Мониторинг банковской прессы tagged posts

Коммерсант: Пенсионных агентов раскроют в сети

Всем негосударственным пенсионным фондам (НПФ) придется раскрыть на своих сайтах реестры агентов, данные по доходности предыдущих периодов и указать возможные будущие риски. Такие требования обозначил Банк России в проекте базового для отрасли стандарта работы с клиентами. Но с учетом объема информации и отсутствия понятных для клиентов бенчмарков, получат ли они дополнительные ориентиры в выборе НПФ — вопрос открытый.

Банк России 20 октября опубликовал проект указания «О перечне обязательных для разработки саморегулируемыми организациями (СРО) в сфере финансового рынка, объединяющими негосударственные пенсионные фонды, базовых стандартов и требованиях к их содержанию». Как следует из документа, работающие с накоплениями и резервами НПФ должны раскрыть на сайтах данные «о доходности в прошлых периодах», «о рисках, связанных с инвестированием», о реестре действующих и исключенных агентов НПФ, а также о принципах распределения инвестиционного дохода. Информация «должна быть изложена доступным языком», «с использованием удобочитаемых шрифтов и общеупотребительных форматов».

Как свидетельствует статистика, пока отношения НПФ и клиентов далеки от идеала. По итогам переводной кампании 2016 года ЦБ получил в пять раз больше жалоб, чем за три предыдущих года (см. "Ъ" от 19 июля). Накануне на конференции НАУФОР представители Банка России анонсировали скорое изменение порядка перевода накоплений — планируется, что заявление на перевод граждане будут подавать через сайт госуслуг, одновременно получая расчет возможных потерь. «Ситуация с жалобами не может быть решена без изменения законодательства, которое будет позволять текущему фонду узнавать, что клиент хочет уйти, а самому клиенту узнавать о потере дохода. И фиксировать — пришел сам клиент, а не кто-то за него поставил подпись»,— отметил зампред ЦБ Владимир Чистюхин.

После доработки в СРО и утверждении ЦБ отраслевые стандарты будут обязательны для всех участников отрасли. «Внедрение отраслевого стандарта повысит уровень ответственности НПФ перед клиентами и обеспечит дополнительную финансовую безопасность»,— уверена гендиректор НПФ Сбербанка Галина Морозова. Вместе с тем она отмечает, что проект содержит много требований к процессам, которые уже регламентируются действующим законодательством и внутренними нормативными документами НПФ. По мнению президента Национальной ассоциации пенсионных фондов Константина Угрюмова, доработка стандарта не потребует много времени, так как часть записанных в нем требований уже внедряется СРО.

Глава Ассоциации негосударственных пенсионных фондов Сергей Беляков надеется, что расчеты возможных потерь охладят желание клиентов НПФ часто менять страховщика. При этом он считает избыточным раскрытие информации о рисках инвестирования, поскольку в ближайшем будущем предполагается, что фонды будут подробно раскрывать структуру и состав портфелей (см. "Ъ" от 20 сентября). Участники отрасли называют и другие узкие места проекта — например, расчет доходности фондов в случае сделок M&A. Как отмечает исполнительный директор НПФ «Сафмар» Евгений Якушев, методики для ее расчетов пока не существует. Эффективность внедрения стандарта будет зависеть от контроля его исполнения всеми игроками, уверены эксперты. «В противном случае остается риск недобросовестного поведения агентов»,— предостерегает гендиректор НПФ «ЛУКОЙЛ-Гарант» Денис Рудоманенко.

Насколько полезным стандарт окажется для клиентов НПФ, будет зависеть от его итоговой версии. «Сведения о доходности НПФ в предыдущие периоды не слишком информативны для рядового клиента без бенчмарков, например, сравнения со средним по системе показателем,— отмечает директор группы рейтингов финансовых институтов АКРА Юрий Ногин.— Качество уведомления о рисках также зависит от детализации, например, указания предельных уровней риска».

Павел АКСЕНОВ

Read More

Известия: Россияне стали активнее использовать лимиты по кредиткам

Доля кредитных карт, держатели которых не пользуются лимитами по ним, в августе этого года достигла двухлетнего минимума — 27,1%. Если в начале прошлого года кредитными лимитами не пользовался каждый третий владелец кредиток, то в августе 2017-го — лишь каждый четвертый. Об этом говорится в исследовании Национального бюро кредитных историй (есть в распоряжении «Известий»). Сокращение доли кредиток, держатели которых ими не пользуются, связано с изменением кредитной политики банков, увеличением лимитов по картам и снижением ставок по ним. По прогнозам экспертов, в конце этого года — начале следующего доля кредитных карт, обладатели которых не пользуются лимитами, сократится до 23%. Увеличение активности россиян в использовании кредиток стимулирует рост розничного кредитования и экономики в целом.

Национальное бюро кредитных историй (НБКИ) оценило долю карт, обладатели которых не пользуются лимитами, по базе в 40 млн заемщиков с начала 2016 года. В январе прошлого года показатель составлял более трети — 33,3%. В августе прошлого года — 31,6%, в январе 2017 года — 32,3%. В августе этого года доля кредитных карт, держатели которых не пользуются лимитами по ним, составила уже 27,1%. Это рекордно низкий показатель за последние два года.

На сокращение доли кредиток, держатели которых не пользуются лимитами, повлияло смягчение кредитной политики банков и увеличение лимитов по кредитным картам. Если в прошлом году средний лимит по кредиткам, по данным НБКИ, составлял 48,1 тыс. рублей, то в этом году — уже 55,3 тыс. Это на 43,2% выше средней зарплаты по стране (38,6 тыс. рублей на июнь 2017 года, по данным Росстата). Ставки по кредитным картам в первом полугодии этого года упали на 2–6 процентных пунктов, составив 13–26% годовых.

В кризис банки перестали кредитовать клиентов «с улицы», отдавая предпочтение гражданам с хорошей кредитной историей и зарплатным клиентам. Прекратилась практика, когда кредитки рассылаются по почте, держатели начинают ими пользоваться и выходят на просрочку. Таким образом, предложения оформить кредитные карты стали адресными: банкам не нужны портфели невозвратных кредитов.Соответственно, сократилось число карт, держатели которых получили их и не пользуются.

— Сокращается доля «спящих» клиентов, которые ранее получали кредитные карты по почтовым рассылкам, в качестве кросс и сплит продаж, — подтвердил директор Азиатско-Тихоокеанского банка Александр Парамонов.

Гендиректор НБКИ Александр Викулин согласен, что банки стали выдавать кредитные карты тем, кто испытывает в этом реальную потребность.

— Банки всё чаще используют карты для выдачи основного потребительского кредита наличными, — добавил Александр Парамонов. — В дальнейшем на данную карту банк может в одностороннем порядке установить кредитный лимит клиенту. Это выгодно как клиенту, которому не надо приходить в банк и заново проходить процедуру оценки, так и банку — для снижения издержек и увеличения продаж. Также на увеличение активности в пользовании кредитками повлиял фактор сезона отпусков, когда клиенты предпочли воспользоваться имеющимися лимитами на своих картах без оформления новых кредитов.

По мнению гендиректора экономико-правовой школы ФБК Сергея Пятенко, сокращение доли кредиток, держатели которых не пользуются лимитами по ним, свидетельствует о росте уровня финграмотности населения: граждане стали лучше управлять личными финансами.

Ведущий аналитик по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА» Екатерина Щурихина считает сокращение доли кредитных карт, обладатели которых ими не пользуются, на 6,2 п.п. с начала прошлого года серьезным. Поскольку реальные доходы населения пусть и незначительными темпами, но всё же растут, и потребности в покупках у граждан сохраняются, россияне будут всё активнее пользоваться кредитками, уверена она. Доля кредиток, держатели которых не пользуются лимитами по ним, соответственно, продолжит сокращаться. По прогнозам Екатерины Щурихиной, в конце 2017 — начале 2018 года показатель достигнет 23–25%.

По данным НАФИ, розничное кредитование выросло впервые за последние два года. В первом полугодии 2017 года объем выданных населению займов увеличился на 3%, до 3,965 трлн рублей.

По прогнозам Бинбанка, к концу года объем розничного кредитования вырастет на 8–9%. Этому будет способствовать снижение ключевой ставки ЦБ, что повлечет дальнейшее падение ставок по ссудам, а также снижение уровня инфляции.

В свою очередь, рост розничного кредитования может подстегнуть потребительский спрос и, соответственно, стимулировать экономику в целом.

В ЦБ не ответили на запрос «Известий».

Анастасия АЛЕКСЕЕВСКИХ

Read More

РБК: «На рынках все движется жадностью и страхом»

Глава совета директоров «ВТБ Капитала» Юрий Соловьев рассказал РБК, как группа ВТБ оказалась среди акционеров «Открытия», о новых готовящихся сделках группы и о том, почему банкам оказалось сложно переориентироваться на Восток.

«Массовый сегмент и увеличение доли в малом бизнесе — это то, куда мы должны прийти»

— Новая стратегия группы ВТБ на период до 2019 года предполагает три аспекта: создание «единого универсального банка» на базе ВТБ и ВТБ24, «повышение рентабельности бизнеса» и, наконец, «модернизацию». Звучит красиво, но очень общо. Что конкретно делается в подконтрольных вам сегментах корпоративного и инвестиционного банкинга группы?

— Очень часто почему-то пытаются противопоставить разные направления, хотя в современном банкинге все сегменты взаимосвязаны. Возьмем торговлю государственными бондами. Это инвестбанкинг? Вроде бы да. Но и коммерческие банки в мире вкладываются в такие бумаги совсем не в инвестиционных целях, а для поддержания ликвидности — соблюдения того же «Базель III». Дальше — секьюритизационные продукты. Конечно, это инвестбанкинг. А что под ними лежит? Разного рода активы, в том числе кредиты, которые выдают классические коммерческие банки, причем как корпоративные, так и розничные. Налицо — взаимодействие разных банковских сегментов — инвестиционного, корпоративного и даже розничного. Так что мы смотрим на это как на единую value chain (цепочку увеличения стоимости. — РБК), реализовать которую и есть высшее мастерство в банкинге: собрать полный список продуктовых франшиз, которые должны быть представлены определенным группам клиентов в определенных регионах в определенных экономических условиях. Вы должны предложить такой ряд продуктов, который будет, во-первых, невозможно полностью повторить существующим банкам, а во-вторых, который априори должен удовлетворить клиента. Это и есть универсальный банкинг — система, которую мы пытаемся построить на базе консолидации.

— В чем повышение рентабельности?

— Экономия на издержках — оптимизация расходов на сеть, большое количество управленческого персонала, который тоже сократится: будет один финансист для группы, один глава хозяйственного департамента, один главный юрист и т.д. Последнее касается — без физического присоединения к ВТБ — «ВТБ Лизинга», «ВТБ Факторинга» и остальных «дочек». Раньше у всех были свои клиентские менеджеры. Теперь вместо этого у нас есть подразделение coverage, которое отвечает за всех клиентов глобально. За ним стоит 17 укрупненных групп продуктов корпоративно-инвестиционного бизнеса. Кредит может выдаваться одному клиенту в разных его формах — прямой кредит, секьюритизация, финансирование под залог, лизинг оборудования, факторинг контрактов и т.д. Coverage оценивает структуру капитала, наиболее дешевые и эффективные инструменты финансирования этого капитала и в результате предоставляет клиентам оптимальные услуги.

— После присоединения ВТБ24 доля фондирования от населения у ВТБ вырастет. Разве это не удорожает пассивы, снижая эффект экономии на консолидации?

— Это работает совсем не так, как кажется. Да, ставки по депозитам граждан в среднем выше, чем компаний. Но многие граждане держат средства не на депозитах, а в виде остатков — по тем же зарплатным счетам, а ставки там не в пример ниже. Никогда не привлечешь депозит у большого корпоративного клиента под ставку, которую платят гражданам на остатки. Такой тренд во всем мире. «Физики» абсолютно точно меньше зарабатывают на свою ликвидность. Особенно в массовом сегменте. Нам есть куда расти здесь, так как в ВТБ24 изначально выстраивалась франшиза под обеспеченных людей.

Есть еще малый бизнес. Парикмахерская или туристическая фирма будут счастливы в пятницу разместить до понедельника деньги на текущем счете. И, как и граждане, наверное, тоже под низкую ставку. Тогда как все большие корпорации пять раз подумают: в казначействах компаний — профессионалы высочайшего уровня, все транзакции давно автоматизированы. У огромных корпораций 20–30 «дочек», 20–30 счетов, и операции по ним происходят в один момент, в одно время и размещаются автоматически, так, чтобы остаток был ноль, а выгода максимальная. Кроме того, все наши госкорпорации вынуждены по закону проводить аукционы по размещению свободных средств, поэтому за размещение идет жесточайшая конкуренция.

Поэтому массовый сегмент и увеличение доли в малом бизнесе — это то, куда мы должны прийти.

— Что дает консолидация в доходную часть вашего бюджета?

— Это настройка общего бизнеса, создание замкнутого цикла продуктов, когда рассчитывается полная доходность одного клиента, кросс-субсидируется продукт и т.д. Например, девелоперам мы предлагаем полный цикл обслуживания. Как корпоративно-инвестиционный банк, мы помогаем акционерам капитализировать их бизнес, привлекать финансирование. Если это сегмент ретейла, то конкретные физические лица покупают построенную на эти деньги недвижимость, беря у нас же кредиты. В результате мы можем быть намного смелее в риске с девелоперскими компаниями, если понимаем, кредитуя их покупателей, как и сколько они продают.

Не будучи на переднем фронте, мы этого не видим: ведь продавать квартиру можно с момента, как начали строить, но засчитать ее в финансы, только когда объект будет сдан. Получается некий лаг, так называемый cash collection против непосредственной сдачи жилья. Консолидация же дает возможность понять точно, сколько и каких объектов они продали, какая будет выручка. Это позволяет нам давать больше оборотного капитала, финансировать дешевле и в больших объемах.

— Вы оцифровывали экономию от консолидации?

— Да, совокупная экономия от всех крупных реорганизационных проектов, которые группа совершила за последние годы или которые сейчас предстоят, составляет почти 40 млрд руб. в год.

— И какой в совокупности это должно дать финансовый результат?

— В этом году мы надеемся показать 100 млрд руб. чистой прибыли по МСФО, в следующем — 150, еще через год — 200.

«Ведем диалог с акционерами двух банков о потенциальных сделках»

— В эти цифры заложен только органический рост?

— Мы группа, которая очень много приобретала и очень много направлений органически развивала сама. Что касается приобретений, то мы приобретаем, как правило, либо «регион», например Промстройбанк, либо «клиента», как с банком АЛРОСА или Транскредитбанком (опорным банком РЖД). В целом мы смотрим на несколько банков постоянно.

— Но вы есть во всех регионах…

— Внутри регионов очень интересует массовый сегмент и малый бизнес. Либо банк из ФПГ, который приведет нам крупного корпоративного клиента.

— Вы сейчас ведете переговоры?

— Мы сейчас с двумя такими банками разговариваем, ведем диалог с акционерами о потенциальных сделках. Но опять же можем и не договориться по этим инвестициям.

— А как вы так договорились по инвестиции в «Открытие», которую теперь придется списать?

— Все время путают: есть холдинг — финансовая корпорация «Открытие», и есть его составляющая часть — банк «ФК Открытие», который санирован. У нас нет акций банка. У нас только акции холдинга. Мы их получили как результат истории, начавшейся в предкризисных 2007–2008 годах. ФК «Открытие» создала фонд для выкупа акций миноритариев энергокомпаний у ликвидируемой РАО «ЕЭС». ВТБ дал фонду кредит. Когда он обанкротился, мы получили пакет акций ФК «Открытие» как часть оплаты акционерами фонда своих задолженностей перед банком. Это миноритарный пакет без каких-то прав, поэтому монетизировать его было невозможно. И это не было нашей инвестицией.

— Вы этот пакет переоцените в меньшую сторону, ведь банк, который санирован, — значительная часть активов холдинга?

— Конечно, стоимость холдинга пострадала, и инвестиция будет переоценена. Окончательная стоимость этого пакета зависит во многом от переговоров ЦБ с акционерами «Открытия», от того, что они заведут на баланс.

— Но в банке «ФК Открытие» ВТБ тоже был акционером…

— Мы входили в качестве акционера в банк «Открытие», когда они консолидировали проблемные банки в кризис 2009 года — покупали питерский ВЕФК и т.д. Вопрос консолидации банковской системы тогда очень остро стоял, и они великолепно отыгрывали его. Мы на своем балансе не могли этого делать. Соответственно, мы вошли в капитал банка «ФК Открытие» и через несколько лет вышли, заработав. Сага об энергофонде шла параллельно с этим.

— История с санацией банка «ФК Открытие» для вас стала неожиданностью? Вас не пытались привлечь к его спасению?

— Очень много глупых слухов ходит про то, что это наш частный партнер, что им владели менеджеры ВТБ. Или, наоборот, противоположное, что мы специально хотели утопить банк «Открытие», чтобы поучаствовать в санации. Полная чушь. Это отдельная юридическая группа с отдельными акционерами. Так повелось, что мы очень много взаимодействовали, но относились к нему как к любому другому банковскому клиенту из финансового сектора.

— То, что с ним произошло, — прогнозируемый исход ситуации с точки зрения человека с рынка?

— Для кого-то прогнозируемый, для кого-то нет. Приобретение «Росгосстраха», наверное, вопрос достаточно тяжелый. И на наш взгляд, это тот груз, с которым коллеги фактически не смогли справиться. В отличие от предыдущих многочисленных приобретений, а «Открытие», наверное, было самым большим консолидатором в кризис, последние две покупки — банк «Траст» и «Росгосстрах» — у них, к сожалению, не получились. Я не знаю, что пошло не так, но «Траст» оказался достаточно проблемной историей. «Росгосстрах» по своему объему и размаху — это 40% рынка ретейла, чуть меньше 20 млн клиентов, — колоссальная ноша, которую мы на себя не готовы были взвалить.

— Вам предлагали?

— Да. Но мы отказались.

— Вы думаете, они просчитались или их подставили?

— Я думаю, что просчитались. У них до этого все шло относительно хорошо. Но, во-первых, ноша огромная, а во-вторых, были расчеты на новое законодательство, помощь регулятора, но ничего не сработало, к сожалению.

— Возвращаясь к основному бизнесу ВТБ, вы пересматриваете для себя отраслевые приоритеты? А то складывается ощущение, что кризис — что не кризис, а стройка и ретейл — наше все…

— У нас приоритеты меняются постоянно. Но не присутствовать в каких-то сегментах нам очень тяжело, будучи большим банком. Как мы реагируем? Когда идет цикл кризиса, мы ставим только на лучших игроков в проблемном секторе и пытаемся снизить свою активность в отношении остальных. Мы никогда из какого-то сектора полностью не выходим. Мы не можем этого сделать точно так же, наверное, как и другие крупные банки. При этом, сохраняя отношения с лучшими игроками в проблемном сегменте, мы надеемся, что от кризисной консолидации в секторе они, может, даже выиграют.

— Так как обстоит ситуация с ретейлом?

— С ретейлом работаем. Мы действительно немного сокращались в сегменте среднего и малого бизнеса под влиянием кризиса, но сейчас там опять наращиваем обороты, потому что видим, что ретейл потихоньку восстанавливается.

— Как вы оцениваете девелоперский сегмент — пузырь потенциально есть или нет?

— Посмотрите долю ВВП закладных — просто плакать хочется. Какой пузRead More

Известия: Экономике прогнозируют рекордный рост

Среднегодовые темпы роста экономики России в период 2017–2035 годов составят 3,7%. Об этом говорится в комплексном докладе Российской академии наук (РАН) с прогнозом до 2035 года. При этом пик роста ВВП придется на 2021–2025 годы и составит почти 5% ежегодно. К 2035 году изменится структура валового продукта. Если сейчас он формируется в основном за счет производственных и непроизводственных услуг, то в дальнейшем их доля будет снижаться. При этом в структуре ВВП значительно вырастет объем высокотехнологичных производств. Эксперты скептически отнеслись к прогнозу РАН. По их мнению, для достижения таких темпов роста необходимы структурные реформы и восстановление цен на нефть до $100 за баррель.

Минэкономразвития разработало прогноз социально-экономического развития России на 2018–2020 годы, на основе которого Минфин подготовил проект бюджета на три года. Так, по прогнозу ведомства, рост экономики в этом и следующем годах составит 2,1%, в 2019-м и 2020-м — 2,2% и 2,3% соответственно. Рост инвестиций через три года достигнет 5,7%, инфляция зафиксируется в размере 4% на весь прогнозный период.

Однако прогнозы Академии наук выглядят значительно оптимистичнее. Среднегодовые темпы роста экономики ближайшие три года составят 3,3%, тем самым превысив среднемировые, говорится в докладе РАН «Структурно-инвестиционная политика в целях обеспечения экономического роста России» с прогнозом до 2035 года. В период с 2017 по 2035 год ежегодные темпы увеличения ВВП в среднем составят 3,7%, отмечается в докладе.

Наибольший пик придется на 2021–2025 годы. В среднем рост ВВП составит 4,9% ежегодно. В этот период опережающими темпами будут увеличиваться и другие показатели: инвестиции, потребление домашних хозяйств, рост промышленности, строительства и услуг.

— В случае успешной реализации разрабатываемых в настоящее время мер экономической политики по стимулированию частных инвестиций, несырьевого экспорта и повышению производительности труда, а также программы «Цифровая экономика», такие темпы экономического роста представляются вполне достижимыми, — прокомментировал «Известиям» прогноз РАН источник в финансово-экономическом блоке правительства.

Опережающий рост после 2021 года произойдет благодаря восстановлению экономики после кризиса предыдущих годов, пояснил «Известиям» один из авторов доклада, заведующий лабораторий анализа и прогнозирования производственного потенциала и межотраслевых взаимодействий РАН Александр Широв.

— Восстановление экономического роста будет означать, что у государства и населения сформируются финансовые ресурсы, что позволит увеличить долю инвестиций в ВВП до 25%. А потом, когда к 2025 году инвестиции достигнут своего максимума, темпы роста замедлятся, — рассказал Александр Широв.

Через десять лет экономический рост вернется в область чуть более 3%, говорится в документе.

Изменится и структура формирования ВВП. Если до 2014 года российская экономика формировалась в основном за счет производственных и непроизводственных услуг, то к 2035 году их доля в ВВП уменьшится. При этом почти в четыре раза вырастет доля средне- и высокотехнологичных производств, вдвое увеличится вклад образования, здравоохранения и НИОКР.

«В целом структура экономики становится более сбалансированной и отвечающей задачам развивающейся страны, стремящейся в относительно короткое время сократить разрыв в уровне развития со странами-лидерами»,— подчеркивается в документе РАН.

Темпы роста экономики, прогнозируемые РАН, будут достижимы, только если цены на нефть восстановятся до $100 за баррель, считает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов.

— Мы ограничены ценами на нефть в $60 за баррель, у государства не будет возможности инвестировать. Чтобы активно наращивать рост, нужны инвестиции в 5 трлн рублей ежегодно. Сейчас таких денег нет, — отметил Станислав Мурашов.

С ним согласен замдиректора Центра развития НИУ ВШЭ Валерий Миронов. По его словам, для достижения темпов роста выше 3% нужны структурные реформы.

— Например, нужно реформировать банковскую систему с целью создания новых инвестбанков, которые будут привлекать инвестиции из-за рубежа. Но для этого нужна банковская система нового типа, которая будет работать на акционерном капитале, а не на депозитах населения. Для банков, которые живут на вкладах населения, нужно развивать фондовый рынок, чтобы они могли вкладывать в большее количество инструментов, — считает Валерий Миронов.

Он добавил, что также необходимо снизить административное давление на бизнес, внедрить цифровые технологии в здравоохранение и провести реформу контрактной системы госзакупок.

В прошлом году падение российской экономики составило 0,2%.

Инна ГРИГОРЬЕВА

Read More

Коммерсант: Лишнего не занимать

Банк России выбрал методику расчета показателя долговой нагрузки (ПДН) граждан. Предпочтение отдано методу PTI — отношение ежемесячных платежей заемщика по всем непогашенным кредитам и займам к среднемесячному доходу за шесть месяцев. При этом если с обязательствами граждан все относительно понятно — данные о них представят бюро кредитных историй (БКИ), то при расчете дохода банкирам придется в существенной мере довериться заемщикам. На первом этапе расчет ПДН будет вестись при выдаче ссуд для накопления статистики, в дальнейшем, возможно, в регулятивных целях.

ЦБ опубликовал концепцию расчета показателя долговой нагрузки граждан. Методом расчета был выбран PTI (pay to income) — платеж / доход. Показатель рассчитывается как отношение ежемесячных платежей заемщика по всем непогашенным кредитам и займам и по вновь выдаваемому кредиту (займу) к среднемесячному доходу за шесть месяцев. Альтернативный вариант, который рассматривал ЦБ,— DTI (debt to income), долг / доход. «Выбор в пользу показателя PTI был сделан на основе международного опыта, обсуждения внутри Банка России, а также консультаций с участниками рынка»,— сообщили в пресс-службе регулятора.

Рассчитывать ПДН придется по всем типам кредитов и займов. Исключение сделано лишь для микрозаймов до 7 тыс. руб. Как пояснили в ЦБ, на первом этапе планируется сделать обязательным расчет ПДН в момент предоставления кредита (займа). После сбора с финансовых организаций статистических данных о значениях ПДН будет приниматься решение об использовании данного показателя в регулировании.

Для расчета среднемесячного платежа заемщика кредитор должен будет обратиться в БКИ, а также самостоятельно рассчитать среднемесячный платеж по кредиту, который он планирует предоставить, по методике ЦБ. Среднемесячный доход заемщика финансовая организация сможет определить, используя информацию, полученную от заемщика (справка 2-НДФЛ или по форме банка и др.), а также сведения о величине среднедушевого дохода в регионе предоставления кредита (займа). По мере развития сервисов, позволяющих получать сведения из Пенсионного фонда России (ПФР) и Федеральной налоговой службы (ФНС), эти источники информации станут обязательными.

Введение показателя долговой нагрузки и контроля над ней со стороны ЦБ — исполнение поручения президента Владимира Путина, данного в конце прошлого года. С тем, что такая необходимость назрела, участники рынка согласны. «Мы считаем, что все банки обязаны контролировать кредитную нагрузку и осознанно подходить к оценке платежеспособности заемщиков,— говорит вице-президент банка "Ренессанс кредит" Григорий Шабашкевич.— Введение ПДН может ускорить процесс внедрения сервисов, позволяющих кредитным организациям иметь прямой доступ к информации о доходах заемщиков».

Однако концепция ЦБ недоработана, указывают эксперты. «Документ не указывает размер долговой нагрузки, которую ЦБ будет считать предельной»,— говорит исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков Эльман Мехтиев. Концепция ЦБ не позволяет использовать косвенные признаки платежеспособности клиента; велик риск того, что сервисы, позволяющие получать сведения из ПФР и ФНС, станут работоспособными очень нескоро, сетуют банкиры. Есть вопросы и у БКИ. «Крупные бюро обладают всеми необходимыми ресурсами для оперативного ответа на запросы банков,— говорит директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков.— Но данная концепция содержит лишь методы расчета долговой нагрузки, но не определяет, на каких именно условиях БКИ должны будут предоставлять данные о заемщиках. Для БКИ тарифы являются принципиальным вопросом».

Отдельную дискуссию вызывает степень ответственности самих граждан при расчете ПДН. По мнению господина Мехтиева, по предложенной ЦБ концепции заемщик никоим образом не несет ответственности за то, какую информацию о своих доходах он сообщает кредитору. «Мы вновь защищаем заемщика, в том числе и от него самого, а потом будем удивляться тому, что никак у нас не растет ответственность граждан за взятые на себя обязательства, а треть от их числа считает возможным не платить по долгам»,— заключает он. «В обмен на нужную финансовую услугу и удобство граждане соглашаются на прозрачность все большего объема данных о себе,— возражает руководитель проекта ОНФ "За права заемщиков" Виктор Климов.— Возлагать ответственность нужно именно на кредитора, ведь в итоге он решает, выдавать кредит или нет».

Светлана САМУСЕВА

Read More

Коммерсант: Блокировки дошли до Верховного суда

До сих пор в спорах о блокировках банками клиентских счетов, число которых постоянно растет, суды в большей степени проявляли заботу о гражданах. Переломить ситуацию может вмешательство в один из подобных споров Верховного суда (ВС), который счел доводы банка убедительными для вынесения разбирательства на рассмотрение коллегии по гражданским делам. Участники рынка надеются, что ее решение может снять существенную часть спорных вопросов в применении антиотмывочного закона в отношении физлиц.

Во вторник в коллегии по гражданским делам ВС будет рассмотрен спор между Бинбанком и его клиентом господином Сурковым, касающийся законности блокировки карты физлица в связи с нарушением антиотмывочного законодательства (115-ФЗ). Клиент настаивает на незаконной блокировке его карты, превышении сроков выдачи средств после закрытия счета, отсутствии доказательств обоснованности действий кредитной организации. Бинбанк считает свои действия обоснованными соблюдением антиотмывочного законодательства. Суды первых двух инстанции рассмотрели дело с точки зрения закона «О защите прав потребителя» и встали на сторону клиента. Однако банк не согласился с таким подходом и направил жалобу в ВС. Тот факт, что судья ВС решил по жалобе банка передать дело на рассмотрение коллегии, говорит о том, что суд счел доводы банка убедительными, то есть у банка появился реальный шанс выиграть спор, говорит управляющий партнер адвокатского бюро «Дмитрий Матвеев и партнеры» Дмитрий Матвеев.

Причиной спора стала блокировка средств Бинбанком на карте господина Суркова. 15 июля на его счет, а также счета еще 16 клиентов банка поступили средства от компании «Азимут-торг», обладающей признаками фирмы-однодневки. Основание для перевода средств: «возврат неиспользованных средств из соцсети "ВКонтакте"». Банк установил, что господин Сурков и ранее получал схожие поступления, в том числе и от «Азимут-торга», средства снимались сразу после зачисления. Банк увидел признаки обналичивания и в соответствии с 115-ФЗ заблокировал карту. Клиент подал заявление о закрытии счета и переводе его средств в другой банк. Однако деньги ему были переведены лишь спустя 32 дня. Господин Сурков подал иск в суд, требуя с банка уплаты неустойки в размере 71,3 тыс. руб., судебных расходов в размере 11 тыс. руб., морального вреда в размере 5 тыс. руб., а также взыскание с банка штрафа за нарушение прав потребителя.

Бинбанк настаивал, что все основания для приостановки операций у него были. Деньги на карту были зачислены, а операции приостановлены до предъявления документов, подтверждающих происхождение денежных средств. Однако в деле отсутствовали материалы, подтверждающие факт запроса дополнительных документов у клиента по поводу спорной трансакции. Кроме того, «банком не доказан факт незаконности операций, производимых истцом». В связи с нарушением банком срока выдачи наличных и закрытия счета суд счел требования неустойки и морального вреда на основании закона «О защите прав потребителей» обоснованными и вынес решение в пользу господина Суркова. Его поддержала и вторая инстанция. Однако банк направил жалобу в ВС.

Банковское сообщество с нетерпением ждет решения коллегии, так как в данном деле весьма характерная для обналичивания денежных средств операция со стороны клиента. По словам вице-президента АРБ Юрия Кормыша, банк был совершенно прав, отказывая в проведении операции по снятию наличных, так как сходство со схемой обналичивания средств налицо. По его мнению, скорее всего, банком у клиента действительно были запрошены документы, но он не смог подтвердить этот факт в суде. Впрочем, в данном случае есть и однозначные нарушения процедуры со стороны Бинбанка. «Возврат средств клиенту в связи с расторжением договора является безусловной обязанностью банка,— отмечает заместитель руководителя НП "Национальный совет финансового рынка" Александр Наумов.— С момента, когда клиент изъявил свое желание расторгнуть счет, банк не вправе применять к такому лицу меры по ПОДФТ и должен вернуть средства, тем более безналичным переводом на счет».

Коллегии предстоит решить, обязан ли банк доказывать незаконность операций или достаточно подозрений в незаконности, является ли нарушение процедуры безусловным основанием для привлечения банка к ответственности, указывает господин Матвеев. «Практика судебных споров по данному вопросу только формируется, И банки, и их клиенты лишь учатся собирать доказательства, поэтому такие решения важны»,— отмечает собеседник "Ъ" в Росфинмониторинге.

Вероника ГОРЯЧЕВА

Read More

Коммерсант: Микродолгу снизят максимум

Банк России приступил к разработке дифференцированной шкалы предельных обязательств по микрозаймам. Условия работы микрофинансовых организаций (МФО) могут ужесточиться: ЦБ считает нужным установить ограничения максимальной ставки на уровне 250% годовых вместо действующих 300%. По мнению участников рынка, в результате нерентабельными станут 15% МФО, выдающих короткие займы. Но они скорее предпочтут уйти в серую зону, чем покинуть рынок.

О том, что ЦБ приступил к разработке дифференцированного размера предельных обязательств по микрозаймам в зависимости от их суммы, рассказали "Ъ" участники рынка. Шкалу регулятор не раскрывает, подтверждая лишь, что такая работа ведется. При этом в ЦБ сообщили, что считают целесообразным установить верхний предел ограничения долга по микрозаймам 2,5-кратным размером суммы займа с возможностью в дальнейшем снижать эти коэффициенты. «Предложение о закреплении в законопроекте предельного размера обязательств заемщика перед кредитором в диапазоне от 100% до 250% подготовлено Минфином совместно с Банком России,— сообщили "Ъ" в Минфине.— Дальнейшая работа будет осуществляться в рамках данного подхода».

Сейчас действует ограничение максимального долга по займам МФО — не более 300% от первоначальной суммы. Нарушителям грозят предписания, штрафы 500–700 тыс. руб., рецидивистам — исключение из реестра. Данное ограничение введено с 1 января 2017 года, до этого с 29 марта 2016 года предельный размер долга был ограничен 400%. Однако весной депутаты во исполнение поручения президента по снижению закредитованности населения разработали поправки, снижающие действующий порог вдвое — до 150% (см. "Ъ" от 31 августа).

Для того чтобы не допустить столь радикальных изменений, участники рынка выступили с инициативой ввести дифференцированную шкалу ограничений размера долга в зависимости от суммы займа (см. "Ъ" от 21 августа). По самым маленьким займам — до 15 тыс. руб.— было предложено сохранить действующий порядок, от 15 тыс. до 30 тыс. руб. установить ограничение на уровне 250%, от 30 тыс. до 60 тыс. руб.— 200%, от 60 тыс. руб.— 150%.

В ЦБ сообщили, что при принятии решения о максимальной доходности займа исходили из анализа состояния рынка и потенциального влияния на него предлагаемых ограничений. «Предлагаемые ограничения, по нашей оценке, будут невыгодны компаниям, устанавливающим наиболее высокие проценты по займам, что негативно сказывается на потребителях, и использующим устаревшие бизнес-модели»,— пояснили в Банке России.

По мнению исполнительного директора СРО «МиР» Елены Стратьевой, 250% — это та граница, при которой большинство участников рынка в состоянии выжить. «Мы провели стресс-тестирование МФО, которое показало, что снижение коэффициента ниже 2,5-кратного размера тела долга в сегменте краткосрочных микрозаймов приведет к снижению прибыльности более чем на 20%,— говорит она.— Это не позволит МФО погашать обязательства перед своими кредиторами и инвесторами». По словам гендиректора группы компаний Eqvanta (в состав входят МФК «Быстроденьги», «Турбозайм») Юрия Провкина, планка на уровне 250% окажет существенное влияние на рентабельность компаний, работающих в сегменте займов до зарплаты. «По нашим оценкам, это сократит рентабельность не менее чем на четверть,— говорит он.— Для 10–15% игроков это сделает бизнес убыточным, и они будут вынуждены покинуть рынок». «Только пять-семь крупнейших по капиталу компаний этого сегмента обойдутся без докапитализации»,— считает финансовый директор «Е займа» Мамука Ризаев.

При этом компании, которые не справятся с предложенными ЦБ новыми ограничениями, вряд ли покинут рынок. «Скорее всего, они уйдут в серую зону,— предполагает главный исполнительный директор МФК "Домашние деньги" Андрей Бахвалов.— В результате потребителям придется иметь дело с компаниями, которые не будут подконтрольны ни одному регулятору, а для ЦБ это обернется потерей контроля над большим куском рынка».

Светлана САМУСЕВА

Read More

РБК: Вадим Беляев возглавил алмазный бизнес «Открытия»

Основной владелец попавшего под санацию банка «ФК Открытие» Вадим Беляев стал гендиректором компании «Открытие промышленные инвестиции». Ее крупнейший актив — алмазодобывающее предприятие с запасами на $11 млрд.

Совладелец «Открытие Холдинга» и основной акционер санируемого банка «ФК Открытие» Вадим Беляев 12 октября стал гендиректором компании «Открытие промышленные инвестиции» (ОПИ), следует из из данных ЕГРЮЛ. До него пост гендиректора занимал Михаил Назарычев.

«Открытие промышленные инвестиции» входит в структуру «Открытие Холдинга». Компания занимается инвестициями в промышленные объекты. Один из крупных активов — алмазодобывающая компания «Архангельскгеолдобыча». Холдинг указывал эту компанию у себя на сайте, как единственный крупный нефинансовый бизнес.

Компания разрабатывает месторождение имени В.Гриба, общие запасы алмазов которого составляют 98,5 млн карат и оцениваются в $11 млрд.

Основным активом «Открытие Холдинга» являлся одноименный банк. В августе 2017 года в «ФК Открытие» была запущена процедура санации, в результате которой после докапитализации банка подконтрольным ЦБ Фондом консолидации банковского сектора, этот фонд станет ключевым акционером банка.

Компания «Открытие промышленные инвестиции» не вошла в периметр санации ЦБ.Представитель банка не стал комментировать новое назначение Беляева. В августе Беляев вернулся к оперативному управлению холдингом, заняв пост председателя правления.

ОПИ купила «Архангельскгеолдобычу» у ЛУКОЙЛа (совладелец нефтяной компании Леонид Федун является и акционером «Открытия») в мае текущего года за $1,45 млрд. 100% акций «Архангельскгеолдобыча» также находятся в залоге у ВТБ, согласно данным Федресурса.

Кроме «Архангельскгеолдобычи» ОПИ, согласно базе данных «СПАРК-Интерфакс», владеет «Волосово Пеллетс» (Ленинградская область), которая занимается обработкой древесины, «Корпорацией Сахар» (Липецкая область), занимающейся производством сахара и др.

Василий МАРИНИН

Read More

РБК: Экономисты связали эффективность бюджетной политики с девальвацией рубля

Бюджетная политика неэффективна: государство копит сверхдоходы от нефти, но занимают деньги из-за дефицита, отметили в аналитическом центре ЦМАКП. Это неизбежные издержки для страховки на будущее, возражают другие эксперты.

В бюджетной политике России на предстоящие три года есть «значительный элемент неэффективности», пишет Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) в своем заключении (.pdf) на проект федерального бюджета. Государство возвращается к накоплению резервов, не успев ликвидировать дефицит, — получается, что бюджет финансирует его с помощью заимствований, без которых можно было обойтись, и теряет деньги на обслуживании долга, полагают эксперты.

От проблемы не уйти

Эксперты ЦМАКП замечают, что объем чистых заимствований, заложенных в проекте бюджета на 2018 год (788 млрд руб.), практически совпадает с ожидаемой суммой пополнения Фонда национального благосостояния (717 млрд руб.). Фактически Россия занимает на рынке и переводит эти средства на валютные счета в ЦБ, интерпретируют авторы заключения. Поскольку госбумаги сейчас размещаются под 7–8% годовых (доходность десятилетних ОФЗ составляет 7,5%), а средства ФНБ хранятся на валютных счетах в Банке России и приносят бюджету скромную доходность (менее 1,5% в 2016 году, по данным Счетной палаты. — РБК), экономисты делают вывод о «значительном элементе неэффективности», по сути — о прямых потерях бюджета на процентных расходах.

«Таким образом, хотя декларируется, что в нефтегазовые фонды направляются избыточные нефтегазовые доходы, по сути, деньги привлекаются на рынке под 7–8% годовых и направляются на валютные счета в ЦБ», — приходят к выводу в ЦМАКП.

Иными словами, «преждевременный возврат к накоплению фондов происходит со значительным дисконтом, связанным с потерями из-за процентных расходов». РБК направил запрос в Минфин.

Из логики авторов следует, что эффективнее было бы не привлекать 700–800 млрд руб. на долговом рынке, а увеличить на ту же сумму расходование ФНБ на финансирование бюджетных расходов. Но эксперты ЦМАКП не приводят расчетов, которые позволили бы сопоставить доходность двух альтернатив.

От проблемы неоптимального использования разных источников покрытия бюджетного дефицита не уйти, говорит макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. Издержки страховки от экономических шоков проще «размазать», чем понести их в какой-то конкретный момент, рассуждает он. Сейчас тратить деньги от сверхдоходов менее эффективно, потому что могут возникнуть другие шоки, а если не наполнить ФНБ (который и обеспечивает устойчивость при этих шоках) сейчас, то сделать это не получится и в дальнейшем, рассуждает он.

В 2018 году ФНБ, который останется единственным суверенным фондом, будет расходоваться (1,1 трлн руб.), закрывая часть бюджетного дефицита, но при этом в фонд перечислят 716,6 млрд руб. новых нефтегазовых сверхдоходов, следует из проекта бюджета.

Имеет смысл только при девальвации

«Накопление резервов — одна из первоочередных задач текущей бюджетной трехлетки. На текущий момент у нас достаточно мало резервных ресурсов, и мы вынуждены жить в состоянии «если что, ресурсов хватит максимум на один год», — отмечает руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы Александра Суслина. Накопить деньги, по ее мнению, важнее, чем экономить на процентных расходах, считает она: их размер увеличивается из-за новых займов несущественно, это оправданно при создании «подушки безопасности».

Текущий подход может быть эффективен лишь в одном случае, полагают эксперты ЦМАКП: при высоком риске девальвации, которая значительно увеличит объем накопленных резервов в рублевом выражении. В прогнозе социально-экономического развития, который лежит в основе бюджета, ослабление рубля действительно предусматривается: если по итогам 2017 года доллар будет стоить в среднем 59,4 руб., то в 2020-м — 68 руб., а выигрыш ФНБ на курсовой разнице в 2018 году прогнозируется Минфином в 253 млрд руб.

Но это скорее не прогноз, а расчет под бюджетные задачи, подчеркивает Мурашов. В любом случае займы государства важны не только для покрытия дефицита — это инструмент для инвесторов, которые ищут, во что вложить свои средства, отмечает Суслина, а государственные облигации — один из самых востребованных инструментов.

Бюджет не только неэффективен с точки зрения политики накопления резервов, но и лишен стимулов для экономического роста, считают в ЦМАКП. Конструкция бюджетных правил в совокупности с высоким приоритетом социальных и оборонных расходов ограничивает возможности бюджетного и налогового стимулирования, указывают экономисты. Политика правительства закрывает возможности и для наращивания долгового финансирования расходов, отмечает ЦМАКП, хотя уровень госдолга это позволяет. Эксперты приводят данные ЦБ, согласно которым уровень госдолга не несет рисков кризиса и считается безопасным, если не превысит 25–27% к 2020 году. В федеральном бюджете размер госдолга через три года прогнозируется на уровне 16% ВВП.

Политический риск

Бюджетное правило при анализе проекта бюджета оценивают и эксперты РАНХиГС и Института Гайдара. В своем мониторинге они пишут, что оно «не обладает необходимой устойчивостью»: при накоплении средств в ФНБ хотя бы на уровне 10–15% ВВП (сейчас около 4,6% ВВП. — РБК) «начнется сильное политическое давление в сторону пересмотра базовой цены [нефти, выше которой доходы отчисляются в резервы]». Политика жесткой экономии может позитивно повлиять на бюджетную устойчивость, но есть вероятность, что параметры бюджета скорректируют «для решения задач, которые будут поставлены руководством страны в рамках нового политического цикла», как, например, было с майскими указами в 2012 году. Таким образом, реальный уровень расходов уже с 2018 года может оказаться значительно выше запланированного, подчеркивают экономисты РАНХиГС.

Антон ФЕЙНБЕРГ. При участии: Иван ТКАЧЁВ


Read More

РБК: Сбербанк предсказал рост потерь России от кибератак до 1,5 трлн рублей

Сбербанк прогнозирует значительный рост российских потерь от кибермошенничества. Через два года ущерб от кибератак увеличится в четыре раза и достигнет 1,5 трлн руб., предсказывают в кредитной организации.

Рост потерь российских юридических лиц и граждан от киберпреступлений в ближайшие два года вырастет в четыре раза и составит свыше 1,5 трлн руб. Такими прогнозами поделился зампред правления Сбербанка России Станислав Кузнецов на Международном фестивале молодежи и студентов в Сочи на сессии «Кибербезопасность — как защититься в мире киберугроз».

«Через два года потери от киберугроз увеличатся в четыре раза и превысят 1,5 трлн руб.», — говорится в демонстрационном ролике, показанном в рамках выступления. В нем также сказано, что ежемесячно число киберпреступлений увеличивается на 3–4%. Только в прошлом году в мире насчитывалось 40 млн мошенников, которые совершили почти 600 млн киберпреступлений.

Сбербанк подчеркивает, что Россия, в которой наблюдается бум цифровизации, сегодня в числе главных целей кибермошенников. «В руках у граждан почти 250 млн банковских карт, около 70% компаний малого и среднего бизнеса используют интернет-банки. Это гигантское поле для незаконного обогащения хакеров», — отмечается в презентации.

При этом чаще всего кибермошенники обманывают своих жертв через соцсети и по телефону, используя методы так называемой социальной инженерии — выманивая сведений для снятия наличных с банковских карт путем злоупотребления доверием их владельцев. Этот способ кибермошенничества в России хакеры используют в 45% случаев, говорится в презентации.

В прошлом году премьер-министр России Дмитрий Медведев говорил, что по некоторым оценкам, мировые потери от киберпреступности оцениваются в $0,5 трлн. «Посчитать очень сложно, потому что далеко не все потери фиксируются и не о всех потерях заявляется», — говорил он.

Мария БОНДАРЕНКО

Read More