, которые имеют тем более государственную поддержку, прибыль может быть выше. А многие банки сейчас, около 250 банков, имеют отрицательный финансовый результат.

— А на чем тогда банки могут заработать? Сейчас идет большой невозврат долгов, и риск роста плохих долгов на первый план, по оценке той же Набиуллиной, выходит в 2015 году.

— Совершенно правильно. У банков, во-первых, процентная ставка уменьшается, потому что стоимость ресурсов высокая вследствие того, что ставки по депозитам высокие, привлеченные средства дорогие, межбанковский рынок не является источником пополнения ликвидности. Ликвидность дорогая для банков, а задирать ставки по кредитам, как ни парадоксально, банки очень сильно не заинтересованы. Банкам невыгодно, чтобы были высокие процентные ставки по кредитам, потому что резко увеличивается риск невозврата. А если есть невозврата кредитов, то они должны доформировывать резервы. Их надо брать за счет чего? Либо прибыли, либо капитала. Прибыли очень мало, значит, надо привлекать капитал. А ликвидность, подушка безопасности, будет только уменьшаться. Это серьезная проблема. Сейчас банки как раз ищут модели поведения, модели организации своей работы таким образом, чтобы не оказаться в сложном финансовом положении. И все-таки рассчитывать на процентные доходы не приходится, особенно много не сделаешь быстро, надо снижать издержки.

— Почему в последние дни довольно серьезно укрепляется рубль при том, что продолжает дешеветь нефть, за счет чего?

— Это лишний раз доказывает, что прямой и даже, можно сказать, косвенной связи между ценой на нефть и курсом рубля нет. У части клиентов банков возник дефицит рубля и избыток валюты, которая не нужна сейчас, поэтому спрос и предложение. Если на внутренний валютный рынок пришло больше продавцов валюты, чем покупателей, у вас будет курс укрепляться, вот в чем дело. Просто сложилась такая ситуация спроса и предложения на валютном рынке, что сейчас спрос на рубли выше, чем на валюту, и увеличилось предложение валюты.

— И вы советуете сейчас покупать рубли, а не продавать?

— Понимаете, это не только в России, это во всем мире так. Мы ищем какой-то глубокий внутренний смысл, а все лежит на поверхности. Если пришли продавцы валюты, значит, рубль будет укрепляться.