Коммерсант: Дело «Хохтиф» пропало из суда

| 11.12.2017

Как стало известно «Ъ», том с материалами третейского дела, на основании которых петербургский бизнесмен Евгений Войтенков взыскал более €5 млн с российской дочерней структуры немецкого строительного концерна Hochtief, исчез из суда. В Hochtief утверждают, что пропавшие документы были сфальсифицированы в интересах господина Войтенкова, а их утрата воспрепятствует возбуждению в отношении него уголовного дела.

Пропажу тома №7 с материалами дела о выдаче исполнительного листа на решение Межотраслевого третейского суда Москвы по иску ООО «Олимп ФС» Евгения Войтенкова к «Хохтиф Девелопмент Руссланд» (ХДР, дочерняя компания немецкого строительного концерна Hochtief) «Ъ» подтвердила председатель Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области Александра Володкина. По итогам служебного расследования «материалы тома №7 признаны утраченными, вопрос об их восстановлении будет решаться в судебном заседании 13 декабря». Утрату обнаружил в октябре представитель ХДР, когда знакомился с материалами дела. В заявлении главы ХДР Константина Ростиславлева в суд и председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву сказано, что том пропал «после ознакомления с тем же делом представителя «Олимпа ФС» Н. А. Белоногова». Господин Войтенков заявил «Ъ», что не знает этого человека, а обстоятельства пропажи тома ему неизвестны.

Исчезнувшие материалы были ключевыми доказательствами их фальсификации, заявили в ХДР. Третейский суд в 2014 году вынес решение о взыскании с ХДР около €5 млн по займу, который компания якобы взяла в 2010 году у «Олимпа ФС». ХДР отрицает факт подписания договора займа и получения денег, а также заключения третейской оговорки. В заявлении главы ХДР говорится, что экспертиза подтвердила отсутствие подписи Екатерины Радаевой (бывший гендиректор ХДР) на копиях договора займа и доверенности. Но суд выдал «Олимпу ФС» исполнительный лист. В ХДР считают, что суд был введен в заблуждение, а пропажа тома неслучайна и может позволить «Олимпу ФС» избежать потенциальных уголовных последствий. В том же томе были документы, на основании которых проводилась судебно-техническая экспертиза в рамках проверки заявления ХДР о фальсификации.

Возбудить уголовное дело полиция отказывалась более восьми раз. Руководство следственного отдела МВД Хамовников и межрайонная прокуратура отменяли отказы как необоснованные (последний раз в феврале 2017 года), предписывая «выяснить местонахождение оригинала договора займа и провести криминалистическое исследование подписей». Но оригинал договора, как заявляли представители «Олимпа» в арбитраже, «был похищен». Как пояснил «Ъ» господин Войтенков, это случилось в результате «ограбления занимавшихся этим делом юристов». В итоге экспертиза проводилась по нотариальным копиям, но теперь исчезли и они. Также пропали оригиналы всех третейских решений и образцы подписи Екатерины Радаевой.

Евгений Войтенков утверждает, что подлинность материалов третейского дела подтверждена всеми инстанциями арбитражных судов. ХДР в жалобе главе коллегии Верховного суда указывала, что суды не проверили доводы о фальсификации документов с подписями и об отсутствии третейской оговорки. Сам Межотраслевой третейский суд уже прекратил свою деятельность, создавшее его ООО «Консалтинговая группа «Тензор» ликвидировано в феврале 2016 года.

По словам Екатерины Радаевой, после конфликта с Евгением Войтенковым ХДР не реализует проектов и не имеет имущественных активов. Сама компания уже заявила о планах банкротства. В июне Екатерине Радаевой и двум другим сотрудникам ХДР был вынесен приговор (оспаривается в апелляции) о лишении их свободы на два и полтора года соответственно за фальсификацию документов по другому делу, где представителем потерпевшего юрлица признан господин Войтенков. Уголовное преследование бывших партнеров он инициировал после того, как в 2013 году Стокгольмский арбитраж обязал его компанию «Пулковская» уплатить ХДР около €4 млн в рамках договора о реализации проекта многофункционального комплекса с автоцентрами Mercedes-Benz и Porsche. Евгений Войтенков обвинил партнеров в подлоге документов. Если приговор сотрудникам ХДР вступит в силу, бизнесмен получит основания не исполнять стокгольмское решение. Руководство «Опоры России», Российско-германской внешнеторговой палаты и Восточного комитета германской экономики обращалось к первому вице-премьеру Игорю Шувалову с просьбой взять дело на контроль (см. «Ъ» от 26 сентября).

Госпожа Володкина сообщила, что суд планирует провести служебную проверку с целью установить совершение специалистами общего отдела суда «дисциплинарного проступка». Но о мерах по выявлению иных причастных к исчезновению документов лиц в ответе на запрос «Ъ» не говорится.

Партнер юрфирмы ЮСТ Александр Боломатов говорит, что связанные с пропажей материалов события вызывают сомнения в том, что заем и третейское соглашение действительно были. По его мнению, у ХДР есть шансы добиться направления дела на новое рассмотрение, в том числе потому, что нельзя достоверно установить факт подписания третейской оговорки. Сейчас старая третейская система «пребывает в агонии», отмечает юрист, в Верховном суде скоро окажется целый ряд дел, связанных с такими упраздненными или не получившими разрешения третейскими судами, и задача госсудов — «показать, что на всякую туфту исполнительные листы не выдаются».

Анна ПУШКАРСКАЯ, Санкт-Петербург; Елена ЧЕРНЕНКО, Анна ЗАНИНА