Forbes Russia: Бензин, слабый рубль и НДС: как Банк России будет тормозить инфляцию

| 26.07.2018

Банк России примет решение по ключевой ставке в эту пятницу, 27 июля. Практически нет сомнений в том, что ключевая ставка останется неизменной — на уровне 7,25%. В пресс-релизе ЦБ и в ходе пресс-конференции главы Банка России Эльвиры Набиуллиной по итогам июньского заседания было четко обозначено, что снижение ключевой ставки до нейтрального диапазона в 6–7% переносится с 2018 года на 2019 год.

Еще в начале апреля курс на снижение ставки ЦБ был базовым сценарием, а диапазон 6–7% для нейтральной ставки казался даже чрезмерно высоким. Однако за последние несколько месяцев ситуация резко изменилась, и сценарий повышения ставки в 2019 году перестал казаться чем-то невероятным.

33 несчастья

До апреля 2018 года динамика инфляции не давала поводов для беспокойства. Замедление роста цен происходило с опережением графика — в феврале динамика инфляции замедлилась до 2,2% в годовом исчислении при целевом значении в 4%. Инфляционные ожидания, столь важные для Банка России, также устойчиво снижались и в апреле достигли исторического минимума в 7,8%. В сегменте продовольственных товаров стало заметно действие структурных факторов (благодаря улучшению условий хранения), и цены на плодоовощную продукцию перестали расти.

Однако затем ситуация заметно ухудшилась: новый раунд американских санкций привел к ослаблению курса рубля, которое с определенным лагом отразится на ценах. Наши оценки показывают, что ослабление рубля добавило 0,2 процентных пункта (п. п.) к инфляции начиная с апреля и может добавить еще 0,2 п. п. к концу октября (к этому моменту влияние девальвации рубля будет практически исчерпано). При этом сохраняются предпосылки дальнейшего давления на рубль, как и на прочие валюты развивающихся стран, из-за продолжения цикла повышения ставок в США.

В мае резко выросли цены на бензин. Рост цен на бензин уже добавил 0,5 п. п. к общей инфляции в июне в годовом исчислении. Благодаря снижению акцизов с середины июня рост цен на бензин прекратился, но стоимость большинства товаров продолжает реагировать на удорожание топлива. С учетом того, что расходы на бензин, по нашим оценкам, составляют почти треть общих транспортных расходов, вторичные эффекты роста цен на бензин на инфляцию могут составить еще 0,2 п. п. в этом году.

Наконец, анонсированные в июне реформы, в частности повышение НДС в 2019 году, пополнили список инфляционных рисков на следующий год. Эта мера затрагивает около 70% потребительской корзины. Фактическое влияние на цены зависит от пропорции, которую компании решат переложить на потребителей. Исследования показывают, что от 75% до 100% повышения НДС переносится на конечного потребителя. Мы ожидаем, что фактический рост цен из-за повышения НДС может составить 1,1–1,4 п. п., что в совокупности с перечисленными выше факторами вполне может разогнать инфляцию до 5,5% в начале 2019 года.

Сдерживая рост цен

Таким образом, ЦБ столкнулся с довольно непростой ситуацией, когда инфляционные риски возросли по таким не зависящим от него причинам, как напряженная геополитическая обстановка и налоговая реформа. Необходимость реагирования на столь разнообразные шоки при сохранении рисков ужесточения санкций — довольно сложная задача. При этом в теории Центробанк, как правило, борется с инфляцией, которая является следствием экономических циклов и которую можно остановить основным инструментом регулятора — повышением процентной ставки.

В текущих условиях действия Банка России в ближайшие кварталы будут максимально осторожными и нацеленными на поддержание доверия к своей политике. Ключевая ставка, вероятно, сохранится на неизменном уровне (7,25%), по крайней мере в ближайшие полгода. ЦБ будет использовать и другие меры сдерживания нарастающего инфляционного давления. К ним, например, относится повышение с 1 сентября 2018 года коэффициентов риска по необеспеченным потребительским кредитам, призванное замедлить рост розничного кредитования, поддерживающего спрос и ускоряющего инфляцию.

Было бы логично, если бы Банк России улучшил коммуникацию с рынком касательно инфляционных эффектов предстоящего повышения НДС. У значительной части населения отсутствует четкое понимание того, что эффект от повышения НДС будет носить разовый характер. Об этом свидетельствуют данные июньского отчета по инфляционным ожиданиям, где доля респондентов, ожидающих, что через три года цены продолжат расти темпом заметно выше 4%, повысилась с 39% в мае до 46% в июне. Сейчас особенно важно разъяснить природу факторов, вызывающих ускорение инфляции, и причины ее последующего возвращения к 4%, чтобы не потерять весь кредит доверия, завоеванный Банком России за последние годы.

Несмотря на указанные вызовы, нельзя не отметить явные достижения политики ЦБ. Влияние апрельского ослабления рубля на цены (эффект переноса валютного курса на инфляцию) пока заметно меньше, чем в прошлые эпизоды девальвации российской валюты. Одна из причин заключается в умеренном масштабе ослабления курса (-5,1% в терминах номинального эффективного курса). Как показывают международные исследования, цены растут гораздо заметнее в случае ослабления валюты на 10% и более. Вторая причина — весьма успешный переход ЦБ к инфляционному таргетированию.

Татьяна ЕВДОКИМОВА, Forbes Contributor